День моряка-подводника. Как начинался русский подводный флот

19.03.2018 11:05


19 марта Россия отмечает День моряка-подводника. Это профессиональный праздник военнослужащих подводных сил ВМФ России, а также гражданского персонала и всех, кто имеет отношение к подводному флоту.

В наше время подводный флот остается одним из самых важных инструментов обороны нашей страны, неотъемлемым компонентом ядерного щита. Подводники – элита российского флота, сложнейшая и почетнейшая военно-морская профессия. Между тем, еще чуть более 100 лет назад подводный флот только делал в России свои первые шаги. В память о событиях тех лет и была выбрана дата 19 марта для празднования Дня моряка – подводника. С этой датой связано эпохальное событие в истории российского военно-морского флота.
19 марта (по старому стилю 6 марта) 1906 года, 112 лет назад, император Николай II включил в классификацию судов российского императорского военного флота новый вид судов – подводные лодки. Приказ о включении подводных лодок в состав флота подписал тогдашний морской министр вице-адмирал Алексей Алексеевич Бирилев. Так началась официальная история российского подводного флота, хотя на самом деле о возможностях применения подводных кораблей в России задумались гораздо раньше.

Еще в 1718 г. плотник Ефим Никонов подал челобитную Петру I с предложением о строительстве «потаенного судна», которое могло бы внезапно атаковать корабли противника. Петру I идея Никонова понравилась и он даже вызвал талантливого мастерового в Петербург, где на верфи приступили к постройке судна. Однако, со смертью Петра разработки прекратились.

Вернулись к теме подводной лодки в России лишь в 1834 году, когда на Александровском литейном заводе по проекту военного инженера генерал-адъютанта Карла Шильдера была построена подводная лодка, вооруженная специальными установками для запуска ракет. Передвигалась лодка с помощью четырех гребков, расположенных попарно на каждом борту лодки, а приводились в действие гребки усилиями матросов-гребцов. Однако, скорость подводного хода лодки не превышала полукилометра в час. Шильдер планировал перевести гребки на электрическое движение, но тогдашний уровень развития технологий еще не позволял реализовать эту задумку. В итоге, в 1841 году испытания лодки и работы по ее совершенствованию были прекращены, а дата создания в России подводного флота опять отдалилась.

Тем не менее, именно в Российской империи впервые в мире было налажено серийное производство подводных лодок. У его истоков стоял русский инженер и конструктор польского происхождения Степан Карлович Джевецкий. Выходец из богатой и знатной семьи, Джевецкий получил техническое образование в Париже, где познакомился и близко дружил с Гюставом Эйфелем, прославленным автором Эйфелевой башни. Обширные знания Джевецкого привлекли внимание великого князя Константина Николаевича – российского наместника в Царстве Польском, который предложил Степану Карловичу устроиться на службу в Морской технический комитет в Санкт-Петербурге. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Джевецкий добровольно пошел на Черноморский флот – простым матросом, участвовал в бою парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Булленд», за храбрость получил Георгиевский крест.

После демобилизации Джевецкий жил в Одессе, где и сконструировал первую подводную лодку, построенную на местной верфи на деньги мецената Феодора Родоконаки. Вторая подводная лодка была построена по проекту Джевецкого в 1879 году уже в Санкт-Петербурге, а испытали ее 29 января 1880 года на Серебряном озере в Гатчине, в присутствии наследника престола великого князя Александра Александровича. Наследник престола был в восторге и вскоре последовал заказ на производство целой серии подводных лодок, которые должны были обеспечивать безопасность российских крепостей. В 1881 году лодки построили и распределили по крепостным гарнизонам, но в бою их так и не применили. Низкая эффективность подводных лодок Джевецкого привела к тому, что в 1886 году их сняли с вооружения и более не производили.

