Крымскотатарские формирования Гитлера
Общество09 августа 2020

Крымскотатарские формирования Гитлера

Процесс создания крымско-татарских добровольческих формирований имел в своей основе те же политические и военные причины, что и при создании подобных формирований из других мусульманских народов СССР. Однако имелись и отличия, обусловленные особенностями немецкой оккупационной политики на территории Крыма.

В ноябре 1941 г. Крым под названием генерального округа «Таврида» стал составной частью новой административной единицы, созданной немцами на части оккупированной советской территории — рейхскомиссариата «Украина», власть в котором должна была осуществляться гражданской администрацией. Однако вследствие того, что практически до самого своего освобождения в 1944 г. [150]

Крым являлся либо тыловым районом, либо зоной боевых действий, фактическая власть здесь принадлежала местному командующему войсками вермахта.

С конца 1941 г. важным фактором, оказывавшим влияние на немецкую оккупационную политику, стало партизанское движение. В Крыму же эта проблема приобрела для немецкого командования особенную остроту, так как районы действий советских партизан находились в непосредственной близости от важных с оперативной точки зрения населенных пунктов.

Поэтому процесс организации и подготовки добровольческих формирований на территории Крыма, в том числе и крымско-татарских, приобрел форму создания «местных полицейских вспомогательных сил» и в меньшей степени привлечения добровольцев для включения их небольшими группами в качестве «хиви» в части действовавшей в Крыму немецкой армии. [151]

Главным органом по обеспечению общественного порядка на территории Крыма была печально известная айнзатцгруппа «Д». Созданная по инициативе Главного управления имперской безопасности (РСХА), она являлась «инструментом проведения расовой политики» на восточных территориях и занималась уничтожением «евреев, коммунистов и прочих нежелательных элементов». Однако, кроме вышеуказанных функций, на руководство этой группы в лице СС-оберфюрера О. Олендорфа было возложено создание отделений полиции порядка на оккупированной территории в зоне ее ответственности.

Городская и сельская полиция формировалась сразу же по занятии немцами городов и крупных населенных пунктов Крыма, параллельно с органами местного самоуправления. Обычно ею руководил начальник отдела вспомогательной полиции порядка при городском или районном управлении, который, однако, подчинялся местному фюреру СС и полиции. Основными обязанностями сотрудников вспомогательной полиции были поддержание порядка в населенном пункте и наблюдение за выполнением паспортного режима.

Однако ни городская, ни сельская полиция не могла самостоятельно бороться с партизанским движением, а тем более уничтожить его. Поэтому оккупационные власти делали все, чтобы создать более крупные, мобильные и лучше подготовленные формирования, которые могли бы обеспечить относительный порядок хотя бы в пределах своего района.

В связи с этим 2 декабря 1941 г. ОКХ издало директиву «Особые указания для борьбы с партизанами». В ней, в частности, говорилось: «...Использование местных отрядов в борьбе с партизанами вполне себя оправдывает. Знание местности, климата и языка страны делает [152] возможным в боях с партизанами применить их же методы действий»{37}.

Формирование отрядов вспомогательной полиции порядка из крымско-татарских добровольцев происходило следующим образом.

«Уже в октябре 1941 г., — пишут английские исследователи Ч. Диксон и О. Гейлбрунн, — для борьбы с партизанами немцы стали привлекать также татар, которые всегда враждебно относились к большевистскому режиму. Были сформированы так называемые татарские отряды самообороны, которые оказали немцам большую помощь»{38}. Этими отрядами, насчитывавшими по 70–100 человек в каждом, командовали инструкторы — немецкие унтер-офицеры. По словам Э. фон Манштейна, главная задача этих отрядов «заключалась в охране своих селений от нападения... партизан»{39}.

Одним из первых в ноябре 1941 г. отряд самообороны был создан в д. Коуш. Его командиром был назначен местный житель Раимов, дослужившийся в немецкой полиции до чина майора. Главная задача этого отряда состояла в том, чтобы частыми нападениями и диверсиями держать в постоянном напряжении партизан, истреблять их живую силу, грабить продовольственные базы. На тот момент в нем проходили службу 80 человек. Помимо этого, Коуш был центром вербовки добровольцев в данном районе.

