Свиноферма имени Илона Маска, или Индустриальные парки по-украински

18.07.2018 13:56
Кто-то мне объяснит, зачем великой аграрной державе индустриальные парки? И о каких $8 млрд. инвестиций говорила глава налогового комитета парламента Нина Южанина? Мы еще гиперлуп не успели построить, а уже намылились отобрать у Китая статус всемирной мастерской. Или все дело в налоговых льготах, приятных во всех отношениях? Как показывает мировой опыт, да и наш собственный тоже, эта приманка далеко не всегда работает...

Только вспомнили про гиперлуп, как он объявился. Пока только на бумаге. Информагентство “Украинские новости" недавно обнародовало текст меморандума о сотрудничестве в области технологий вакуумного поезда Hyperloop. Меморандум подписали Министерство инфраструктуры Украины и компания Hyperloop Transportation Technologies.

Документ предполагает обмен опытом в ходе совместных встреч сторон, а также обеспечение организации визитов делегаций компании НТТ на тестовую площадку в г. Днепр и визитов делегаций Мининфраструктуры в инновационный центр HTT в г. Тулуза (Франция). Также планируется проведение регулярных рабочих встреч и создание совместных рабочих групп.

Готовая программа для получения статуса индустриального парка “Гиперлуп-Днипро”, например. Или можно назвать как-то иначе. Не будем зацикливаться на нейминге. Перейдем сразу к призрачным инновациям и весьма реальным налоговым льготам.

Как пишут все те же “Украинские новости", “после принятия в первом чтении законопроектов №2554а-д и №2555а-д по стране прокатилась волна регистрации новых индустриальных парков. Бизнес с нетерпением ждет от парламента финального решения вопроса, затянувшегося уже более чем на два года”.
Я понимаю бизнес: он находится в предвкушении обещанного в законопроектах освобождения на пять лет от налога на прибыль, от ввозной пошлины на оборудование, пятилетней рассрочки по уплате импортного НДС, сокращения налогов на недвижимое имущество, землю и т.д.

Но не понимаю премьера Владимира Гройсмана, когда тот говорит, что вопрос индустриальных парков – это приоритет для правительства, и Верховная Рада, вернувшись с каникул, должна принять соответствующие законопроекты о налоговых льготах. Как он с этими льготами собирается выполнить бюджет, который и так находится на грани секвестра? И что мы скажем МВФ, когда тот осенью приедет (если приедет) и потребует объяснений?

Все эти, по сути, риторические вопросы не имели бы значения, если бы наши индустриальные парки действительно могли стать драйвером промышленного роста. Или хотя бы приближались к своим аналогам в Китае и США. Но вся проблема в том, что украинское понимание данного термина страшно далеко от мировых реалий.

Как правило, индустриальные парки создаются не ради налоговых льгот, а для решения проблемы экстерриториальности и для компактного размещения высокотехнологических производств и научно-исследовательских центров.

Не ориентировался на льготы Илон Маск, когда строил в Неваде индустриальный парк по производству и усовершенствованию литий-ионных аккумуляторов для электромобилей Tesla под названием Tahoe Reno Industrial Center (TRIC). TRIC работает по стандартной для своего штата налоговой формуле. А целью создания парка было привлечение тысяч лучших специалистов по аккумуляторным технологиям и создание для них соответствующих условий работы. Без создания “аккумулятора будущего” электромобили невозможно вывести на уровень, позволяющий победить бензиновых и газовых конкурентов.

Другой пример – один из крупнейших в мире технопарков Сучжоу площадью 80 кв.км. Он специализируется на программном обеспечении и создает условия для работы и проживания 400 тыс. сотрудников и обслуживающего персонала. Никаких особых налоговых льгот Сучжоу не имеет. Его главная фишка в экстерриториальности: парк находится на китайско-сингапурской границе в провинции Цзянсу и “цепляет” территории сразу двух стран.

По нашей модной сленговой классификации мы бы назвали это не технопарком, а IТ-кластером или хабом. Помнится, в 2016 году во Львове планировалось создать крупнейший IТ-хаб Восточной Европы. Но заменили этот амбициозный план строительством мусороперерабатывающего завода.

Сейчас обсуждают строительство технохаба в спальном районе Киева – на Троещине. Пока сложно представить, какая “силиконовая долина” может появиться на месте Троещинского рынка, но нет сомнений, что ничего общего с индустриальный центром в Сучжоу или Неваде она иметь не будет.

Я говорю об этом с такой уверенность, поскольку все 30 уже зарегистрированных в Украине индустриальных парков полностью подтверждают мои слова. Вы вообще в курсе, что индустриальные парки – это вовсе не ноу-хау Гройсмана, а наследство “антинародного режима” и в частности Госинвестпроекта во главе с Владиславом Каськивым? Да, тем самым Каськивым, который в 2012 году подписал пресловутый миллиардный договор о строительстве LNG-терминала с лыжным инструктором из Испании, а недавно был депортирован из Панамы (в смысле Каськив, а не инструктор).

И когда я читаю о том, что “индустриальные парки успешно работают в США, Китае, Турции, Польше, Корее, Малайзии, Израиле и других странах, показывающих высокие темпы развития производства”, у меня возникает ощущение устойчивого дежавю. Как будто все аргументы взяты исключительно у Каськива, из “Национального проекта "Индустриальные парки Украины".