Следующей серьезной вехой в истории российского подводного флота стала постройка подводной лодки «Дельфин» в 1900-1904 гг. Главным конструктором «Дельфина» был русский инженер Иван Григорьевич Бубнов, в 1903 – 1904 гг. руководивший кораблестроительной чертежной Морского технического комитета. В марте 1902 года «миноносец №113» был зачислен в списки флота под названием «миноносец № 150». В октябре 1903 года его зачислили в состав Балтийского флота, в 1904 году перебросили на Дальний Восток – для участия в Русско-японской войне, а 28 февраля 1905 года подводная лодка «Дельфин» под командованием Георгия Завойко впервые вышла в море.

24 мая 1904 года Российская империя подписала контракт о строительстве для нужд российского военного флота трех подводных лодок типа «Е» («Карп»), изготовленных на судостроительной верфи Фридриха Круппа в Киле (Германия). Поскольку Крупп обещал подарить России в случае заключения контракта свою первую подводную лодку, 7 июня 1904 года подводная лодка «Форель» по железной дороге была перевезена в Россию. Ее сопровождали немецкие офицеры, которые должны были обучить русский экипаж. В России на лодку были установлены два торпедных аппарата, подготовлен экипаж, после чего лодка была зачислена в состав флота как миноносец «Форель» и 25 августа 1904 года переброшена по железной дороге на Дальний Восток, где вошла в состав Сибирской военной флотилии. «Форель» стала первой настоящей и полноценной подводной лодкой русского флота на Тихом океане.

Еще две подводные лодки Российская империя приобрела в США. Так, 31 мая 1904 года была приобретена лодка «Фултон», построенная по проекту Holland-VIIR Джона Филипа Голланда. В составе российского флота она получила имя «Сом». 18 июня 1904 года в состав российского флота была принята американская подводная лодка «Протектор», получившая в России новое имя «Осетр». Подводная лодка «Сом» дала начало целой серии российских подводных лодок. На Дальнем Востоке из шести подводных лодок был сформирован отряд миноносцев.

Естественно, что появление в Российской империи своего подводного флота потребовало от морского командования и принятия соответствующих мер по подготовке личного состава. В первую очередь, требовалось подготовить командиров и офицеров подводных лодок. Уже 29 мая 1906 года на военно-морской базе в Либаве был создан Учебный отряд подводного плавания. Его командиром был назначен контр-адмирал Эдуард Николаевич Щенснович – один из «отцов-основателей» подводного плавания и минного дела в российском военно-морском флоте.

Выпускник Морского училища, контр-адмирал Щенснович прошел путь от минного офицера канонерской лодки до командира броненосца, а затем и младшего флагмана Балтийского флота. Во время Русско-японской войны капитан 1 ранга Эдуард Щенснович, командовавший тогда броненосцем «Ретвизан», был тяжело ранен, после чего вернулся на Балтийский флот. Именно ему Николай II и Морское ведомство доверили возглавить необычное и очень важное направление – создание и укрепление российского подводного флота. Именно по инициативе Щенсновича, в Либаве была создана первая в Российской империи полноценная база для подводных лодок, построен специальный бассейн, который мог вместить до 20 подводных лодок. Огромный вклад внес контр-адмирал Щенснович и в разработку «Правил плавания в подводном флоте и отбора людей для службы на подводных лодках», в систему дополнительного образования морских офицеров, готовившихся в Учебном отряде для службы на подводных лодках.

Первый выпуск офицеров подводного плавания состоялся в 1907 году – российский флот получил 68 дипломированных специалистов – подводников. Только в течение 1907-1909 гг. учебный отряд в Либаве выпустил 103 офицера и 525 специалистов нижних чинов для российских подводных лодок. Интересно, что в 1906-1911 гг. обучение в Либавском отряде прошли и 12 морских врачей, которые также получили специальность офицеров подводного плавания. От врачей, помимо наличия профильного медицинского образования, требовался опыт службы на корабле врачом и двухмесячный опыт плавания на подводной лодке во время учебы. Как видим, к обучению подводников в Либаве подходили достаточно основательно.