Таким образом, в результате немецкой кампании по организации отрядов самообороны к декабрю 1941 г. они были сформированы уже в следующих населенных пунктах [153] Крыма: Ускут (130 чел.), Туак (100 чел.), Кучук-Узень (80 чел.), Ени-Сала, Султан-Сарай, Карасу-Баши, Мол-бай и др.

До января 1942 г. создание отрядов самообороны носило неорганизованный характер и зависело от инициативы местных немецких начальников. После поражений под Москвой, Ростовом, а также после начала Керченско-Феодосийской десантной операции ситуация коренным образом изменилась.

2 января 1942 г. в отделе разведки штаба 11-й немецкой армии состоялось совещание, в ходе которого было заявлено, что Гитлер разрешил призыв добровольцев из числа крымских татар. Штаб армии передал решение этого вопроса руководству айнзатцгруппы «Д». Перед ним ставились задачи: «Охватить крымских татар, способных служить в армии, для действия на фронте в составе 11-й армии... а также создать татарские роты самообороны, которые совместно с айнзатцгруппой «Д» будут использованы для борьбы с партизанами»{40}.

3 января 1942 г. под руководством О. Олендорфа началось заседание недавно созданного Симферопольского мусульманского комитета. Оно было посвящено решению вопроса о начале вербовки крымских татар для общей с немцами борьбы против большевизма. На комитет и его председателя Д. Абдурешидова были возложены обязанности по пропагандистскому обеспечению вербовочной кампании в отдельных населенных пунктах. На руководство же айнзатцгруппы «Д» возлагалась организационная сторона вопроса.

5 января 1942 г. с формального согласия председателя мусульманского комитета в Симферополе было открыто [154] вербовочное бюро и начался набор добровольцев. Для координации работы по вербовке добровольцев на местах от Симферопольского комитета были посланы специальные представители — вербовщики: Б. Аджиев, Ш. Карабаш и А. Карабаш.

Все мероприятия по набору добровольцев должны были проходить согласно директиве генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск Е. Вагнера от 18 января 1942 г. В ней разрешалась «неограниченная» организация крымско-татарских формирований на территориях, «находившихся в немецких руках, за исключением Керченского полуострова и района осады Севастополя»{41}.

Вербовка добровольцев проводилась в течение января 1942 г. в 203 населенных пунктах и 5 лагерях военнопленных. В результате были набраны 9255 человек, из которых в части 11-й армии были направлены 8684 человека, а остальные, признанные негодными для службы в строевых частях, вернулись в свои деревни.

Одновременно с этим по линии айнзатцгруппы «Д» были завербованы 1632 человека, которые были сведены в 14 рот самообороны, расквартированных соответственно их порядковым номерам в следующих населенных пунктах: Симферополе, Бикж-Онларе, Бешуе, Баксане, Мол-бае, Бий-Ели, Алуште, Бахчисарае, Коуше, Ялте, Таракташе (12-я и 13-я роты) и Джанкое (см. табл. 13). Каждая рота самообороны состояла из 3 взводов и насчитывала от 50 (Джанкой) до 175 (Ялта) человек. Командовали ротами немецкие офицеры.

В дальнейшем вербовочная кампания в роты самообороны возобновилась и продолжалась в феврале — марте 1942 г. В результате этого к апрелю их численность достигла 4 тыс., при постоянном резерве в 5 тыс. человек. [155]

В первой половине 1942 г. немецкие полицейские органы в реихскомиссариатах приступили к созданию из местных добровольцев батальонов «Шума» ( «Schuma»), которые предполагалось использовать в антипартизанских операциях. В отличие от рот самообороны, район действия которых был ограничен районом их формирования, батальоны «Шума» планировалось применять на более широком фронте.

В июле 1942 г. было принято решение свести все татарские роты самообороны в Крыму в такие батальоны. В результате к ноябрю 1942 г. было сформировано 8 батальонов «Шума», расквартированных в следующих населенных пунктах:

— Симферополе — батальоны «Шума» № 147 и 154;

— Карасубазаре — батальон «Шума» № 148;

— Бахчисарае — батальон «Шума» № 149;

— Ялте — батальон «Шума» № 150; [156]

- Алуште — батальон «Шума» № 151;

— Джанкое — батальон «Шума» № 152;

— Феодосии — батальон «Шума» № 153.