Идея засунуть самые заурядные производства под вывеску таких парков и получить налоговые льготы, видимо, пришлась по вкусу бизнесу, близкому к окружению Януковича, и в начале 2014 года заявки на индустриальные парки повалили как из рога изобилия. К началу майдана, осенью 2014 года, Государственное агентство по инвестициям и управлению национальными проектами (т.е. Каськив) успело зарегистрировать 12 проектов.

Среди них широко распиаренное детище миллионера Василия Хмельницкого с громким названием BIONIC Hill в Белой Церкви, индустриальный парк "Мироцкое" в одноименном селе Киевской области. "Свема" и "Тростянец" – в Сумской, «Рясное-2» во Львове, "Соломоново" в Закарпатье, “Долина” в Ивано-Франковской области и т.п.

Ничего не могу сказать насчет инновационности этих объектов, поскольку ни один из них не заработал. И тут приз за прямолинейность заслужил Хмельницкий, заявив в интервью Лига.net, что “реализация BIONIC Hill продолжится по мере выхода Украины из экономического кризиса” (браво, Вася!). Но в несбывшихся планах перечислялись самые обычные виды деятельности: производство стройматериалов; деревообрабатывающая, легкая, пищевая промышленность; альтернативная энергетика; производители автомобильных комплектующих (читай – кабели) и т.п.

Стесняюсь спросить: почему все это нельзя делать без статуса индустриального парка и без налоговых льгот? Чем пищевая промышленность внутри индустриального парка отличается от той, что находится за ее пределами?
И можно ли в рамках И-парка открыть, например, инновационную свиноферму, где свиньи будут хрюкать под музыку и заниматься утренней гимнастикой? Это, конечно, не работа над “аккумулятором будущего”, но, с другой стороны, никто и не ждет от Украины такого технологического чуда.

Если мы говорим о равных условиях для бизнеса, то должна быть создана хотя бы видимость фискальной справедливости. Давайте тогда всем отечественным производствам дадим налоговые льготы! Бюджет, конечно, лопнет, пенсионеры останутся без пенсий, армия без патронов, а Гройсману новые Apple Watch придется получать в подарок от жены, но... Сгорел сарай, гори и хата, как говорится.

Идеологам “индустриального паркостроительства” сказать на сей счет нечего. И они апеллируют к опыту стран, близких, как им кажется, по своему развитию к Украине.

Например, рассказывают, что Чехия с 1998-го до 2005-го года создала 100 парков, на что было потрачено 200 млн. евро. Инвесторы за тот же период вложили в новые производства 9 млрд. евро и создали 70 тыс. рабочих мест. А в Венгрии индустриальные парки развиваются с 1992 года, сейчас их более 200, они дают работу 200 тыс. человек (по тысяче на парк).

При этом все как-то упускают из виду, что в чешском и венгерском варианте речь шла о компактном размещении производственных мощностей транснациональных гигантов, которые в начале 90-х повалили в бывшие страны советского блока, так как там была квалифицированная рабочая сила и низкие по западным меркам зарплаты.

Так, в промышленном парке Ясфеньсару (Венгрия) разместились 30 промышленных объектов, включая предприятия Samsung Electronics Magyar Zrt., Sangjin Micron Hungary Kft., Seong Ji Hungary Kft., Hirsch Porozell Kft и др. Главное достоинство этого парка – удачная транспортная развязка: 60 км от Будапешта, большой железнодорожный узел и специально построенный автобан.

В Чехии таким компактным производственным центром стал технопарк в пригороде Остравы: там находятся предприятия Hyundai, Dell, ASUS, General Electric (центр поддержки клиентов в средней и восточной Европе), TietoEnator, офис банка HSBC и другие международные компании. Для них были созданы максимально комфортные условия “проживания”.

Мысль о том, что, услышав про индустриальные парки в Украине, инвесторы выселятся из уютных “гнездышек” в Чехии и Венгрии, толпой понесутся к нам, прихватив упомянутые г-жой Южаниной $8 млрд., почему-то вызывает у меня улыбку. Даже не знаю почему. Также удивляюсь, что агитаторы не вспоминают Россию, где в свое время наплодили большое количество “такого добра”, но толчком к технологическому развитию “агрессора” стали совсем другие факторы.

А самый “убедительный” аргумент – это пример Македонии, у которой наши умники позаимствовали большую часть налоговых льгот. Так, во всех четырех имеющихся в стране индустриальных парках инвесторы в течение 10 лет освобождены не только от уплаты налога на прибыль, но и от налога на доходы физических лиц, НДС при торговле товарами и услугами, импортной пошлины и налогов на землю.

Жаль только, что Македонии это не помогло. И о великом инновационном прорыве в этой стране, переживающей тяжелый экономический кризис, мы вряд ли услышим в ближайшее время. Поэтому и нам не стоит мудрить. Остановимся на гиперлупе. Одной игрушки для власти вполне хватит...
Галина Акимова

Комментарии

il Гость, 18.07.2018 20:33

Все через Ж...у

Добавить комментарий