Для российских моряков первое время подводные лодки были чем-то диковинным, но это скорее пробуждало у офицеров и унтер-офицеров интерес к профессии подводника. В те далекие годы служба подводников была очень тяжелой, не шедшей ни в какое сравнение со службой на обычном корабле. Технические особенности тогдашних подводных лодок не могли обеспечить комфортное несение службы, но это не пугало героических моряков, стремившихся попробовать себя в профессии подводника. Офицеры подводной лодки во время плавания спали в небольшой кают-компании, а нижние чины – прямо на рундуках для хранения мин.

25 февраля 1911 года была создана первая в российской истории бригада подводных лодок в составе двух дивизионов, а возглавил бригаду контр-адмирал Павел Павлович Левицкий, сменивший контр-адмирала Эдуарда Щенсновича на посту командира Учебного отряда подводного плавания в Либаве. Левицкий был потомственным моряком, всю жизнь прослужил на флоте, участвовал в Русско-японской войне в должности командира крейсера, а затем командовал Учебным отрядом подводного плавания.

Темпы создания отечественных подводных лодок активизировались перед Первой мировой войной. Так, уже в 1912 году на Балтийском судостроительном заводе была выпущена дизельная подводная лодка «Барс», вооруженная 12 торпедными аппаратами, 2 артиллерийскими орудиями и 1 пулеметом. После начала войны, в 1915 и 1916 гг., на вооружение Балтийского флота поступили 7 подводных лодок типа «Барс» и 5 подводных лодок «Американский Голланд», которые были приобретены в США, но собраны уже на российской верфи. В годы Первой мировой войны подводный флот уже полноценно применялся. Так, перечисленные лодки совершили 78 боевых походов, потопив 2 крейсера и 16 транспортных судов противника.

В то же время, вряд ли подводный флот мог похвастать в Российской империи особой любовью со стороны адмиралов и Морского ведомства. Воспитанные «старой школой» российские адмиралы в большинстве своем благоволили к крейсерам и броненосцам надводного флота, считая, что они куда больше заслуживают внимания, чем неказистые подводные лодки. Важность подводного флота понимали и признавали немногочисленные подвижники вроде контр-адмирала Щенсновича, но таких офицеров было в морском командовании не так много. Лишь Первая мировая война, давшая подводникам возможность действительно показать, на что способны подводные лодки и какую роль они будут играть в современной морской войне, способствовала изменению отношения к подводному флоту со стороны морского командования. Однако, в 1917 году произошли Февральская, а затем и Октябрьская революции, серьезно отразившиеся на положении российского флота и на отечественном судостроении.

Именно в советский период происходило стремительное и быстрое развитие отечественного подводного флота, благодаря которому и современная Россия в настоящее время является одной из крупнейших подводных держав мира. Все сто двенадцать лет официального существования российского подводного флота моряки – подводники остаются элитой российского военно-морского флота. Не зря говорят, что подводники – это особая каста. И это действительно так.

Сложнейшие условия службы, постоянный риск, нахождение многими месяцами вдали от дома, необходимость осваивать в совершенстве самую современную и трудную технику – все это требует и от офицеров и мичманов, и от матросов не только больших способностей, профессиональных знаний и отменного здоровья, но и небывалой психологической устойчивости. Служба в подводном флоте ВМФ России не зря пользуется таким престижем – и военнослужащие, и даже совершенно далекие от армии и флота люди понимают и всю значимость подводников для страны, и объем трудностей и невзгод, с которыми им приходится сталкиваться.



Илья Полонский

Комментарии

ru Гость, 20.03.2018 00:53

Только успешности в ратных трудах подводного флота.

ru Гость, 19.03.2018 13:55

Успешности в ратных трудах подводного флота.

ua VIC_NOVOROC, 19.03.2018 12:02

Подводники СССР и России, с праздником!

Добавить комментарий

АВТОРСКИЕ СТАТЬИ