Авторские статьиAug 23

Правительство под санкциями

22 августа 2021 года в Иране сформирован и объявлен новый кабинет министров новоизбранного президента Ибрагима Раиси.

nk_hauz/hdgYfu77R.jpeg
Ибрагим Раиси вступил в должность президента Ирана Office of the Iranian Supreme Leader via AP

Не будет преувеличением сказать, что это правительство поистине историческое. Так, впервые в истории у Ирана не только президент, находящийся под санкциями США (причём «санкционированный» задолго до своего избрания), но и едва ли не половина правительства.

Сотни санкций против Ирана останутся в силе, даже если Тегеран вернётся к соблюдению условий ядерной сделки, заявил госсекретарь США...

Президент под санкциями США выбрал себе и кабинет министров под стать. В новом кабинете есть даже министр, получивший за «особые заслуги» «красную карточку» Интерпола и до сих пор находящийся в международном розыске.

Добро пожаловать в новый, свободный (от одобрения США) Иран!

Но начнём по порядку. С первого лица — президента Исламской Республики Иран Ибрагима Раиси и его «послужного списка» в Министерстве финансов США, которым при 45-м президенте США Дональде Трампе руководил Стив Мнучин.

Именно Министерство финансов США (The Department of the Treasury) реализует стратегию самой страшной войны США — экономической. Оно не просто «запрещает выезд из страны» или блокирует банковские счета в любой точке мира, но и делает санкционированное лицо или организацию высокотоксичными для любых сделок или операций, и в этом, пожалуй, самая серьёзная значимость ограничений.

Просто для примера: за поставку продукции китайского телекоммуникационного гиганта Huawei Ирану (находящемуся под санкциями США) в 2018 году в Канаде была арестована финансовый директор и дочь основателя Huawei Мэн Ваньчжоу, до сих пор пребывающая под следствием.

То есть даже если публичное лицо Ирана говорит: «Да плевать нам на санкции американцев», это, мягко говоря, совсем не так. Ибо санкции можно сравнить с камнем, брошенным в воду: круги от него задевают бизнес-партнёров, поставщиков, правительства стран, которые вели с вами дела и прекращают это делать, не желая вступать в конфликт с США, Интерполом, судебной системой и так далее.

Так вот, вернёмся к президенту Раиси.

4 ноября 2019 года он попал в «Обновлённый список граждан особого назначения» американского The Department of the Treasury.

«РАИСИ, Ибрагим (он же Раисол-Садати, Сейед Ибрагим, он же РАИС-О-САДАТ, 14.12.1960, Мешхед, Иран) — за продвижение режима внутреннего и внешнего угнетения и продвижение радикальной программы Ирана.

Второе обвинение Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) звучит ещё менее приятно, оно выдвинуто против Ибрагима Раиси «за его административный надзор за казнями лиц, бывших несовершеннолетними на момент совершения преступления, а также пытки и другие бесчеловечные или унижающие достоинство виды наказания, включая ампутации».

Для внутрииранской пропаганды внесение в список санкций США — это как получить «Оскар». Ибо под санкциями находятся сам верховный лидер Ирана Али Хаменеи, его сын Моджтаба Хаменеи и почти вся верхушка иранской власти.

Что остаётся президенту в такой ситуации? Подобрать себе команду под стать, чтобы не быть белой вороной. Белые вороны в Тегеране сегодня те, кто не под санкциями.

Поэтому вице-президентом Раиси назначает Мохаммада Мохбера, который в течение 20 последних лет был главой Штаба по исполнению приказов имама, а также замдиректора по коммерции фонда Mostazafan и фонда Setad (о самом фонде ниже). Мохбер под санкциями США с 13 января 2021 года.

Главой своей администрации президент Раиси назначает Голяма Хосейна Исмаили, спикера судебной системы, который повествовал миру о новых посадках и смертных приговорах. Исмаили под санкциями ЕС: европейцы считают его ответственным за нарушения прав человека в иранских тюрьмах и 13 апреля 2011 года внесли его в список 32 официальных лиц Ирана, чьи счета заморожены, а сами они стали «невыездными».

Достаточно уникальная ситуация: президент Ирана, вице-президент, глава администрации президента, министр обороны, министр МВД, министр дорог и даже министр туризма — все они находятся под санкциями США!

21 августа 2021 года Раиси в ходе выступления в парламенте, когда была начата процедура одобрения списка министров нового правительства, заявил, что не оказывал никакого влияния на назначение министров.

Тегеран не имеет отношения к нападению на танкер Mercer Street в Аравийском море. Об этом заявил официальный представитель МИД Ирана...

«Я не находился под влиянием какой-либо специальной группы или фракции», — заявил Раиси. И добавил, что планы его правительства основаны на «справедливости и прогрессе».

