Приехал за мандатом: что Эрдоган от Трампа хотел?

18.05.2017 16:46
Визит турецкого президента в США прошел не очень успешно: стороны не сошлись ни по курдскому, ни по гюленовскому вопросу. Эрдоган, в общем-то, и не очень надеялся — на самом деле он ехал за другим.


Статус и контроль
Формально Эрдоган поехал в Штаты для того, чтобы добиться от Трампа уступок по двум важнейшим для него вопросам. Во-первых, убедить американцев прекратить поддерживать курдские группировки в Сирии (турецкое руководство считает отряды самообороны сирийских курдов YPG крылом Рабочей партии Курдистана — организации турецких курдов, которая ведет войну против правительственных войск).

Во-вторых, добиться выдачи Анкаре Фетхулла Гюлена — турецкого проповедника и одного из самых опасных противников Эрдогана, стоявшего (по мнению президента) за неудачной попыткой военного переворота в Турции летом 2016 года. Вопрос для Турции — а точнее, для Эрдогана — настолько важен, что аккурат перед визитом в одном из авторитетнейших американских внешнеполитических журналов Foreign Policy появилась соответствующая статья за авторством министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. "Сеть гюленистов, словно гидра, опутала более 160 стран. С мозговым центром в Пенсильвании ее щупальца распространились повсюду, эксплуатируя нищету, страх, дефицит демократии и коррупцию", — раскрывал министр глаза американцам.

Однако, помимо этих двух очевидных целей, было еще как минимум две — не менее важных. Эрдогану нужно было наладить личный контакт с новым, весьма специфичным американским президентом, а также провести встречу в максимально теплой атмосфере, дабы продемонстрировать своим соседям, что Турция не находится в изоляции. Ключевая внешнеполитическая проблема страны заключается в том, что у Анкары испорчены отношения практически со всеми внешними и внутренними игроками в регионе — ЕС, Ираном, Израилем, Египтом, Америкой (в период Обамы). Единственная страна, с которой у Турции отношения относительно нормальные, — это Россия, что позволяет Москве продавливать турецкое руководство по ряду вопросов, в том числе "помидорному" и сирийскому. ЕС же использует изоляцию Анкары для оказания давления по гуманитарным вопросам. Теплая и конструктивная встреча с Трампом могла показать всем, что у Турции есть выбор.

Что касается американцев, то им важно было накинуть на Эрдогана дипломатический намордник. Дональд Трамп пытается выпутаться из ближневосточной паутины и снижать американскую активность в регионе, для чего, например, искренне хочет завершения сирийской гражданской войны. Однако изолированная Турция во главе с авантюрным президентом может своей активностью спутать карты Трампа, поэтому Белому дому необходимо восстановить контроль над турецким президентом. Да, некоторые эксперты уверяют, что Эрдоган предлагает Трампу больше — утвердить Турцию на роль основного наместника Штатов на Ближнем Востоке, — однако американцам это не нужно. Уж слишком непредсказуема и амбициозна эрдогановская Турция для того, чтобы отводить ей такую роль. Простого контроля хватит.
Ну хоть не поругались
Учитывая важность мероприятия, стороны стали к нему готовиться заранее, причем посредством одинаковых бизнес-методов — повышения ставок. Так, накануне визита Эрдоган заявил о возможности выхода Турции из коалиции по борьбе с ИГ*. Были запущены слухи о том, что турки даже могут попросить американцев с военно-воздушной базы Инджирлик. Американцы же за неделю до приезда турецкого президента заявили о намерении поставить оружие курдским отрядам самообороны, которые будут штурмовать Ракку. Естественно, у Анкары сразу же возникло оправданное опасение, что часть этого оружия окажется по иную сторону сирийско-турецкой границы.

