Белорусский фронт: прыгнув выше пупа, Литва получит экономическую грыжу
Геополитика15 августа 2020

Белорусский фронт: прыгнув выше пупа, Литва получит экономическую грыжу

Горячие головы, в том числе московских политологов, напрасно предполагают, что Литве выгодно устранение Александра Лукашенко от власти. В долгосрочной перспективе — да, но в краткосрочной — нет. План выхода Белоруссии из политического кризиса, разработанный в Вильнюсе, Варшаве и Риге, — это «план деэскалации ситуации».

Литовский президент Гитанас Науседа, к примеру, в уме может держать что угодно, но вслух транслирует только такую идею:

«Необходимо формирование в Минске некоего национального совета, в состав которого вошли бы представители как власти, так и гражданского общества».

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич в своих заявлениях еще более конкретен:

«Введение санкций ЕС против Белоруссии будет означать, что это государство полностью попадет под влияние России. Мы [прибалты и Польша] в первую очередь заинтересованы в том, чтобы Белоруссия была суверенной страной. Нужно поддерживать диалог как с правительством, так и с оппозицией».

Из сказанного очевидно: второй Майдан в центре Европы никому не желателен. А странам, имеющим общую в Белоруссией границу, — в первую очередь. Экономический прогноз хотелось бы начать со взглядов теневиков. По информации департамента статистики при Минфине Литвы, от 25 до 40% рынка табака и табачных изделий приходится на контрабанду из соседней страны. На рынке крепкого алкоголя доля контрафакта — до 10%, а в сегменте элитарных напитков — почти 60%.

Примерно от 10 до 15% жителей Литвы постоянно приобретают бензин и дизельное топливо производства белорусских НПЗ, еще до 10% автолюбителей не упускают возможности заправиться контрабандным топливом. Даже в кризисной ситуации литр бензина популярной марки А-95 в Белоруссии стоит 0,62 евроцента, а по сопредельную сторону госграницы — 1,12 евро. Кстати, аналогичная ситуация в Латвии — с той лишь разницей, что литовцы заправляют авто в Островце, Беняконях и Ошмянах, а латвийцы — в Видзах.

То есть литовские воротилы теневого бизнеса, равного, по официальной статистике, примерно 25% ВВП, категорически против смены власти в Минске, экономического хаоса, обязательного роста цен, который следует за разноцветными революциями.

У легальных бизнесменов взгляды схожи. Во-первых, в Литве не забыты экономические потери от киевского Майдана и возвращения Крыма в состав РФ. Вложенные в Украину деньги пропали, можно сказать, безвозвратно. Инвестиции в Белоруссию сделаны куда более серьезные. Например, в Могилеве работает громадное совместное предприятие, специализирующееся на деревообработке. В Лиде — литовские птицефабрики и заводы по переработке мяса птицы. Там же — компания Vičiunai олигарха Висвалдаса Матийошайтиса выпускает крабовые палочки для Белоруссии и России.

Еще больше литовских предприятий в Минске, за счет возможностей которого литовский бизнес вышел из тесных национальных рамок. Для Литвы также важны трудовые мигранты, которых уже около 40 тыс. Не случайно, по прогнозам экономиста вице-президента Конфедерации предпринимателей Марюса Дубниковаса,

«зависимые от белорусского сектора рынки столкнутся с кризисом в долгосрочной перспективе, если отношения внутри Белоруссии обострятся. Она не является крупным партнером Литвы, но она важна в других областях — это туризм, транспортный сектор и перевалка грузов в порту. Инвесторы уже с беспокойством следят за развитием событий».

Хотя Дубниковас не считает Белоруссию крупным партнером, тем не менее это ведущий экономический партнер. В 2019 году товарооборот составил $ 1 млрд 444,6 млн. В номенклатуре экспорта товаров в Литву преобладали лесоматериалы продольно-распиленные ($ 104,8 млн, 9,9% от общего объема экспорта), электроэнергия ($ 77,3 млн, 7,3%), нефтепродукты ($ 74,8 млн, 7,0%), смешанные минеральные удобрения ($ 69,5 млн, 6,6%), медь и медные сплавы ($ 53,2 млн, 5,0%), топливная древесина ($ 46,6 млн, 4,4%) и так далее. Без учета нефти, нефтепродуктов, калийных и азотных удобрений экспорт белорусских товаров составил $ 962,3 млн, или 91,2% к 2018 году ($ 1 млрд 55,3 млн).

