Выпуск мировой резервной валюты обходится слишком дорого
Геополитика05 августа 2020

Выпуск мировой резервной валюты обходится слишком дорого

В 1960-е гг. министр финансов Франции Валери Жискар д’Эстен жаловался, что доминирование доллара даёт Соединённым Штатам «чрезмерную привилегию» дёшево занимать у всего остального мира и жить не по средствам. Американские союзники и противники с тех пор не раз повторяли эту мысль. Однако чрезмерные привилегии влекут за собой чрезмерную нагрузку на конкурентоспособность США в торговле и на рынке труда, которая будет только расти с уменьшением доли Америки в глобальной экономике, оказывая дестабилизирующее воздействие. Плюсы от превосходства доллара в основном получают финансовые институты и крупный бизнес, а издержки ложатся на плечи работников. Поэтому дальнейшая гегемония доллара угрожает усугубить неравенство, а также политическую поляризацию в Соединённых Штатах.

Гегемония доллара не предопределена. Аналитики уже давно предупреждают, что Китай и другие державы могут отказаться от доллара и диверсифицировать свои валютные резервы по экономическим или стратегическим причинам. Хотя пока нет оснований полагать, что глобальный спрос на доллары иссякнет. Но США рискуют потерять статус эмитента доминирующей мировой резервной валюты по другой причине: страна добровольно откажется от долларовой гегемонии, потому что экономические и политические издержки стали слишком высокими.

При Трампе Соединённые Штаты уже отказались от многосторонних обязательств в сфере безопасности, что заставило экспертов по международным отношениям обсуждать, отступят ли США от гегемонии в более широком, стратегическом смысле. Вашингтон также способен отказаться от гегемонии доллара, не оглядываясь на остальной мир, который хочет, чтобы Америка поддерживала роль доллара как резервной валюты – как раньше хотел, чтобы Соединённые Штаты продолжали обеспечивать безопасность. Вашингтон может решить, что больше не в состоянии себе этого позволить. Эта идея на удивление мало обсуждается в политических кругах, хотя на самом деле может пойти на пользу США и в конечном итоге всему остальному миру.

Цена доминирования доллара

Гегемония доллара обусловлена спросом на него по всему миру. Иностранный капитал идёт в Соединённые Штаты, потому что это безопасное место для вложения средств, а альтернатив не так уже много. Приток капитала затмевает средства, необходимые для финансирования торговли, в результате США сталкиваются со значительным дефицитом текущего платёжного баланса. Иными словами, страна не столько живёт не по средствам, сколько старается использовать избыточный мировой капитал.

Выигрывают в основном банки, которые выступают в роли посредников и реципиентов потоков капитала, и это влияет на экономическую политику. Проигрывают производители и работники, которых они нанимают. Спрос на доллар подталкивает вверх его стоимость, соответственно, американский экспорт становится слишком дорогим, спрос на него за границей падает. В результате падает прибыль в производственном секторе, сокращаются рабочие места.

Бремя издержек непропорционально ложится на штаты промышленного Среднего Запада, что, в свою очередь, усугубляет социально-экономический раскол и способствует политической поляризации. Рабочие места в промышленности, которые когда-то составляли основу экономики этого региона, переводят за границу, на их месте развиваются бедность и недовольство. Неудивительно, что многие из наиболее пострадавших штатов голосовали за Дональда Трампа в 2016 году.

Внутренние издержки от использования притока иностранного капитала, скорее всего, будут расти и дестабилизировать обстановку в Соединённых Штатах. Китай и другие развивающиеся экономики продолжат рост, поэтому доля США в глобальной экономике продолжит сокращаться, а приток капитала – расти соответственно размеру американской экономики. Это усугубит последствия долларовой гегемонии для системы распределения благ: финансовые посредники и дальше станут обогащаться за счёт промышленной базы страны. Политическая ситуация окажется ещё более напряжённой.

Учитывая растущую экономическую и политическую нагрузку, Соединённым Штатам будет всё труднее поддерживать сбалансированный и равный рост, оставаясь предпочтительным пунктом назначения для избытков мирового капитала – вместе с ним идут переоцененная валюта и деиндустриализация. В какой-то момент не останется выбора – только ограничить импорт капитала в интересах экономики, даже если это будет означать отказ от роли доллара как доминирующей мировой резервной валюты.

Британский прецедент

США будут не первой страной, вынужденной отказаться от монетарной гегемонии. С середины XIX века и до Первой мировой войны Великобритания была доминирующим мировым кредитором, а фунт стерлингов – главным средством финансирования международной торговли. В этот период стоимость денег основывалась на возможности покупать золото по так называемому золотому стандарту. Великобритания обладала крупнейшими в мире золотыми резервами, другие страны держали свои резервы в золоте и фунтах.

В первой половине XX века британская экономика начала сокращаться, её экспорт постепенно терял конкурентоспособность. Но поскольку Великобритания придерживалась золотого стандарта, чтобы справляться с торговым дефицитом, нужно было выводить золото за рубеж, в результате сокращалась находящаяся в обращении денежная масса, цены в стране падали. Британия приостановила действие золотого стандарта во время Первой мировой войны, как и некоторые другие страны. К концу войны она превратилась в страну-должника, а США, аккумулировавшие огромные золотые резервы, заняли место основного мирового кредитора.

