Авторские статьиИсточник14 авг.

Счастье Дмитрия Кулебы

nk_hauz/jotpWZ7ng.jpeg

Что человеку нужно для счастья? Если этого человека зовут Дмитрий Кулеба, а работает он министром иностранных дел Украины, то вот что: количество клаки в виде участников саммита «Крымской платформы». Всю среду глава киевского внешнеполитического ведомства с ликованием рапортовал в Twitter: мол, радость-то какая! Число стран, подтвердивших своё участие в действе, возросло до цифры тридцать четыре! Ой, гарных хлопцев набирается уже тридцать семь! Вы не поверите, но их уже тридцать восемь!

На Украине сообщили, что на саммит «Крымской платформы» от Соединённых Штатов прибудет министр транспорта Питер Буттиджич, которого в...

Охотно поверим, Дмитрий Иванович, и не слишком огорчимся, если их будет хоть сто тридцать восемь. В знак серьёзности и искренности своих чувств я готов даже дать министру иностранных дел Украины бесплатный совет, который позволит довести число участников пресловутой «Крымской платформы» до указанного мной показателя. Чтобы убедительно подчеркнуть вселенское значение данного саммита, надо пригласить на него делегатов от других планет, созвездий, галактик. Представляете, каким красивым и красноречивым будет пресс-релиз, который сможет выпустить киевское внешнеполитическое ведомство: «Созвездие Девы однозначно поддерживает нашу позицию! Представитель звезды Альдебаран тоже с нами! Внимайте, граждане, нашему досточтимому гостю с тройной звёздной системы Альфа Центавра! Его мы любим и ценим особенно сильно — ведь в наш гроссбух его можно занести целых три раза!»

Вам кажется, что я несколько зарапортовался? Есть такое. Но помните, что говорили на детских площадках, когда какого-нибудь детсадовца строгие родители или воспитатели ловили на каком-нибудь запрещённом безобразии? Правильно помните: «Я не виноват, он первым начал!» Так вот, я тоже не виноват, украинский МИД первым начал. Чтобы прояснить свою позицию, перескажу один несколько грубоватый, но удивительно подходящий для описания данной ситуации анекдот. В некий институт вполне себе взрослых, но обделённых жизненными удовольствиями благородных девиц завезли большую партию моркови. Девицы бурно радуются, но их восторг обламывает повариха: «Зря ликуете! Она же тёртая!»

Не хочу разочаровывать милого Дмитрия Ивановичу Кулебу, но все его участники саммита — это та же самая «тёртая морковь». Вы считаете, что я слишком туманно выражаюсь? Тогда объясняю на пальцах. В просторах мировой паутины я обнаружил перекочевавшее туда из какого-то старого советского словаря определение слова «клака»: «В капиталистических странах: группа людей, нанимаемых для создания искусственного успеха либо провала артиста, оратора или какого-либо выступления, спектакля и тому подобного».

Отсылка к «ужасам капитализма» — это, конечно, анахронизм. Но вот термины «искусственный успех» и «спектакль» бьют в самую точку

Что может произойти на «Крымской платформе»? Приблизительно следующее: приедут участники и произнесут определённое число речей с давно известным набором тезисов: не признаём, осуждаем, требуем, настаиваем и прочая, и прочая. И что? Да ничего. Крым останется российским — останется российским не в декларативном, а в самом что ни на есть содержательном смысле. Было всё это, Дмитрий Иванович, много раз было! И речи произносили с призывом к «деоккупации». И разные там резолюции принимали. И даже санкции вводили. Впрочем, что там санкции? Воду перекрывали. Но всё без толку. Крым как был российским, так российским и остался.

Жителей Крыма «тошнит от «любви», которую проявляют к ним власти Украины, поскольку она выражается в блокадах, лжи, постоянных угрозах...

Я не злорадствую и не издеваюсь (издевательство — это водная блокада жителей территории, которую официальный Киев считает «своей»). Я лишь называю вещи своими именами. То, чем с таким энтузиазмом занимается Дмитрий Кулеба, называется толчением воды в ступе. Вся «новизна» «Крымской платформы» сводится к этому неплохо придуманному словосочетанию — «Крымская платформа». Не было раньше «платформы», а теперь будет. Можно ещё какой-нибудь «Крымский треугольник» придумать или, скажем, «Крымский эллипс». Не все, правда, знают, что такое эллипс. Но ведь это даже хорошо! Загадочное притягивает, создаёт интригу.

А в создании интриги на пустом месте и состоит министерское счастье Дмитрия Кулебы. За это умение ему платят жалование члена правительства. За это умение его держат на данной должности. Как поётся в старой песне, «миражи — это наша жизнь». Не наша, конечно: его, их. У России есть Крым, а у Украины — «Крымская платформа». Разумеется, я понимаю, что в Киеве, и особенно в ведомстве Дмитрия Ивановича Кулебы, такую мою позицию сочтут ни на чём не основанными злобствованиями. Там расскажут, почему так важно «поддерживать тему деоккупации Крыма в мировой повестке».

Конечно, важно — с точки зрения поддержания материального благополучия аппаратчиков из украинского Министерства иностранных дел на максимально долгий отрезок времени. Это я к тому, что, согласно замыслам подчинённых господина Кулебы, «Крымская платформа» будет действовать на постоянной основе, в Киеве будет работать её офис». Долго будет работать, я уверен. Хотел было написать «до скончания времён», но потом понял, что такой речевой оборот мне самым решительным образом не нравится. Сформулирую свою мысль поэтому так: полагаю, что работы в этом офисе хватит и для внуков Дмитрия Кулебы, и для внуков этих внуков тоже.

Михаил Ростовский