К чести эксперта, он не побоялся сказать главного, о чем в Литве обычно предпочитают помалкивать:

«Литовских инвесторов Белоруссия интересует из-за отношений с Россией. Между этими странами нет границ. Инвестиционный интерес сохранится, конечно, сохранится. Вопрос только, в каком объеме? Сомневаюсь, что кто-то смело захочет инвестировать в страну, где возможны беспорядки».

Ведь Литва входит в первую десятку стран основных инвесторов в экономику соседей и по итогам 2018 года занимала седьмое место по объему прямых инвестиций среди всех стран, четвертое место — среди стран ЕС. За последние пять лет ежегодный объем инвестиций из Литвы стабильно превышает $ 160 млн. Из работающих в Белоруссии 3 тыс. компаний с европейским капиталом 575 зарегистрированы с участием литовских инвестиций. В свою очередь, в Литве с привлечением белорусских инвестиций образовано порядка 250 предприятий.

На этом фоне экономический обозреватель Айсте Жебраускене цитирует профессионалов из работающих в Литве скандинавских банков, которые отстаивают чаще шведские интересы, чем национальные. Нериюс Мачюлис из банка Swedbank занят политиканством:

«Наш моральный долг — оказание помощи гражданам Белоруссии, но в долгосрочном Литва получила бы намного больше пользы, если бы рядом с ней была не бедная тоталитарная страна, а процветающее демократическое государство».

Экономист банка Luminor Жигимантас Маурицас трезвее. Он справедливо отмечает, что экономическая ситуация в Белоруссии в ближайшие годы не обещает ничего хорошего, поскольку помощь Минску из России сокращается, как и транзит нефти, газа.

«Сейчас экономика Белоруссии стала ближе к уровню экономики Украины. Это долгосрочная тенденция, опасная для Литвы».

К слову, экономист считает угрозой для Вильнюса и возможные экономические санкции в отношении соседнего государства:

«Если Литва прыгнет выше пупа, другие могут воспользоваться ситуацией о перенять часть бизнеса или экономического влияния».

Несложно предположить, что президент Гитанас Науседа, сам долгие годы работавший советником президента крупного банка SEB bank, понимает: силовой сценарий в Белоруссии не прошел. Помогать оппозиции раскачивать ситуацию можно. Но до определенного предела, за которым наступит смута. И тогда Литва в одночасье останется без доходов от белорусского транзита в направлении Клайпедского морского порта, без состоятельных туристов, без роста внутреннего потребления за счет приезжих и без приграничной торговли.

Нашумевшее заявление главы литовского государства на тему «если предложение о посредничестве будет отвергнуто, против Белоруссии могут быть введены санкции как на национальном уровне, так и на уровне ЕС» можно оценивать как дежурное. Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич из Санкт-Петербурга утверждает:

«Поддерживать рестрикции стран Восточной Европы [Литвы, Латвии и Польши] с полудохлой экономикой, вымирающим населением и зашкаливающей русофобией в ЕС никто не станет».

Что касается литовских санкций национального уровня, эффект просчитать несложно. Белоруссия в ответ перенаправит свой товарный транзит на Латвию, от чего та выиграет примерно миллиард долларов в год. Рига ради таких денег «сольет» союз с Вильнюсом и Варшавой против Минска и приобретет дивиденды. А Литва, соответственно, — экономическую грыжу.

Рената Рейнгольдене

1 комментарий

Написать комментарий
  • ----------
    15 августа 2020
    уБРАВШИ ЛУКАШЕНО БЕЛОРУССИЯ КОЛОНИЯ.чТО САМОЕ ПРИМЕЧАТЕЛЬНО ЧТО РОССИЙСКИЕ ВЛАСТИ К ЭТОМУ ПУЧТУ ПРИКЛАЛИ РУКИ.
    Ответить