Тут важно отметить, что если внешнеполитические решения в Иране осуществляются верховным лидером Хаменеи, а КСИР осуществляет контроль за ними, то во внутрииранской системе важную роль в нахождении консенсуса играет Высший совет национальной безопасности (Supreme National Security Council, SNSC).

Президент Ирана является главой Высшего совета нацбезопасности, поэтому влияние президента на выбор и назначение министров существенное, хотя и не окончательное. Ключевые позиции министерств — МИД, разведки и МВД — остаются за одобрением верховного лидера.

И вот с них-то мы и начнём.

Министром МВД предложен генерал КСИР, предшественник Касема Сулеймани на посту командующего «Аль-Кудс» Ахмад Вахиди, родившийся в 1958 году в Ширазе, рядом с бывшей столицей Персидской империи Персеполем.

В 1994-м, когда Вахиди руководил «Аль-Кудс», в Буэнос-Айресе произошёл кровавый теракт в Еврейском культурном центре (85 убитых, сотни раненых). Следствие посчитало Вахиди виновным в организации теракта и объявило его в розыск через Интерпол.

На второй срок своего президентства Махмуд Ахмадинежад, пошедший вразнос в конфликте с Хаменеи, назначил Вахиди министром обороны.

Во время двух сроков президентства Рухани Ахмад Вахиди ушёл в тень, став членом Совета по целесообразности, а также возглавлял Центр стратегических оборонных исследований, входил в Стратегический совет по международным отношениям (где наверняка координировал международные операции КСИР с Латинской Америкой, с которой у него сильные отношения, и с другими дружественными КСИР государствами) и Высший национальный университет обороны.

Вахиди не был так силён в пиаре, как Сулеймани, и, видимо, не был таким же амбициозным и тщеславным, как последний, ведь Сулеймани стал затмевать собой даже Хаменеи. И это умение быть в тени дало Вахиди шанс выйти на сцену ещё раз.

Очевидно, что назначение на ключевую должность Вахиди в системе внутренней силовой иерархии свидетельствует об усилении позиций не просто КСИР, а именно «Аль-Кудс» и «группы Сулеймани».

Но также понятно, что обладатель «красной карточки» Интерпола и человек, находящийся в розыске ЕС и США по обвинению в терроризме, мог быть утверждён только аятоллой Хаменеи. В принципе, удобно: раз Вахиди невыездной, пусть занимается внутренними делами.

Пост министра разведки получил Эсмаил Хатиб, 1961 года рождения. Хатиб около 20 лет работал рядом с Раиси в судебной системе.

nk_hauz/yI9ABXnng.jpeg
Эсмаил Хатиб © mardomsalari.ir

В официальной биографии, представленной парламенту и прессе, упоминается, что Хатиб — выходец из Министерства информации.

Государственное информагентство IRNA транслирует из парламента ход вотума доверия предложенным Раиси министрам: «Депутаты Каср Ширин, Сарпо-э Захаб и Гилан-и-Гарб заявили, что г-н Хатиб является представителем специализированных сил Министерства разведки и имеет необходимое знание его структуры, в то же время являясь истинным революционером и ветераном».

Однако некоторые эксперты пишут, что с 1980 года Хатиб служил в разведывательной организации КСИР. А это, что называется, большая разница, ибо эти две разведки — прямые конкуренты.

Поскольку официальных комментариев на этот счёт Хатиб не давал, посмеем сделать предположение, что так или иначе Эсмаил Хатиб — это стопроцентно лично преданная Хаменеи фигура. Ибо короткое время после победы Исламской революции Али Хаменеи возглавлял КСИР, а в период с 1981 по 1989 год он одновременно занимал и пост верховного лидера, и президентский пост.

Поскольку Министерство разведки — правительственное министерство, в 1980-х и Министерство информации, и КСИР (которым Хаменеи занимался лично) находились в ведении Хаменеи.

Хатиб занимал должности в офисе верховного лидера (Office of the Supreme Leader), возглавлял Центр защиты и информации судебной системы (это та самая тайная «третья разведка» Хаменеи, взращённая им в тени судебной системы). И наконец, с 2019 года Хатиб возглавлял службу безопасности многомиллиардного фонда духовного лидера Astan Quds Razavi.

Третий важнейший пост в правительстве, который также немыслим без прямого назначения и/или одобрения верховного лидера — министр иностранных дел.

Главой МИД в 13-м правительстве стал Хосейн Амир Абдоллахиян, 1964 года рождения. Выпускник Колледжа международных отношений МИД Ирана и Тегеранского университета, он тем не менее является креатурой КСИР и прошлого главы «Аль-Кудс» Касема Сулеймани.

nk_hauz/GBuABunng.jpeg
Новый глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян Gettyimages.ru © Anadolu Agency

Отсюда его специалитет в МИД: он возглавлял Специальное управление по Ираку, работал главой департамента по Персидскому заливу и Ближнему Востоку, замом министра по арабским и африканским делам, послом Ирана в Бахрейне.