По штату каждый батальон должен был состоять из штаба и 4 рот (по 124 чел. в каждой), а каждая рота — из 1 пулеметного и 3 пехотных взводов. Штатная численность батальона в 501 человек на практике зачастую доходила до 700. Как правило, батальоном командовал местный доброволец из числа бывших офицеров Красной Армии, однако в каждом из них было 9 человек немецкого кадрового персонала: 1 офицер связи и 8 унтер-офицеров.

11 ноября 1942 г. Главное командование вермахта в Крыму объявило о возобновлении набора крымских татар в ряды германской армии. Функции вербовочного бюро должен был выполнять Симферопольский мусульманский комитет. Так, к весне 1943 г. был сформирован 155-й батальон «Шума» (Евпатория), а еще несколько батальонов и хозяйственных рот находились в стадии формирования. В организационном и оперативном отношении все эти части были подчинены фюреру СС и полиции генерального округа «Таврида» СС-бригаденфюреру Л. фон Альвенслебену.

В некоторых современных исследованиях указывается, что крымско-татарские батальоны «Шума» составляли Крымско-татарский легион вермахта. Однако с этим [157] нельзя согласиться. Действительно, в марте 1943 г. на заседании Генштаба сухопутных войск генерал-инспектор восточных войск поднял вопрос об организации такого легиона с последующим использованием его батальонов вне Крыма, т.е. по образцу восточных легионов. Однако командование группы армий «А», в чью тыловую зону входил Крым, высказалось против этого мнения. Более того, оно посоветовало безотлагательно переводить всех крымских татар, служивших в качестве «хиви» в немецких частях других групп армий, обратно в Крым, чтобы в дальнейшем использовать их только здесь. Это было мотивировано тем, что «Крымско-татарский легион не нужен, так как его использование не компенсирует затрат на его формирование»{42}.

Так как крымско-татарские формирования использовались в основном у себя на родине, их военная и политическая подготовка имела ряд особенностей и несколько отличалась от подготовки в частях восточных легионов.

Все роты самообороны, а затем и батальоны «Шума» проходили стандартную пехотную подготовку, правда, с «полицейским» уклоном. Поэтому особый интерес представляет их политическая подготовка.

В процессе политической подготовки крымско-татарских формирований главную роль играли мероприятия, проводимые Штабом пропаганды «Крым» — главным органом психологической войны на полуострове. При этом существенную помощь штабу в идеологической обработке татарских добровольцев оказывали отдел культуры и религии Симферопольского мусульманского комитета (руководитель — Э. Гафаров) и подобные отделы в комитетах на местах. Особый акцент делался на воспитание [158] «добровольческой молодежи, которая получила большевистское образование, на примерах турецко-татарской истории». В данном случае главная роль проводника крымско-татарской . националистической идеологии отводилась газете «Свободный Крым» ( «Azat Kirim»), которая выходила с 11 января 1942 г. Эта газета являлась органом Симферопольского мусульманского комитета и выходила два раза в неделю на татарском языке. Вначале тираж газеты был невелик, однако в связи с директивами Штаба пропаганды «Крым» по усилению пропагандистского воздействия на местное население летом 1943 г. он достиг 15 тыс. экземпляров.

«Свободный Крым» печатала статьи об организации в разных районах Крыма мусульманских комитетов, их работе по обеспечению населения и религиозно-культурному воздействию на него. Помимо этого, в газете помещались материалы о вербовке и службе татарских добровольцев в германских вооруженных силах, сводки боевых действий и материалы об открытии мечетей.

В организации и подготовке крымско-татарских формирований существенная роль отводилась религиозному воспитанию добровольцев. Оно осуществлялось путем тесного сотрудничества германской оккупационной администрации и мусульманского духовенства, многие представители которого одобряли набор крымских татар в германские вооруженные силы. Так, на упоминавшемся заседании Симферопольского мусульманского комитета 3 января 1942 г. присутствовал главный мулла городского мусульманского объединения. В конце заседания он взял слово и заявил, что «его религия и верования требуют принять участие в этой священной борьбе совместно с немцами, ибо окончательная победа для них не только означает уничтожение советского господства, [159] но снова дает возможность следовать их религиозным и моральным обычаям»{43}.

