Кто прав в дискуссии о «польских лагерях смерти»?

12.02.2018 11:59 inosmi.ru
Принятый польским Сеймом и подписанный президентом Анджеем Дудой закон об Институте национальной памяти (ИНП) стал причиной крупнейшего международного скандала. Хотя закон еще не утвержден Конституционным судом Польши, он вызвал в мире реакцию, подобную землетрясению. Собственно документ состоит из трех основных частей:

1. Уголовное наказание за отрицание преступлений, совершенных украинскими националистами (бандеровцами) в годы Второй мировой войны.

2. Уголовное наказание за выражение «польские лагеря смерти», которое фактически перекладывает на поляков ответственность за концлагеря.

3. Уголовное наказание за попытки возложить на польскую нацию вину за преступления против еврейского населения Польши.

Но если по первому пункту протест заявила только Украина, то по второму и особенно третьему пункту встали на дыбы все западные союзники Польши, а также Израиль. Основной аргумент — закон блокирует возможность дальнейшего расследования по теме Холокоста на территории Польши, а также мешает установить правду о преступлениях, совершенных поляками в отношении евреев. А ведь до этого все западные партнеры Польши признавали, что выражение «польские лагеря смерти» — нонсенс, да и тему польского антисемитизма старались обходить стороной. Почему обострение произошло именно сейчас? Судя по всему, речь идет о сочетании нескольких факторов. Во-первых, польский закон принят в очень неудобное время, когда националистическая политика Варшавы угрожает единству Евросоюза и Запада в целом. Во-вторых, с точки зрения неолибералов Европы и США настало время поставить на место нынешнее правительство Польши, которое нарушает ряд основных идеологических принципов неолиберальной западной цивилизации. К таковым относится не только тема антисемитизма, но также политкорректность, права женщин и ЛГБТ, свобода прессы и мультикультурализм.

Кроме того, ряд наблюдателей связывает столь бурную реакцию с внутриполитическим кризисом в Израиле, где правительство Нетаньяху пытается найти внешнего «козла отпущения». И, естественно, «антибандеровская» часть закона встала как кость в горле у руководства Украины, которое заявило, что закон ИНП «нарушает принципы стратегического партнерства между двумя странами».

В Европе под письмами протеста подписались все ведущие представители интеллигенции, заявило протест и правительство США. В этой связи будет не лишним напомнить, что во время визита в Варшаву в мае 2012 года тогдашний президент Барак Обама спровоцировал дипломатический скандал, упомянув «польские лагеря смерти». Госдепартаменту США пришлось публично извиняться за это некорректное высказывание. Однако сегодня отношение к Польше со стороны западных неолибералов полностью изменилось. Не так давно Европарламент снял с должности своего вице-председателя Рышарда Чарнецкого — представителя правящей польской партии «Право и Справедливость» (ПиС). Причина — Чарнецкий грубо осадил представительницу польских либералов Розу Тун, которая выступила с нападками на судебную реформу в Польше. Он назвал ее «шмальцовницей» — этот термин применялся к коллаборантам, выдающим немцам евреев. Кроме того, наряду с нынешним скандалом Польше грозят сразу несколько штрафных мер Евросоюза — за нарушение принципов «базисной демократии и верховенства права», за несогласие принимать мигрантов и другие прегрешения с точки зрения неолиберальной идеологии. Иными славами, Польшу ждет «показательная порка», чтобы поставить на место других «бунтарей» в Евросоюзе, прежде всего Венгрию и все страны «Вышеградской четверки».

Ошибочное выражение «польские лагеря смерти» имеет свою предысторию. Оно стало использоваться сразу после Второй мировой войны в США, имея в виду географическое расположение концлагерей. На территории Польши действительно действовали нацистские лагеря смерти, в том числе такие как Освенцим, Собибор, Майданек и Треблинка. Американцы могли использовать это выражение для упрощения — из-за своего географического невежества (ведь даже президенты США путают Австрию с Австралией). Но с середины 50-х годов этот термин стали сознательно запускать в СМИ спецслужбы ФРГ, тем самым перекладывая на поляков часть вины за Холокост. В результате, в плохо информированных кругах это выражение осело, что вызвало заслуженную ярость поляков. Вместе с тем, в таких культурных странах, как Франция, подобное выражение никогда не допускалось, речь могла идти только о «нацистских концлагерях на территории Польши».

Однако подлинной «бомбой» в тексте нового польского закона стал пункт об отрицании коллективной или частичной ответственности польской нации за Холокост. Польское правительство утверждает, что поляки не несут ответственность за преступления против евреев в Польше: страна находилась под немецкой оккупацией, и потому все преступления этого периода, в том числе геноцид евреев, связаны исключительно с нацистским террором. В подтверждение Институт национальной памяти (ИНП — инициатор нынешнего закона) приводит данные, согласно которым в охране и обслуживании концлагерей вообще не было поляков, большинство составляли украинцы, латыши и литовцы. В службы лагерной охраны и надзирателей входили также «травники» — попавшие в плен и пошедшие на службу немцам солдаты Красной армии, мобилизованные преимущественно на территории Западной Украины. Одним из «травников» был печально известный Иван Демьянюк по прозвищу «Иван Грозный». Именно «травники» отличились в ходе безжалостного подавления восстания в европейском гетто Варшавы в 1943 году. Вероятно, поляков не брали во вспомогательные службы и войска потому, что гитлеровцы им попросту не доверяли. В оккупированной Европе только два народа — поляки и сербы — не шли на широкое сотрудничество с нацистскими властями. Все остальные (в том числе французы) этим похвастаться не могут. ИНП отмечает, что, в то время как гитлеровцы начали рекрутировать местных жителей во всей оккупированной Европе, руководство польского подпольного сопротивления отдало строжайший приказ не сотрудничать с немецкими оккупантами.

Тем не менее, вопросы к документу остаются. И они касаются «народного антисемитизма», который был в Польше исторически чрезвычайно сильно развит, так же как на Западной Украине и в Прибалтике. Очень многие антисемитские преступления военного времени, в том числе погромы и выдача евреев немцам связаны именно с этим явлением. Известны многочисленные случаи грабежа еврейского имущества, выдачи бежавших из концлагерей евреев немецким властям. Особенно известен погром в Едвабне (июль 1941 года), когда местные жители-поляки совершили убийство более полутора тысяч евреев. Известны и другие преступления против евреев, которые имели место в 24 районах Польши. К такому выводу пришла в свое время польская правительственная комиссия, а в 2001 году тогдашний президент Польши Александр Квасьневский принес еврейскому народу извинения за эти преступления. Однако такую позицию поддерживают далеко не все в Польше. Большинство поляков считает (это показывает опрос), что страдания польского населения во время войны ничем не уступали страданиям евреев. Уже давно в сознании поляков утвердилась мысль (и она стала основой национальной идеологии), что польский народ является «мучеником истории». И эту позицию внешняя критика способна только укрепить.

Комментарии

ru Гость, 12.02.2018 19:31

Комментирующие не молчите.

ru Гость, 12.02.2018 19:31

Каждому своё.

Добавить комментарий

АВТОРСКИЕ СТАТЬИ