«Происходящее в ДНР можно сравнить с индустриализацией 30-х годов»

19.06.2017 07:54
Алексей Грановский. Фото: Кристина Мельникова/EADaily.
1 марта 2017 года в ДНР было введено внешнее управление на тех предприятиях, которые отказались входить в республиканское правовое пространство, то есть перерегистрироваться на территории ДНР и платить налоги в местную казну. Всего под внешнее управление перешли 43 предприятия, контроль над которыми установили различные республиканские ведомства в зависимости от специфики того или иного предприятия. Часть из них оказалась в ведении министерства промышленности и торговли. Корреспондент EADaily поговорил с главой Минпромторга Алексеем Грановским о промежуточных итогах процесса перехода предприятий в их подчинение, а также в целом о текущей ситуации в торгово-промышленном комплексе народной республики.

Как продвигается процесс национализации? Все ли предприятия интегрировались в экономику ДНР в новом статусе за эти месяцы?

В первую очередь надо всегда акцентировать внимание на том, что понятие национализация в нашем случае — неправильное. Никто собственность не забирает — у нас право собственности незыблемо. Мы говорим о введении временного государственного управления. Украинские собственники, на чьих предприятиях было введено внешнее управление, отказались перерегистрироваться на территории Республики. Вы знаете, что этому предшествовало принятие законов и указов, в которых были четко обозначены сроки — до 1 марта предприятия должны были перерегистрироваться у нас. Вызвано это было начавшейся экономической блокадой со стороны Украины. Предприятия остановились, а на них работало большое количество людей. Руководство ДНР просто не могло остаться в стороне. Это была вынужденная мера.

Что сейчас происходит на предприятиях, где было введено внешнее управление 1 марта? Что достигнуто, какие трудности существуют?

Я буду отвечать только за министерство промышленности и торговли. В наше ведение попали четыре предприятия. Это «Донецккокс», Докучаевский флюсо-доломитный комбинат, «Стирол» и Донецкий электротехнический завод. Что на самом деле произошло? Были созданы фактически одноименные названия государственных предприятий. То есть, если раньше существовало ПАО «Концерн Стирол», то на его базе было создано государственное предприятие «Стирол», и это государственное предприятие стало органом управления ПАО «Концерн Стирол». Всех людей, которых собственник уволил, мы приняли в штат ГП, взяли в пользование весь этот большой актив. Соответственно, ГП «Стирол» управляет заводом, не меняя права собственности. Я говорю сейчас о разнице между национализацией и временным госуправлением.

Теперь о том, что достигнуто. Поговорим о «Докучаевском флюсо-доломитном комбинате». Он находится на переднем крае обороны республики. Там три карьера, два карьера затоплены и находятся четко на линии разграничения. С одной стороны карьера стоят украинские войска, с другой стороны карьера стоят наши войска. Там происходит постоянное подтопление горизонта, и наше предприятие ведет постоянную откачку воды из этих двух карьеров. Если этого не делать, Докучаевск аккуратно смоет водой. На восточном карьере мы ведем добычу. До того, как было введено внешнее управление, предприятие стояло. Сейчас оно работает — мы взяли в штат более 800 человек. До введения внешнего управления там было 1110 человек, а до того, как предприятие остановилось, там было около 2, 5 тысяч человек.

Cейчас мы восстановили работу, начали продавать доломитизированный известняк на Енакиевский металлургический завод, заключили договоры с Донецким металлургическим заводом, еще мы обсуждаемы рамочные соглашения и вопросы логистики продажи в РФ. То есть предприятие потихонечку набирает обороты, независимо от того, что каждый день Докучаевск обстреливается, и каждый день нам приходится ремонтировать мощности.

Три дня назад (речь идет о времени, когда бралось интервью — прим. EADaily), когда был обстрел, у нас чудесным образом испарилось 800 метров контактной сети. Кто это сделал, мы не знаем, но получилось так, что мы не могли поставить свои вагоны с сырьем на железнодорожный пункт Еленовка. Однако буквально за два дня мы восстановили нашу контактную сеть, и электровозы начали вывозить эшелоны с готовой продукций.