Великобритания вернулась к золотому стандарту в 1925 г., но по довоенному курсу: фунт стерлингов был переоценён, а золотые резервы истощены. Британский экспорт продолжал страдать, оставшиеся золотые резервы сокращались, правительство было вынуждено пойти на урезание зарплат и снижение цен. Конкурентоспособность британской промышленности упала, возросла безработица, начались социальные волнения. В 1931 г. Великобритания отказалась от золотого стандарта в пользу золота, что, по сути, означало отказ от гегемонии фунта.

В 1902 г. Джозеф Чемберлен, занимавший тогда пост министра по делам колоний, назвал Британию «утомлённым титаном». Сегодня этот термин вполне подходит Соединённым Штатам, которые переживают постепенное ослабление своей экономической мощи на фоне других держав, прежде всего Китая. Эксперты по международным отношениям и аналитики обсуждают, какова степень упадка США и даже предлагают своё видение постамериканского мира.

Некоторые полагают, что при Трампе Соединённые Штаты намеренно отказались от проекта «либеральной гегемонии», например, создав неопределённость по поводу обязательств США в сфере безопасности. Другие описывают отказ Америки от гегемонии как часть долгосрочной структурной трансформации. При любом из этих сценариев Соединённые Штаты могут последовать примеру Великобритании и добровольно отказаться от монетарной гегемонии. Удивительно, но эксперты очень мало обсуждают, как это произойдёт и произойдёт ли вообще.

Доводы в пользу налога на спекулятивный капитал

В данный момент доллар кажется как никогда доминирующей валютой. Хотя американская экономика вступила в рецессию и лишилась миллионов рабочих мест, спрос на доллары возрос – как и после финансового кризиса 2008 года. В марте иностранцы продали огромное количество американских казначейских облигаций, но обменяли их на доллары. Федеральная резервная система влила в глобальную экономику триллионы долларов, чтобы не допустить захвата международных финансовых рынков конкурентами, расширена система свопов с другими центробанками, использовавшаяся в 2008 году. В то время как ошибки администрации Трампа в борьбе с пандемией усилили восприятие США как слабеющей державы, действия ФРС и инвесторов способствовали укреплению центральной роли доллара в глобальной экономике.

Однако это не должно успокаивать. Приток капитала будет и дальше наносить вред американским производителям, а вызванный пандемией спад лишь усилит трудности работников. Чтобы ослабить растущее экономическое и политическое давление в таких регионах, как промышленный Средний Запад, Соединённым Штатам нужно рассмотреть шаги по ограничению импорта капитала. Один из возможных вариантов – давать меньше долларов в глобальную экономику. Это поднимет стоимость валюты до уровня, когда иностранцы перестанут её покупать. Однако в этом случае американская торговля станет менее конкурентоспособной, а и без того низкая инфляция продолжит снижаться.

С другой стороны, США могут поймать на блефе Китай и Евросоюз, которые призывают к уменьшению глобальной роли доллара. Очевидного преемника у Америки как у поставщика доминирующей мировой резервной валюты нет. Например, для обеспечения свободного потока капитала в Китай и из Китая потребуется фундаментальная – и политически сложная – реструктуризация экономики страны. Еврозона тоже не может взять на себя роль лидера, поскольку зависит от обеспечиваемого экспортом роста и соответствующего экспорта капитала. Однако отсутствие очевидного преемника вряд ли помешает Соединённым Штатам отказаться от долларовой гегемонии.

США могут ввести сбор или налог на краткосрочные спекулятивные иностранные инвестиции, который не затронет долгосрочные вложения. С помощью таких мер удастся добраться до сути дисбаланса в торговле, уменьшив приток капитала (торговые барьеры убирают симптомы, а не причину болезни). Это также поможет ослабить негативное отношение к свободной торговле и уменьшить экономически непродуктивную прибыль финансовых организаций.

При оптимистичном сценарии три центра мировой экономики – Китай, США и ЕС – договорятся о создании валютной корзины по аналогии со специальными правами заимствования МВФ. Они либо наделят МВФ полномочиями по регулированию этой корзины, либо учредят новый международный финансовый институт для выполнения этой задачи. Пессимистичный, но более правдоподобный сценарий: напряжённость – особенно между Пекином и Вашингтоном – сделает сотрудничество невозможным, возрастёт вероятность конфликта между ними по экономическим вопросам.

Даже если не удастся найти решение путём сотрудничества, Соединённым Штатам имеет смысл в одностороннем порядке отказаться от долларовой гегемонии. В этом случае Китай и еврозона будут вынуждены использовать избыточные сбережения у себя дома, а для этого им придётся внести серьёзные изменения в свои экономические модели, чтобы обеспечивать более сбалансированный и равный рост. Это также лишит чрезмерных прибылей американские финансовые институты и пойдёт на пользу работникам в США, поскольку стоимость доллара снизится, и американский экспорт вновь станет конкурентоспособным. Иными словами, отказ от долларовой гегемонии откроет путь к более стабильной и справедливой экономике в стране и мире.

Foreign Affairs

САЙМОН ТИЛФОРД, Экономист Форума за новую экономику.

ХАНС КУНДНАНИ, Старший научный сотрудник Chatham House.

Источник

Написать комментарий
Авторские статьи