В январе 1942 г., после начала кампании по набору добровольцев, многие муллы работали членами вербовочных комиссий. Их главной задачей была подготовка общественного мнения, с целью привлечения наибольшего количества добровольцев.

После организации татарских батальонов «Шума» в каждом из них была учреждена должность муллы.

Коренным отличием процесса организации и подготовки крымско-татарских частей, например, от восточных легионов, формирование которых происходило вдали от родины их добровольцев, было то, что, кроме идеологического воздействия, вступавшим в них обещались хорошее материальное обеспечение и создание всяческих льгот и привилегий для их семей. Так, согласно одному из постановлений ОКВ, «всякое лицо, которое активно боролось или борется с партизанами и большевиками», могло подать прошение о «наделении его землей или выплате ему денежного вознаграждения до 1000 руб...»{44}. При этом его семья должна была получать от отделов социального обеспечения городского или районного управления ежемесячную субсидию в размере от 75 до 250 руб.

После опубликования 15 февраля 1942 г. Министерством оккупированных восточных областей «Закона о новом аграрном порядке» всем татарам, вступившим в добровольческие формирования, и их семьям стали давать в полную собственность по 2 га земли. Немцы предоставляли им лучшие участки, отнимая землю у крестьян, которые не вступили в эти формирования.

До середины 1943 г. инициатива по созданию мусульманских формирований из граждан СССР принадлежала [160] различным органам вермахта. Однако уже с декабря

1943 г. она перешла в руки руководства СС, что было связано с общим усилением его роли в военных делах.

Источник

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Жёлтый пикейный жилет
А что там Макрон, уже отказался от своего поста из-за протестов жёлтых жилетов? Или ему Ротшильд не велел?!
гость
Денежный поток все тоньше,вот и протестующих все меньше.А макароне лучше смотреть в свою тарелку и не лезть поучать других.
Лощёное рыло олигархата
И не только авиация, всё что было создано при СССР, за последние 30 лет разворовали, раздолбали и просрали. Но это же ДЕМО-КРАТИЯ (демонстрация власти бандоты). Вам демонстрируют - а вы смотрите, что получается. Вас учат, как лохов. Главное, чтобы до все дошло.
Обвал Тарифов
Лет 10 назад за коммуналку в Украине платили сущие копейки. Никто и не думал считать коммуналку серьёзной статьёй ежемесячных расходов. Сейчас это ОСНОВНЫЕ РАСХОДЫ в месяц, у большинства семей. Вот до чего доводит бандота при власти. Клептоскотократия - власть вороватых скотов.
Обвал Тарифов
В Европе очень дорого стоит вода, поэтому там смывают через раз, в порядке очереди к умывальнику. Но в Украине об этом стараются не говорить, иначе евроПЕЙСкий выбор будет выглядеть глупо.
Обвал Тарифов
Раньше перед каждым повышением тарифов бандота вешала на уши лапшу о грядущем повышении качества услуг. Теперь бандоте даже обещать стало лень. Все понимают, что обман - он и есть обман. Просто повышают, нахально залезая в карман честных людей. Ворьё и моральные уроды.
Обвал Тарифов
После распада СССР к власти пришло бандво (место которого - на зоне) и украло у честных людей 30 лет жизни! Нечего удивляться, что большинство народа живёт плохо. Потому что вся страна работает на кучку зажравшихся уголовников, которые всё разворовали и которым всё мало. Теперь время вернуть всё назад. Все украденные предприятия должны быть национализированы, а бандво (так называемые олигархи) - отправиться на зону, с полной конфискацией имущества, включая их детей и родственников. Вот тогда и вернутся низкие тарифы на коммуналку, бесплатное образование, медицина. И квартиры будут давать, а не отбирать рейдрасы, как сейчас. Это и есть политическая программа, с которой каждый нормальный человек должен идти в политику. Иначе ничего не изменится.