Что касается концерна «Стирол». До введения внешнего управления там находилось 3180 человек. Им заработную плату не выплачивали с января. С момента начала боевых действий концерн не работал. Это большое химическое предприятие, и попадание, не дай бог, на территорию завода снарядов, выход аммиака в открытое пространство грозили большой техногенной катастрофой. Поэтому концерн был временно остановлен, а собственник до этого времени выплачивал 2/3 заработной платы. Люди, грубо говоря, просто охраняли его собственность, как таковая работа не велась. Сейчас мы взяли на работу около 400 человек. Мы начали набирать на производственные цеха, которые занимаются производством вторичного сырья — стиролы, полистиролы, производство пенопласта, пластиковой посуды. Это громадный спектр, и мы рассчитываем до конца лета около тысячи человек принять на работу. Запуск основного производства мы на данный момент не планируем, потому что из военных сводок Вы знаете, что в Горловку ежедневно прилетает. Если мы запустим основное производство, то у Украины появится большой соблазн обстреливать «Стирол», чтобы убить максимальное количество людей. Мы на себя такой ответственности взять не можем.

Донецкий электротехнический завод — предприятие узкоспециализированное. Всю продукцию, которую делает этот завод, он делал для шахты «Покровская» в Красноармейском районе. Шахтная затяжка, электродвигатели, подпорная арматура — все изготавливалось на этом заводе и было заточено под эту шахту. Она сейчас находится на территории Украины. И, хотя предприятие это очень хорошее, ликвидное, с ним есть много трудностей. Там работало около 400 сотрудников, мы их всех взяли на работу, выплачиваем им зарплату. Но довольно тяжело перепрофилировать данный продукт на территорию России — нужно получить и сертификаты качества российского образца на каждый вид продукции, полностью перенастроить сбыт, заточить производство под российские стандарты.

Последнее предприятие, которое нам осталось, это «Донецккокс» — одно из старейших коксохимических производств на территории республики. Так получилось, что в 2015 году «Метинвест» (горно-металлургическая компания — прим. EADaily) издал приказ о ликвидации этого предприятия, потому что из-за проблем с поставками сырья батареи встали на холодную консервацию. Их восстановить было невозможно. Когда мы зашли на завод после введения внешнего управления, то увидели полностью вырезанные основные мощности. Коксующиеся батареи были полностью ликвидированы, вырезаны (был вырезан металл) и разобраны. Предприятие невозможно восстановить к работе. Опять же, мы, как государство, берем на себя ответственность за тех людей, которые там трудятся. Там работало 78 человек, сейчас работает, если не ошибаюсь, 72. То есть мы фактически оставили тот же самый штат. Во-первых предприятие большое, в свое время оно было градообразующим, и на нем висело большое количество социалки — это и парк, и стадион, и общежитие, которые встроены в инфраструктуру города и которые надо поддерживать. Люди, которые там сейчас работают, этим занимаются.
Расскажите о флагманских предприятиях, на которых базируется экономика республики.

Это прежде всего Ясиноватский машиностроительный завод. Сейчас они заложили 100-тонный комбайн, который поедет на территорию РФ. Могу выделить предприятие «Донфрост», бывший завод «Норд». В прошлом году у них было 40 000 холодильников, а в этом они планируют выпустить 180 000 холодильников в год. Потихонечку мы развиваемся. Есть громадная проблема — это непризнанность республики. Cуществует большое количество стран дальнего зарубежья, которые знают и хотят покупать нашу продукцию, но им мешает наш непризнанный статус.

Сотрудничество с какими странами дальнего зарубежья Вы имеете ввиду?

Лучше пока что не говорить. Могу сказать только, что для Юзовского металлургического завода необходимо итальянское оборудование. И мы нашли возможность, каким образом его закупить и доставить на завод.

Что происходит с разрушенным войной производством? Идет процесс восстановления там, где сейчас нет обстрелов?

На самом деле разрушено много. Большей частью эти производства сейчас консервируются до лучших времен. У нас есть работающие предприятия — государственные, частные — и мы сейчас концентрируем внимание именно на них.

Что открывается новое?

«Арксэл» возобновил производство. Это предприятие по производству электродов. Ряд предприятий меняют перечень выпускаемой продукции, то есть делают перепрофилирование.

Что в основном сегодня производится под маркировкой «сделано в ДНР»? Какие группы товаров?

На той продукции, которая выпускается на территории ДНР, Вы можете увидеть этот логотип. Он выставляются не на самом товаре, а на прилавках, для того, чтобы обратить внимание жителей республик, какие товары производятся у нас. После этого нововведения нам отзванивались люди и говорили, что были удивлены количеством продукции, выпускаемой на территории ДНР.

Что касается продукции, идущей на экспорт, то здесь мы пошли по другому пути. У нас существует система добровольной сертификации «Стандарт Донбасс». Уже около 15-ти предприятий эту добровольную сертификацию прошли. Мы планируем до конца месяца добиться того, чтобы пищевики ставили этот логотип на упаковки своих товаров — это будет маркер уже не только для жителей нашего государства, что это произведено на территории республики. Мы изначально ушли от политических моментов при разработке логотипа, не стали использовать флаг для того, чтобы не подводить наших партнеров, которые будут эту продукцию покупать.

