New York Times: Россия, США и Саудовская Аравия нашли общие нефтяные интересы

14.06.2018 23:33 inotv
Стремление поддерживать цены на нефть на невысоком уровне и увеличивать производство ресурса необычным образом объединило Россию, США и Саудовскую Аравию, пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс.
New York Times: Россия, США и Саудовская Аравия нашли общие нефтяные интересы
Reuters
Цены на энергоресурсы перестали расти после того, как Трамп раскритиковал ОПЕК за высокие цены на нефть. Эту позицию поддержала Россия, в чьих интересах экспортировать больше нефти и тем самым укреплять экономику, а также Саудовская Аравия, которая «занервничала», когда цена на нефть Brent достигла $80 за баррель.
«Это так необычно — видеть, как США, Саудовская Аравия и Россия находят точки соприкосновения, ещё более невероятными кажутся их попытки достичь совместных целей в области энергетической политики, пусть даже косвенно», — пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс. Но, как отмечает автор, «похоже, именно это и происходит», и длившееся целый год повышение цен на нефть и бензин «сбавляет обороты».
Это достижение — во многом заслуга президента США Дональда Трампа, который в своём Twitter раскритиковал ОПЕК за высокие цены на нефть: «Цены на нефть слишком высоки, ОПЕК снова взялась за старое. Нехорошо!»
И республиканские, и демократические администрации всегда пытались снизить цены на нефть, но редко — если вообще когда-либо — усилия были настолько открытыми и публичными. На протяжении десятилетий американские власти негласно просили Саудовскую Аравию оказать давление на ОПЕК и тем самым увеличить производство нефти. То же самое сделала и администрация Трампа.
Но Трамп захотел большего. Он публично критикует ОПЕК, несмотря на то что цены на нефть стабилизировались после его высказываний в адрес организации в апреле, а с конца мая бензин подешевел примерно на пять центов за галлон.
Саудовская Аравия согласилась увеличить производство нефти в сотрудничестве с Россией, которая хотела бы экспортировать больше нефти для укрепления экономики страны. Это может расстроить Иран, Венесуэлу и других членов ОПЕК, которым выгодны более высокие цены на нефть, считает Краусс.
Президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман обсудят нефть и другие вопросы в четверг, когда сборные двух стран столкнутся друг с другом на чемпионате мира по футболу. Кажется, «звёзды решили» за них, что им нужно работать вместе, чтобы цены на нефть не поднимались слишком высоко и быстро.
«Есть общие интересы, которые — к счастью и совершенно случайно — соединились, — считает директор Исследовательского фонда энергетической политики Ларри Голдштейн. — Путин находится под давлением у себя в стране, ему нужно экспортировать больше нефти, саудовцы занервничали, когда цена на нефть Brent достигла $80 за баррель, а США беспокоятся насчёт своей политики в отношении Ирана и из-за возможного резкого повышения цен».
Результатом стало «частичное обращение вспять цен на энергоресурсы», что должно ободрить избранных лидеров и экономистов, которые опасаются, что высокие цены на энергоресурсы могут помешать глобальному экономическому росту.
Но каковы бы ни были преимущества для потребителей и внешней политики США, снижение цен на нефть, как предупреждает обозреватель The New York Times, может быть «скромным и недолговечным».
Дональд Трамп, например, «преследует несколько политических целей, которые противоречат друг другу». Он хочет снизить цены на бензин, чтобы экономика росла. В то же время он хочет «придавить Иран и Венесуэлу санкциями», что неизбежно снизит количество нефти на мировом рынке. Экспорт нефти в Венесуэле ежемесячно падает на десятки тысяч баррелей, а экспорт Ирана, согласно прогнозам аналитиков, может сократиться в диапазоне от 200 тыс. до миллиона баррелей в день.
Ирану предпочтительнее более высокие цены на нефть, потому что ему нужно инвестировать в слабую нефтяную промышленность и экономику. Но экспорт Ирана может снизиться с возвратом санкций, которые были сняты в рамках ядерной сделки. А другие члены ОПЕК будут пытаться воспользоваться бедой Ирана, продавая больше нефти на такие большие рынки, как Китай и Индия.
Помимо усиления экономического роста, у России есть и другие причины экспортировать больше нефти, считает Клиффорд Краусс.
Два года назад Россия согласилась сократить производство нефти на 300 тыс. баррелей в день, чтобы помочь ОПЕК стабилизировать цены. Но совсем недавно «Роснефть» и другие российские нефтяные компании просили Путина об увеличении производства, чтобы извлечь выгоду от более высоких цен и из налоговых соображений, утверждают эксперты в области энергетики.
Российские нефтяные компании, которые ведут всё более активную деятельность в Венесуэле и на Ближнем Востоке, недавно повысили свои производственные мощности. Им также предпочтительны более низкие цены, потому что они платят более высокие корпоративные налоги, когда цены превышают $75 за баррель.
Россия — союзник Ирана в Сирии. Она также поддерживает ядерную сделку, но, если она сорвётся, Россия выиграет в финансовом отношении. Благодаря санкциям США Россия сможет дёшево купить иранскую нефть и перепродать её по более высоким ценам. Россия может также заменить европейских инвесторов на иранских нефтяных месторождениях.
В долгосрочной перспективе Россия и Саудовская Аравия, конечно, предпочли бы более высокие цены на нефть. Но краткосрочные соображения, как пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс, взяли верх после того, как Трамп обрушился на ОПЕК в апреле.

Комментарии

Добавить комментарий