Авторские статьиИсточник4 янв.

Дед Мороз и Снегурочка: гендерный конфликт

nk_hauz/3FjcbB07R.jpeg
© РИА Новости, Максим Богодвид

Феномен творческого тандема Деда Мороза и Снегурочки незаслуженно обойден вниманием в новогодоведении. Что наводит на мысли о неких скрытых от широкой празднующей публики основаниях их сотрудничества. Но мысли эти не мешают вслушиваться в звон курантов и наполнять бокалы. Это делает новогодоведение, конечно, веселее. Но и интригу не ослабляет.

Мезальянс бородатого старца и красной девицы возник не сразу. И это, с одной стороны, можно объяснить разницей в возрасте. Потому что Мороз Иванович, как прообраз Деда Мороза, известен только с 1840 года, когда был опубликован сборник «Сказки дедушки Иринея» Владимира Одоевского. В сборник была включена сказка «Мороз Иванович», в которой впервые давалась литературная трактовка образа фольклорного и обрядового Мороза, прежде выступавшего лишь в качестве языческого хозяина стужи и зимнего холода.

Достаточно долгое время Мороз Иванович и ёлка с Новым годом существовали по раздельности. Их объединение произошло во второй половине XIX века, когда в городской среде России отмечаются первые попытки создать самобытного «рождественского деда», который дарил бы подарки русским детям, как Святой Николай у их западных сверстников.

А в это самое время Снегурочка является публике персонажем народной сказки о сделанной из снега девочке Снегурке (Снежевиночке), которая ожила. Этот сюжет был обработан и опубликован в 1869 году А.Н. Афанасьевым во втором томе его труда «Поэтические воззрения славян на природу»: «Снегурка названа так потому, что родилась из снега». В сказке старик и старуха лепят куклу из снега и она оживает, а летом девушка идёт с подругами в лес и тает.

В 1873 году Александр Островский пишет пьесу «Снегурочка». В ней Снегурочка предстаёт как дочь Деда Мороза и Весны-Красны, погибающая во время летнего ритуала почитания бога солнца Ярилы. Первоначально пьеса не имела успеха у публики. Однако в 1882 году Н.А. Римский-Корсаков поставил по пьесе одноименную оперу, которая имела огромный успех.

В 1886 году впервые отмечается «Морозко», и к началу XX века уже складывается знакомый образ Деда Мороза.

Дальнейшее развитие образ Снегурочки получил в работах педагогов конца XIX — начала XX века, которые готовили сценарии для детских рождественских елок.

После революции Дед Мороз, вместе со всеми рождественскими традициями, подвергся гонениям. Его окончательное изгнание произошло в канун 1929 года. А через семь лет Дед Мороз вернулся. Это произошло после того, как 28 декабря 1935 года член Президиума ЦИК СССР П.П. Постышев опубликовал в газете «Правда» статью, где предложил организовать для детей празднование Нового года с новогодней ёлкой.

Официальное торжественное возвращение Деда Мороза произошло очень скоро: в первом в СССР харьковском Дворце пионеров 30 декабря 1935 прошла первая после «реабилитации» официальная новогодняя ёлка. А в январе 1937 года Дед Мороз уже со Снегурочкой приветствовали гостей на празднике в московском Доме Союзов.

Светлана Борисовна Адоньева, российский фольклорист, антрополог, доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы СПбГУ, ведущий научный сотрудник Российского института истории искусств, подтверждает, что канонический образ Деда Мороза с внучкой Снегурочкой как обязательных персонажей новогоднего праздника сформировался уже только в советское время.

Вне зависимости от современных суеверий Снегурочка, по верованиям предков, является дочерью Мороза и его супруги Снежной Царицы, а не внучкой, как мы привыкли думать. Сама же Снежная Царица якобы является дочкой Мары и Кощея, что вообще вносит в новогодние сценарии совершенную путаницу: где же тогда проходит граница добра и зла? Конечно, можно решить, что в тот самый момент, когда карета превращается в тыкву, но это совсем другая сказка!

Любопытно, что на ранних советских изображениях Снегурочка чаще изображена маленькой девочкой, в виде девушки её стали представлять позднее. В послевоенный период Снегурочка — почти обязательная спутница Деда Мороза во всех праздничных торжествах и поздравлениях. Под Новый год часто Снегурочками работали студентки театральных вузов и актрисы. В самодеятельных постановках на роль Снегурочек выбирали старших девочек, девушек и женщин, обычно светловолосых.

Старик, который ходит в цветной шубе, с посохом в руке, в валенках и ездит на тройке лошадей, вряд ли сможет в эпоху постмодерна обаять цветущую — хоть и бледную — молодую особу. Возможно, все дело в мешке с подарками? Но все подарки обычно раздаются детям. И Снегурочка помогает Деду Морозу это делать. Поэтому причина неотлучного присутствия девушки должна быть в другом.

Одно время в новогодних церемониях появлялся мальчик в красной шубе и шапке с цифрами Нового года. Он представлялся молодой сменой Старого года, своеобразным антагонистом. Таким образом, учитывая фертильный возраст Снегурочки, можно предположить, что мальчик был ей совсем не чужим. И акт ниспровержения Старого года Новым вполне вписывается во фрейдистский «эдипов комплекс».

Зигмунд Фрейд, изучавший древнегреческую мифологию, в том числе миф о царе Эдипе, предположил, что каждый мальчик в возрасте от трёх до пяти лет чувствует эротическую тягу к своей матери и ревнует её к отцу, соперничая с ним из-за неё. Конечно, это довольно смелое предположение об узах, связывающих то ли внучку, то ли дочку с то ли дедом, то ли отцом. Тем более что маленький Новый год вскоре потерял популярность и исчез из праздничных сценариев. Так был ли мальчик?..

Стоит отметить, что Снегурочка — помощница Деда Мороза, которая постоянно рядом с ним, существует только в нашей культуре. В остальных культурах есть приблизительно похожие образы, но ни один Дед Мороз мира не может похвастаться такой спутницей. Что в наши дни не такая уж большая редкость…

В итоге надо вспомнить, что предложенный вышеупомянутой С.Б. Адоньевой прагматический подход к стереотипным формам поведения и речи дал возможность понимать фольклор и ритуал не только как культурное наследие народа, но и как орудие контроля общества над поведением и внутренним миром своих членов. А это значит, что устроители новогодних праздников снова будут нами манипулировать в интересах своих сценариев.

И это, надо признать, очень хорошо. Потому что кто же против повеселиться от души? Совершенно не задумываясь о проблемах уходящего года, мечтая о приятностях наступающего и не вникая, кто кому кем приходится в дуэте Деда Мороза и Снегурочки. Желая только всем: нового счастья!

Али Серенадин