Австралия подключается к военным демонстрациям в ЮКМ

12.10.2017 15:34 ru.journal-neo.org
Весьма примечательным событием геополитической игры в Южно-Китайском море, в которую постепенно втягиваются все ведущие мировые державы, становится двухмесячный поход группы из шести кораблей австралийских ВМС, начавшийся 4 сентября с. г.

Уже обозначенная в журналистских кругах “Малой армадой”, она выглядит совсем нешуточно, поскольку включает в себя новейший десантный вертолётоносец водоизмещением около 30 тысяч тон, четыре фрегата и танкер-топливозаправщик. Такого количества боевых кораблей в ЮКМ единовременно не разворачивали даже США.

Возникает естественный вопрос, чего это вдруг на самом видном сегодня участке мировой политической сцены захотелось покрасоваться Австралии, то есть игроку далеко не первого уровня значимости? Официальные тексты по данному поводу малоинформативны, ибо их центральным моментом являются устоявшиеся в последние годы мантры о необходимости соблюдения в ЮКМ “свободы судоходства” и “международного права”.

Между тем в более общем виде обозначенный выше вопрос стоит перед Австралией едва ли не с начала прошлого века. Ее усердие потребовалось метрополии в начавшейся Первой мировой войне и, видимо, уже тогда потомки колонистов стали задаваться вопросом, а что, собственно, мы забыли на другой стороне земного шара?

В последние десятилетия тот же вопрос возникает в связи с активным участием Австралии в военных авантюрах (в Ираке, Афганистане) уже новой “метрополии” со столицей в Вашингтоне. ЮКМ, конечно, гораздо ближе к Австралии, чем Ирак и Афганистан. Но и здесь не просматривается каких-либо угроз её национальным интересам.

Торговые коммуникации с Ближним Востоком, Африкой, США и Латинской Америкой вообще проходят мимо ЮКМ. Что касается давних территориальных споров между прибрежными странами, окаймляющими ЮКМ, то опять же не видно, каким образом это может затрагивать интересы Австралии.

Отсутствует даже малейшая вероятность того, что могут возникнуть какие-либо помехи в торговле Канберры с ключевым партнёром – Пекином, которому сбывается 80% добываемой австралийской железной руды. А ведь крайне выгодная торговля с Китаем является одним из главных источников экономического процветания Австралии.

Возводимые КНР искусственные острова в ЮКМ с некими военными объектами даже теоретически не могут затрагивать сферу китайско-австралийских экономических отношений. Если вдруг (и неясно, зачем) Пекину потребуется их резко усложнить, то вполне достаточно просто не продлевать некие договорённости и прервать ведущиеся переговоры. Для этого острова на торговых путях возводить не надо.

Пока же в двусторонних экономических отношениях проявился прямо противоположный тренд, а именно – блокирование Канберрой явной заинтересованности Пекина в инвестировании некоторых секторов австралийской промышленности, обозначаемых как “стратегически важные”. На что Китай реагирует в стиле: “Не нравятся наши доллары – поищите их в другом месте”.

В целом же в двусторонних отношениях в последние годы не наблюдалось ничего такого, что потребовало бы организовывать длительную прогулку (совершенно определённо, весьма затратную) “Малой армады” в регионе, крайне чувствительном для ключевого, повторим, торгового партнёра Австралии.

Единственным более или менее рациональным аргументом в пользу проведения подобного рода мероприятия является членство Австралии в блоке АНЗЮС, сформированного в 1951 г. с участием США и Новой Зеландии в разгар холодной войны.

Несмотря на серьёзные трения, возникшие в середине прошлого десятилетия между Вашингтоном и Канберрой в связи с разным толкованием вопроса обязательности подключения Австралии к (гипотетическому) американо-китайскому конфликту из-за Тайваня, последняя сохраняет интерес к продолжению союзнических отношений к США. Конкретное же проявление такой заинтересованности не может носить исключительно платонический характер и нужны некие реальные действия, свидетельствующие о готовности оказать посильную помощь “старшему брату” в его глобальном противостоянии с Китаем. Один из ключевых районов такого противостояния (ЮКМ) располагается рядом с Австралией.

К неудобству для неё, ибо он входит в географию жизненно важных интересов главного, повторим, торгового партнёра Австралии. Но манкирование здесь выполнения союзнических обязательств перед США выглядело бы для неё не совсем “по-джентльменски”.

Кроме того, несмотря на то, что негласный пост “помощника шерифа” постепенно переходит к гораздо более мощной Японии, Австралия продолжает считать себя обязанной “присматривать за порядком” в регионе, а также реагировать на раздающиеся здесь призывы о помощи со стороны “обижаемых”.

Таковой достаточно отчётливо прозвучал в 2016 г. со стороны Индонезии, заявившей о заинтересованности в сотрудничестве с Австралией в сфере обороны. Однако процесс налаживания австралийско-индонезийской военной кооперации прервался уже в ноябре того же года из-за некоего недоразумения на низовом уровне в ходе совместных тренировок спецподразделений обеих стран.

То, что первым пунктом заграничного визита группы австралийских кораблей стала столица Индонезии Джакарта, должно было засвидетельствовать исчерпание последствий инцидента годичной давности и возобновление двустороннего сотрудничества в сфере обороны.

В принятии решения о походе “Малой армады” представляется также весомым мотивом самого факта её существования. Только на строительство двух десантных вертолётоносцев класса “Канберра” (один из которых участвует в походе) Австралия потратила 3 млрд долл. А эксплуатация? А ремонт?

Такие дорогие игрушки надо “пристраивать” к какой-нибудь значимой политической проблеме. Необходимость соблюдения в ЮКМ “свободы судоходства” и “международного права” – чем не достойная сфера их приложения?

Кстати, сама идея активного военного присутствия в ЮКМ была озвучена во время визита в Австралию Бориса Джонсона, состоявшегося в конце июля. Он высказался за отправку в ЮКМ британского авианосца Qeen Elizabeth, который находится сейчас на стадии ходовых испытаний. Однако, судя по всему, объём познаний эксцентричного руководителя британского МИД в этой области не выходят за рамки “колоссальных размеров величиной с Вестминстерский дворец” будущего авианосца. Весьма вероятно, что с высоким чиновником была проведена разъяснительная беседа на тему, в каком состоянии сейчас находится Qeen Elizabeth и сколько корабль будет стоить. Видимо, сделав для себя важное открытие, Б. Джонсон “дал задний ход”, заявив, что пока ничего не решено.

Более определённо спустя месяц высказалась британский премьер-министр Тереза Мэй в ходе визита в Японию. Но из её слов следовало, что речь может идти об отправке в АТР (“в конце 2018 г.”) не новейшего авианосца, а всего лишь в десять раз меньшего фрегата постройки 1987 г.

Что же касается поведения в ЮКМ австралийской эскадры, то пока оно выглядит достаточно сдержанным и не провоцирующим явным образом Китай, реакция которого носит скорее недоумённо-ироничный характер. “Задирать” КНР путём организации заходов боевых кораблей в 12-мильные зоны вокруг искусственных островов местные “союзники” предоставляют своему лидеру США.

Ибо при особо настойчивом желании в ЮКМ можно похоронить много дорогостоящих “армад”. Как малых, так и больших.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Комментарии

ua Zр, 12.10.2017 18:49

Куда конь с копытом,туда и рак с клешней (фольклор)

Добавить комментарий