Ставка Киева на IT-аутсорсинг может оказаться ошибкой

20.06.2018 10:13
Несмотря на падение доходов от транзита российского газа, положительное сальдо внешней торговли услугами в I квартале 2018 года выросло на 16% (до $1,461 млрд.). Это не выровняло торговый баланс (совокупный дефицит внешней торговли товарами и услугами увеличился на 23,8%, до -$2,155 млрд.), но подстегнуло разговоры о том, что будущее украинской экономики за IT-отраслью.

Транзит уступает давальцам и программистам

По данным Госстата, в I квартале экспорт услуг с Украины увеличился на 5%. Рост зафиксирован в переработке материальных ресурсов (+16,1%), сфере телекоммуникации, компьютерных и информационных услугах (+18,4%), а также деловых (+16%). А вот экспорт транспортных услуг сократился на 3,5% из-за падения морских перевозок (-15,7%) и объемов прокачки по трубопроводам российского газа (-9,7%). Воздушный, железнодорожный и автомобильный транспорт, напротив, росли, добавив 13,9%, 4,6% и 20,7% соответственно.

Изменение структуры влечет за собой и смену географии экспорта.

Вместе с ростом доли IT и давальческой переработки и падением морского и трубопроводного транзита увеличивается экспорт услуг в США (+9,5%), Швейцарию (+5,5%), Великобританию (+29,5%), Германию (+19,1%), Южную Корею (+36,4%), тогда как продажи в Россию снижаются (-8,3%). Правда, одновременно с падением экспорта, вырос импорт услуг из РФ (+17,7%). В частности, почти вдвое подскочили закупки российских деловых услуг (+91,6%), услуг, связанных с путешествиями, – на 23,1%, а транспорт добавил 4,2%.

Что касается общего объема экспорта, то пока Киеву удается заместить выпадающие доходы от потери транзита за счет роста других направлений, а вот перекрыть растущий «минус» от торговли товарами не получается.

Это связано с тем, что сегодня доля услуг во внешней торговле составляет всего 20% и заметно ее увеличить только с помощью роста экспорта IT и давальческой переработки ресурсов невозможно. Для этого необходимо в полной мере использовать транспортный потенциал Украины, в первую очередь трубопроводный, но не только. «Мы могли бы обеспечить транзит в Европу вдвое большего количества грузов по суше. В этом заинтересованы Китай и страны Юго-Восточной Азии, но мешает конфликт с РФ», - приходит к выводу глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

«Схватить за хвост свою жар-птицу»

После госпереворота Киев отбросил концепцию транзитного государства и начал активно радоваться развитию в стране IT-сферы. В своем прошлогоднем посланиик парламенту президент Украины Петр Порошенко сослался на «достойный для подражания пример» развития информационных технологий в Эстонии и, вспомнив русские народные сказки, предположил, что «у нас тоже есть возможность схватить за хвост свою жар-птицу». Основания для оптимизма действительно есть. По данным профильной ассоциации «ИТ-Украина», в прошлом году суммарная отраслевая выручка от экспорта выросла на 20% и достигла $3,6 млрд., что составляет 3% от ВВП Украины. Больше только у металлургов и аграриев, подчеркнул Порошенко 25 мая на заседании Национального инвестиционного совета и попросил инвесторов обратить на IT-сферу особенное внимание.

Правда, официальная статистика дает другие цифры. Согласно уточненным данным Госстата, в 2017 году экспорт всех компьютерных, информационных и услуг в сфере телекоммуникации вырос не на 20%, а на 3,8%, и в абсолютных цифрах был в два раза меньше ($1,7 млрд.), чем говорят отраслевые ассоциации и ссылающийся на них президент. Секрет такого масштабного разбега официальных и экспертных данных кроется в специфическом устройстве украинской IT-отрасли. Дело в том, что некоторые компании занижают объем выполненных работ и полученные доходы с целью уклонения от налогов, а другие и вовсе работают нелегально, объясняет член совета директоров Союза украинских предпринимателей и соучредитель SoftServe Тарас Вервега.

Впрочем, если присмотреться, можно найти и другие специфические черты IT-сферы. Во-первых, 90% отрасли – это аутсорсинг (выполнение отдельных работ для зарубежных корпораций), а не создание собственных программных продуктов. После завершения проекта стороны друг другу ничего не должны, а «права на весь код, созданный [украинскими] сервисными компаниями, принадлежит именно конечному заказчику», разъясняет вице-президент по инжинирингу представительства компании GlobalLogic Андрей Яворский.