Учитывая сложные отношения главы «Аль-Кудс» с бывшим президентом Хасаном Рухани и его министром иностранных дел Джавадом Зарифом, Абдоллахиян в знак личной преданности Сулеймани ушёл из МИД в парламент, получив там пост специального советника спикера — сначала при Лариджани, потом при Галибафе.

В Иране обсуждается вопрос запуска русскоязычного телевизионного канала на территории страны. Об этом сообщил посол Ирана в Москве...

Мы могли видеть Абдоллахияна в России в феврале этого года, когда он вместе с Галибафом и другими ястребами иранского парламента прилетал в Москву, связи с которой ранее неофициально установил Сулеймани.

Хотя нам неизвестно, чтобы Абдоллахиян носил куфию (клетчатый мужской головной платок, популярный в арабских странах, так любимый Ясиром Арафатом), которую носили Сулеймани или Хаменеи, зато нам известно, что он был генсеком Международной конференции в поддержку палестинской интифады.

Словом, назначение Абдоллахияна главой МИД можно сопроводить одним словом — дождался.

И порадоваться, если вы симпатизировали генералу Сулеймани, тому, что его протеже наконец-то возглавил МИД страны. С Сулеймани складывается крайне интересная история — с нами его как бы нет, но он как бы незримо присутствует в виде назначения его кандидатур и усиления его «партии власти» в новом правительстве Раиси.

Новый министр обороны бригадный генерал Мохаммад Реза Аштиани попал в санкционный США список OFACуказом №13876 в январе 2020-го — последним залпом Трампа по Ирану.

Некоторые эксперты полагают, что более влиятельную позицию будет иметь его заместитель, который наверняка должен быть из КСИР, а на пост министра обороны Аштиани выбран по тому же принципу, по которому отобраны многие ключевые министры в новом правительстве: он находится в списке лиц, «санкционированных» США.

Аштиани из команды «мученика» генерал-майора Али Сайяда-Ширази, который был убит в 1999 году возле своего дома в Тегеране, пребывая тогда в должности замначальника Генштаба Вооружённых сил Ирана.

nk_hauz/UWrABunng.jpeg
Новый министр обороны Ирана генерал Мохаммад Реза Аштиани © Wikimedia Commons

Ширази — легендарная личность в среде ксировских генералов, во время ирано-иракской войны был начальником Генштаба Вооружённых сил Ирана, лично руководил некоторыми крупными наступлениями и был отцом для целого поколения знаменитых ксировцев: среди них и Сулеймани, и Али Хаджизаде, нынешний главком ВКС и ВВС КСИР Ирана, и Ахмад Вахиди, и многие другие.

Министр нефти Джавад Оуджи находится в «санкционном» родстве с министром обороны: Министерство финансов США внесло их в список одним указом — №13876.

Оуджи — профессионал нефтегаза, ранее занимал должности замминистра нефти, управляющего директора Национальной иранской газовой компании, а также в Iranian Gas Engineering and Development и в дочерних компаниях Штаба по исполнению приказа имама Хомейни (Setad), а именно Mofid Economics Group Petro и Mofid Development Holding.

Глава пресс-службы Госдепартамента США Нед Прайс обвинил Тегеран в стремлении снять с себя ответственность за «тупик», в котором...

Пусть вас не смущают странные названия. Понятно, что имам Хомейни, почивший в 1989 году, не отдаёт уже никаких приказов; это название — лишь отсылка к указу, подписанному лидером Исламской революции перед смертью, о создании организации, предназначенной для управления и продажи собственности, «брошенной в годы хаоса после Исламской революции 1979 года», — то есть того имущества, что муллы переписали в свою собственность после падения монархии.

Сегодня эта организация, по версии расследования Reuters, входит в бизнес-империю верховного лидера Ирана и «создана как конгломерат для ускорения экономического роста страны».

Министерство финансов США посчитало, что цели у конгломерата несколько иные, и обложило санкциями и Setad, и многомиллиардный Astan Quds Razavi (фонд, управляющий святыней имама Резы — мечетью в Мешхеде), и Mostazafan, и другие исламские фонды с впечатляющими бюджетами — и заодно всех, кто контролирует эти ускорители национальной иранской экономики.

И не спрашивайте, какое отношение мечеть, пусть даже это блистательная святыня имама Резы, может иметь к контрольному пакету всей экономики страны, — я в этом не понимаю ровным счётом ничего. А если вас это сильно заинтересовало и вы жаждете примеров — прозрачная экономическая деятельность Ватикана вам в помощь.