Подготовка, судя по всему, прошла безуспешно: ни одна из сторон на шантаж не поддалась. Сама встреча двух лидеров продолжалась лишь 20 минут (после чего они провели пресс-конференцию, а потом пошли обедать вместе с делегациями). Это, конечно, не семь минут, отведенных на аудиенцию министру иностранных дел самопровозглашенного "ключевого союзника США вне НАТО" — Украины. Однако и не лавровские несколько часов. Двадцать минут — это не то время, которое уделяется на переговоры по важнейшему региону с одним из главных игроков в этом регионе, являющимся реальным союзником по НАТО.

У 20 минут могут быть несколько объяснений. Кто-то, конечно, может сказать, что основные вопросы военно-политического сотрудничества должны обсуждать не президенты, а представители министерств обороны и иностранных дел обеих стран. Однако в случае турецко-американских отношений такой сценарий маловероятен. Во-первых, у Трампа до сих пор нет команды для того, чтобы обсуждать подобные вещи (Госдеп еще не сформирован), а во-вторых, стороны делегируют обсуждение такого рода вопросов министрам тогда, когда у них есть некое общее понимание проблемы и требуется лишь проговорка тактических деталей. Разногласия же между США и Турцией носят стратегический характер, поэтому требуют политических решений со стороны глав государств.

Куда более вероятным выглядит иное объяснение хронометража: сторонам говорить было не о чем. Их повестка настолько различалась, что переговоры свелись лишь к обмену рукопожатиями и позициями — дальнейшее обсуждение этих позиций могло (учитывая характеры Трампа и Эрдогана) привести к скандалу, причем с вытеканием в публичную плоскость.
Турецкий "иншаллизм"
В итоге стороны остались при своем и по Гюлену, и — что гораздо более важное — по курдам. "Мы поддерживаем Турцию, которая находится на передовой по борьбе с терроризмом, борется с такими террористическими группами, как ИГ* и РПК", — заявил Трамп, тем самым четко отделив сирийских курдов от турецких. По всей видимости, американские войска продолжат находиться на линии соприкосновения турецких войск и протурецких банд сирийских боевиков с одной стороны, а сирийских курдов — с другой. Эрдоган же заявил, что его страна никогда не будет учитывать позицию сирийских курдов, в том числе в рамках будущего политического урегулирования сирийской гражданской войны. "Мы не должны позволять этим группам манипулировать религиозной и этнической структурой в регионе, используя терроризм как предлог или оправдание", — заявил турецкий президент.

Понятно, что получившийся статус-кво идет в минус позиции Эрдогана. На сегодняшний день турецкий президент в курдском вопросе остался в изоляции — все остальные ключевые игроки сирийского конфликта (Сирия, Россия, Иран, США) либо поддерживают, либо не возражают против курдской культурной автономии. А значит, турецкое мнение учитываться не будет (или будет, но лишь при очень серьезных уступках со стороны Эрдогана России, Сирии и Ирану).

Ложкой меда для турецкого президента стало все-таки налаживание личных контактов с Трампом. Да, более 60 конгрессменов написали Трампу и Тиллерсону письмо, в котором призвали Трампа потребовать от Эрдогана соблюдение "демократических ценностей" на территории Турции. Но Трамп не Обама: он еще в ходе предвыборной кампании говорил о том, что будет вести внешнюю политику не на основе ценностей, а на основе прагматизма. И он хотя бы встретился с Эрдоганом — Обама в 2016 году не пошел и на это.

Так что, если сейчас Турция на Ближнем Востоке будет вести себя тихо и прилично, то Трамп не будет устраивать скандалы в двусторонних отношениях (тем более по причине того, что Эрдоган станет преследовать и сажать турецкую оппозицию и представителей журналистского сообщества: Трамп в какой-то степени даже завидует возможностям своего турецкого коллеги). А это то, что нужно Эрдогану. Молчаливая поддержка США повысит его переговорные позиции с ЕС, Ираном и Россией. Но вот сможет ли он вести себя тихо и прилично? Ответа на этот вопрос, судя по всему, не знает даже сам Эрдоган. Точнее, знает: "Иншаллах" ("как Аллах даст").

*Террористическая организация, запрещенная в России.
Источник

Евгений Сатановский о Ближнем востоке, России,США и Турции.

Комментарии

Добавить комментарий