Что сегодня происходит в республике с госстандартами?

На переходный период есть указ применять украинские стандарты, если нет российских. То есть за основу мы взяли российские. Мы по этому указу работаем года полтора, если я не ошибаюсь. В Народном Совете лежит закон о соответствии и сертификации. У нас постоянно идут споры с рядом заинтересованных министерств — каждый пытается закон переделать под себя. Но я надеюсь, что скоро этот закон будет на выходе, и республика начнет жить по законам и стандартам.

Еще хочу обратить внимание на один важный момент — мы презентовали недавно программу развития потребительского рынка на территории ДНР и концепцию развития оптовой торговли. Оптовая торговля — это регулятор рынка. Совместно с центром оптовой торговли «Мост» развиваем систему логистических площадок. Сейчас можно говорить об отсутствии оптовой торговли. Есть только какие- то отдельные базы. И вот сейчас мы будет ее развивать. Основная цель — доставка в разные части республики при взаимодействию с предпринимателями, бизнесом товаров, которые они будут заказывать по сниженным ценам.

Скажите, какие сейчас средние зарплаты на предприятиях ДНР?

От 8-ми до 16-ти тысяч рублей.

Легко ли переориентировать производство на другие рынки?

Это очень тяжело. Рынок всегда вносит свои коррективы. Большое количество товаров поставлялось в Россию и в страны Таможенного союза, еще при Украине. У нас были свои собственные рынки, нашу продукцию знали и знают до сих пор. Но за время войны ряд наших предприятий закрылись, ряд уменьшили перечень выпускаемой продукции. Вопрос непризнанности также играет свою роль. Ряд наших партнеров отказались в силу репутационных рисков от сотрудничества, а рынок в это время не стоял на месте, и те ниши, которые занимали наши предприятия, сейчас заняты другими поставщиками. Можно говорить о том, что наши предприятия своих потребителей и cвои рынки сбыта потеряли. И теперь никаким админресурсом, никакими уговорами это исправить невозможно. Мы должны рынок завоевывать вновь — своим качеством, ценой, и мы эти занимаемся.

Руководство республики заявляло о намерении возродить торговые цепочки, существовавшие во времена СССР. Насколько сегодня выполняется эта задача?

Так и есть. У нас есть Крым, есть интеграционные комитет «Россия-Донбасс». Мы проговариваем вопросы сотрудничества. У нас с Крымом очень похожая судьба, и мы готовы оказать ему всяческое содействие в той громадной стройке, которая проходит там сейчас. Мы заинтересованы в продукции, которую поставляет Крым, и мы эту связку восстанавливаем.

Насколько важно вернуть территории бывшей Донецкой области с экономической точки зрения?

Тут есть и политические и экономические моменты. С политической точки зрения правильно и важно, когда все наши земляки вернутся в ДНР. И я думаю, что это случится. С экономической точки зрения это тоже важно, потому что все предприятия, которые находятся в Донецкой области, были связаны межкооперационными связями между собой. Готовый продукт, допустим, комбайн, состоял из нескольких фрагментов — кто-то выпускал электронику, кто-то ходовую часть, кто-то собирал и продавал все это. Это большой конгломерат предприятий, и сейчас эти связи нарушены.

Вы мониторите ситуацию, которая происходит с предприятиями на территории Украины?

Нам это интересно, мониторим. Там все не очень хорошо, но это уже отдельная тема для разговора.

Можно ли говорить о какой-либо минимальной самодостаточности республиканской экономики?

Мы идем к этому — сейчас введено внешнее управление на крупных металлургических и машиностроительных предприятиях. Все эти деньги пойдут в бюджет республики. И с каждым днем мы становимся все более самодостаточными. Правильно сравнить то, что у нас сейчас происходит, с индустриализацией 30-х годов, когда весь мир вокруг был против, но, несмотря ни на что, правительство и народ смогли саккумулировать силы и построить мощнейшее государство, с которым начали считаться. Мы сейчас находимся в той же самой позиции.

Беседовала Кристина Мельникова

Комментарии

ru Ник, 19.06.2017 14:51

И только особо упоротые укры считают, что республики скоро умрут от голода и холода. А у нас все есть. В том числе и в магазинах, и на рынках.

ru Петр, 19.06.2017 13:21

...крепкой успешности...

Добавить комментарий