Господин Раиси строил свою предвыборную кампанию как борец с коррупцией, пришедший на пир «аристократии» (слово, часто употребляемое в его речах) из низов иранского бедного люда с карающим мечом справедливости. Поэтому во время процедуры вотума доверия его кабинету министров в эту субботу он ещё раз прибегнул к красивому обороту: «Приоритет отдаётся меритократии и противодействию тем, кто накопил власть и капитал с помощью фаворитизма».

Однако многие сразу же заметили, что в выборе Оуджи министром нефти заметна фигура нового вице-президента Мохаммада Мохбера, долгое время бывшего управляющим того самого фонда Setad, в дочерних компаниях которого и трудился господин Оуджи.

Но США подвергли санкциям Оуджи не за это. А за то, что он был старшим исполнительным директором Sina Energy Development, которая входит в ещё один фонд верховного лидера и его бизнес-империю — Mostazafan.

Именно за это всё иранское Министерство нефти США поместили в список Specially Designated Global Terrorists (SDGT) — специально обозначенных глобальных террористов, что в иранских реалиях даже почётно.

Под санкциями ЕС и США находится (по крайней мере на момент написания текста нет подтверждения информации об исключении его из списка санкций) также новый министр дорог Ростам Гасеми.

Гасеми, хоть и включён был в лист санкций, является примером классического везунчика — родился в обеспеченной семье бизнесмена и политика, отец с победой Исламской революции с 1980-го по 1988-й был губернатором провинции Фарс.

Сам Гасеми рулил исключительно «хлебными» проектами — возглавлял строительный концерн-миллиардник Khatam al-Anbiya с 2007 по 2011 год, при Ахмадинежаде был министром нефти (2011—2013), в это же время возглавлял ОПЕК (!), а в 2012-м занимал 57-ю строчку списка Forbes в разделе «Самые влиятельные люди мира» и, что самое интересное, был обозначен в нём как резидент Австрии.

Если, будучи в списке санкций ЕС и США, можно стать фигурантом списка Forbes, обладателем резидентства Австрии, а спустя восемь лет возглавить в Исламской Республике Иран «золотое» Министерство дорог с госзаказами, то пусть будут благословенны такие санкции!

Ну и последний «санкционированный» нового, 13-го правительства — министр туризма и культурного наследия Сейед Эзатолла Заргами. Он отличился в 1979-м, захватывая заложников в американском посольстве, потом — став генералом КСИР, а с 2004 по 2014 год занимал пост главы телерадиовещания исламской республики, то есть был главным по пропаганде и цензуре в течение всего ахмадинежадского срока и даже немного больше.

Юлия Юзик

💬 Последние комментарии
Весёлый Роджер
А я Шмуля не возражаю, а лишь констатирую факты, бо вони упрямая вещь! Чего тут не понятно, вся подлость поддонка на лицо, чи на лице: "за три ящика тушёнки можно было,такие…"
Весёлый Роджер
Да пошёл ты Шмуля на фуй мразь нацисткая! Не нужны твои лживые возгласы. Ты вспомни тварь, как ты радовался як ордынцев в Одессе живьем сжигали, как ты ржал, что бабушки с внуками от 25 кг снарядов хунты по Славянску бежали, как Луганск ракетами обстреляли, а на Зугрэс кассетные бомбы бросали. И НИКОГО не наказали!!! Эй фашист чуешь? - А наоборот всем медали надавали с черепами да грошей бохато на Пьемонт - бандеровские вы мрази!
Весёлый Роджер
Шмуля пиСдун, то не по адресу ты пиСданул! Вот тут прохунтовский пропа_Хандон Шмуля, он же Червона Жаба, оно же Елена и у него Червони кружевные труселя до колена! Вот он гарно спивает про щирых олигархив! Он их тут восхваляет! «Елена - 23 апреля 2019 - Зелинский умный, а Коломойский гениальный, а Пётр Алексеевич целеустремленный, …» А Сеня Кролик – вор высшей жидоxoxлячей категории! «Україна очікує місію МВФ…» як файно звучит, но мабутно правильнее було бы …ни очiкуэ, но «жменьки очкует перед місіей МВФ» – дасть не дасть, чи за тры копы продасть! Сало не роняем эуропиеды, ровными шматами для воров-керивников та рагуль него ховаем!
Лавкрафт.
Позвольте уважаемый - РОТШИЛЬДАМ никто не нужен. Только ЛОХИ. Эта семейка не зарабатывает деньги как ни странно она их выкручивает: Там целый полк политиков и юристов которые подписывают заведомо не выгодные контракты для одной стороны, не Ротшильдам. К примеру мега проффесионал Яресько. Которую буквально 1-2 года и в розыск подадим за подписанные бумаги реструктуризации ДОЛГА УКРАИНЫ. Семейка думает что она в тени - вот и надо её как можно глубже туда вогнать как и писал автор.
ера
надо было...узнать причину...ЕГО поведения...18лет...
лиза
что у них в голове...
Кот
Согласен!И не один раз!!!