Американский кнут подозрений для дрессировки туземных элит

23.08.2017 10:50
В скандале с якобы участием украинского «Южмаша» (то ли через поставку самих двигателей, то ли неких «технологий») в северокорейской ракетной программе, о чем написала The New York Times 14 августа, на сегодня больше вопросов, чем ответов. Тем более, что «показания» специалиста по ракетным вопросам в Международном институте стратегических исследований Майкла Эллемана (Michael Elleman), на которого ссылалась газета, о роли Украины менялись три дня подряд… И абсолютно неудивительно, что задаваясь вопросом «Cui prodest?», сегодня многие проводят параллели между нынешним скандалом с ракетными двигателями для Северной Кореи и скандалом с «Кольчугами» (комплекс ПВО) для Ирака.

Пикантная подробность, связывающая оба случая: 15 лет назад первым публичным обвинителем Киева со стороны официального Вашингтона была тогдашний (2001-2003 гг.) заместитель посла США … Мари Йованович. Более того, именно она утверждала, что кроме «пленок майора Мельниченко» (офицера охраны, располагавшего записями разговоров в кабинете президента Украины) у США имеются и другие убедительные доказательства.

Кстати, помните продолжение? Украина создала в 2002 году специальную государственную комиссию во главе с тогдашним главой АП Виктором Медведчуком, которая «поштучно» доказала присутствие всех «Кольчуг» в местах их дислокации. Причем, выводы комиссии были обнародованы не только в Украине, – г-н Медведчук докладывал о результатах расследования в Совете Безопасности ООН. Окончательно все подозрения были развеяны после вторжения США в Ирак…

В качестве авторского отступления, можно указать, что именно с того момента у Виктора Медведчука «не заладились» отношения с американскими дипломатами и чиновниками, курирующими Украину – «крыть» доказательства госкомиссии было нечем, а, следовательно, «загнать» Президента Леонида Кучму в международную изоляцию не получилось. И проект «внешнего управления» пришлось переносить на несколько лет – вплоть до победы на президентских выборах Виктора Ющенко.

Последовали ли после этого публичные извинения или, хотя бы, опровержения со стороны Вашингтона и его «фронтменов» в этой истории? – Вопрос риторический…

Более того, сама личность и персональная украинская история нового посла была четким сигналом украинской верхушке, что «пряники Нуланд» закончились, наступает время «кнута Йованович».

Продолжением параллелей со скандалом с «Кольчугами» стало настоятельное «пожелание» бывшего помощника заместителя главы Пентагона по вопросам Украины и Евразии в администрации Барака Обамы Майкла Карпертера «пригласить американских экспертов – как минимум – чтобы те помогли исследовать эту ситуацию в пределах более длительного дополнительного расследования». Дополнительного – по отношению с назначенным президентом Украины Петром Порошенко 3-дневным расследованием по поводу информации о поступлении в КНДР ракетных технологий из Украины. При этом г-н Карпентер вполне прозрачно намекнул, что скандал произошел накануне визита в Киев министра обороны США Джима Маттиса, т.е., предложение об участии американских экспертов нужно принимать как можно скорее…

Фактически, втягивание (даже на уровне подозрений) украинской власти в международный «санкционный» скандал, – уже отработанный в 2002 году прием внешнего управления. Тем более, что в данный момент у Администрации Трампа имеется свой политический интерес показать Украину в негативном свете, т.к. один из важнейших аргументов сторонников санкций в отношении РФ (и, одновременно, оппонентов действующего президента), – «защита демократической прозападной Украины от посягательств диктаторской России».

Возвращаясь к теме «внешнего управления», можно предположить, что посольство США в ближайшее время жестко вступится за «прессуемых» властью «антикоррупционеров» «еврооптимистов», а полностью подконтрольные своим американским кураторам НАБУ и САП откроют еще ряд резонансных дел против украинской верхушки.

Такой, что называется, «персональный» подход дает Вашингтону инструмент влияния на любые внешнеэкономические проекты Киева. Например, на совместные с Ираном «углеводородные» проекты, включающие разработку маршрута транзита иранской нефти в Европу. Действительно, в отечественных СМИ эта тема не особо освещается, но зайдите на сайт IRNA (Новостное агентство Исламской республики Иран) и там Вы найдете множество сообщений на тему украино-иранского экономического сотрудничества, особенно в сфере углеводородов и транзита.

Так, украинский официоз ограничился сухой информацией о том, что в инаугурации переизбранного президента Ирана Хасана Рухани 5 августа с.г. принял участие первый вице-премьер Степан Кубив. А вот IRNA в своей русскоязычной версии дает следующее изложение одного из тезисов интервью Степана Кубива агентству: «Подчеркнув необходимость расширения связей с Тегераном, первый вице-премьер Украины сказал, что Украина может способствовать Ирану в области продовольственной безопасности, а Иран – в сфере энергетической безопасности Украине».
Вряд ли подобные контакты (а, тем более, – проекты) могут нравиться Штатам, причем, сразу по двум причинам: 1) как связанные с враждебным Вашингтону Ираном; 2) как связанные с поставкой дополнительных углеводородов в Европу, которую Вашингтон (и отдельно – администрация Трампа) рассматривает в качестве потенциального рынка для американского сжиженного газа…

Так что, тема «двигателей для северокорейских ракет», несомненно, будет использована для давления на Киев с целью отказа от подобного рода экономически выгодных проектов. При попытке проявить излишнюю самостоятельность, всплывут новые «коррупционные подробности». А также – подозрения в участии украинских ученых в иранской ракетной и ядерной программах. С обязательной публикацией этих подозрений в The New York Times…

Впрочем, как мы уже упоминали выше, у Украины имеется и позитивный опыт опровержения подобного рода обвинений.
Дмитрий Джангиров

Комментарии

Добавить комментарий