Такой экспорт дает приток валюты в страну (зарплаты программистов) и, по оценкам управляющего директора GlobalLogic Игоря Беды, обеспечивает от 3 до 6 рабочих мест в отраслях потребления (торговля, общественное питание, банковская и финансовая сфера и т. п.). Но этого слишком мало. Фактически речь идет «просто об использовании рабочей интеллектуальной силы. Да, это хорошее начало, но этот бизнес создает только одно рабочее место [в отрасли]. Если говорить о реальной инновационной экономике, о биотехнологиях, микроэлектронике, электронике, то в данном случае одно рабочее место создает экосистему с десятками рабочих мест. Вот что необходимо развивать, подчеркиваетпрезидент инвестиционного холдинга KM Core Евгений Уткин.



Во-вторых, дабы «оптимизировать» свои отношения с ГФС, украинские IT-компании не только занижают доходы от экспортных операций, но и не берут в штат сотрудников. Вместо обычных трудовых отношений программисты работают с компаниями по договору оказания услуг в качестве физических лиц – предпринимателей (ФЛП), которые находятся на упрощенной системе налогообложения. Всего, по данным Минюста, на Украине их 125 тыс., это фактически аутсорсинг внутри аутсорсинга.

Наконец, в-третьих, на Украине отсутствует инфраструктура для развития IT-отрасли. «Мы выращиваем прекрасных специалистов. Однако в лучшем случае они интегрируются в компанию, которая работает на аутсорсинг, в худшем – уезжают работать за границу», - говорит член комитета Верховной рады по вопросам информатизации и связи Роман Семенуха. В качестве примера реализации IT потенциала страны он приводит Эстонию, где регуляторная политика государства нацелена на создание стартапов, а потому их количество на душу населения самое высокое в Европе, а также Израиль, который тратит около 4,4% ВВП ($13 млрд. в 2016 году) на технологические исследования.

«Фактор успеха израильской модели – тесная связь образования и бизнеса. С молодежью систематически работают менторы [консультанты] из успешных компаний. Действует национальная программа “Технологические теплицы” – инкубаторы для молодых хайтек-предпринимателей. Есть правительственные гранты для инновационных стартапов», - объясняет депутат. Тогда как на Украине, по словам И. Беды, «ни один из вузов не дает готовых IT-специалистов». И ставка делается на образовательные курсы при конкретных компаниях и самообразование.
Стартап-нация сама не вырастет
Более того, в стране отсутствуют даже базовые условия для создания готовых программных продуктов и рождения стартапов (благоприятная регуляторная политика, защита интеллектуальной собственности, платежеспособный спрос на товары и услуги, и т.д.). «Именно поэтому продуктовые бизнесы в большинстве случаев регистрируются за пределами Украины. В рамках нашей страны они создают небольшие сервисные компании, в которые фактически отдают на аутсорсинг разработку и поддержку своего ПО. Да, эти компании могут приносить большой доход или дорого продаваться, но большая часть этих денег никогда не попадет в Украину», - считает А. Яворский.

Только в Эстонии граждане Украины зарегистрировали 423 компании, а 2131 человек с тризубом на паспорте получил карточку е-резидента этой прибалтийской страны (позволяет воспользоваться почти всеми государственными услугами онлайн). Если в ближайшее время Киев не создаст благоприятный бизнес-климат и инфраструктуру для работы IT-компаний, отток мозгов, идей и предприятий из страны продолжится. И призыв премьер-министра Владимира Гройсмана «стать следующей Start-up нацией» так и останется красивым лозунгом.



С другой стороны, простое увеличение налоговой нагрузки лишит отечественных программистов их главного преимущества над конкурентами из других стран. К примеру, в той же Эстонии на каждый евро, выплачиваемый программисту на руки, приходится 70 евроцентов налогов, что не идет ни в какое сравнение с украинской «упрощенкой» для ФЛП. Впрочем, главная проблема, без которой украинская IT-отрасль так и останется «на подхвате» у западных коллег, – это отсутствие эффективного механизма защиты интеллектуальной собственности. Это приводит к тому, что когда на Украине появляется интересная идея, ее авторы переезжают в Цюрих, Лондон или Нью-Йорк, регистрируя там компанию и все права на свои разработки, объясняет Т. Вервега. В Киеве остается лишь офис, куда украинские собственники новой западной фирмы отдают часть работ на аутсорсинг.
Николай КОРИНЬ

Комментарии

il Гость, 20.06.2018 20:08

))))))))))))))))))

Добавить комментарий