Авторские статьиИсточник20 окт.

«Сокрытие доказательств»: Хантер Байден усложняет борьбу Белого дома с коррупцией

nk_hauz/NQHm30dnR.jpeg

Американское издание «Politico» разместило статью о семье президента США Джозефа Байдена и скандалах, связанных с его сыном Хантером. Предлагаем читателям перевод этого материала.

Вопросы о «Первом сыне» могут отвлечь внимание от усилий президента по позиционированию себя в качестве глобального борца за достойное управление.

Во время президентской кампании у либералов было множество причин не обращать внимания на историю Хантера Байдена. Во-первых, ее начал Дональд Трамп, администрация которого была занята собственными этическими скандалами, и который не смог убедительно доказать, что работа Хантера Байдена в украинской энергетической компании повлияла на действия его отца на посту вице-президента. И было неясно, что делать с предполагаемой утечкой данных с ноутбука Хантера Байдена, особенно после того, как социальные сети начали ограничивать доступ к материалам, касающимся этой истории, а группа бывших сотрудников спецслужб США сочла ее вероятной «российской дезинформацией».

После выборов казалось, что вся сага Хантера Байдена может забыться на фоне усилий Трампа отменить результаты голосования, штурма Капитолия и продолжающейся пандемии. Однако скандал остался на первых полосах.

Совсем недавно, этим летом, появилась новость о том, что Хантер Байден начнет продавать свои картины с начальной ценой в 500 000 долларов. Это была экстраординарная сумма для художника-дебютанта, и она сразу же вызвала опасения, что люди, которые хотели снискать расположение президента, переплатили бы за творчество его сына.

nk_hauz/OR6g30O7R.jpeg

Хантер Байден

Белый дом ответил, что личности покупателей будут храниться в секрете как от художника, так и от общественности, а продавцу картин придется отсеивать любых подозрительных спонсоров.

Многие эксперты выразили резкое неодобрение этой деятельности, в том числе бывший глава Управления государственной этики Уолтер Шауб, который назвал вовлеченные денежные суммы «совершенно ужасающими».

Правые СМИ, которые уделяли меньше внимания этическим вопросам, поднятым деятельностью родственников Трампа, приняли историю Хантера Байдена «на ура». В то время как интерес к его деятельности у левых был относительно невысоким.

Однако все может измениться. Наряду с новыми доказательствами того, что, по крайней мере, некоторые из предполагаемых материалов в ноутбуке являются подлинными, а также с другими появляющимися доказательствами сделок, которые члены семьи заключали с людьми, заинтересованными во влиянии на Байдена, возмущение представителей обеих партий по поводу «художеств» предполагает, что проблема Хантера Байдена не исчезла, и либералы также могут к ней подключиться.

В конце концов, опасения по поводу того, что деньги влияют на политику, традиционно больше воодушевляли либералов, чем консерваторов. Одно из самых резких критических замечаний в адрес Байдена прозвучало во время праймериз Демократической партии от заместительницы прогрессивного реформатора Берни Сандерса Зефир Тичаут, которая написала статью для «The Guardian», обвиняющую Байдена в «проблеме коррупции».

C приходом к власти отца деятельность Хантера Байдена больше не влияет на выбор между Байденом и Трампом. Однако она угрожает усложнить усилия Белого дома по позиционированию Байдена как глобального борца с коррупцией, и опровергнуть его утверждения, о том, что «у нас самые высокие этические стандарты среди всех администраций в истории».

Общественность не может знать все, что происходит внутри правительственного учреждения, не говоря уже о семье, особенно такой сплоченной, как Байдены. Эксперты утверждают, что должностные лица должны избегать даже видимости конфликта интересов – стандарт, который становится особенно жестким на высших уровнях власти.

nk_hauz/n2qRq0dng.jpeg

Семья Байденов

Тем не менее, есть свидетельства того, что в деятельности семьи Байденов на протяжении многих лет регулярно проявлялись такие конфликты. И аргументов в пользу их тщательного изучения становится все больше, принимая во внимание контекст семейной истории, и в свете событий, которые происходили со дня выборов.

Родственники Байдена отрицали обвинения в противоправных действиях, и никого из них не обвинили в преступных деяниях, связанных с бизнесом. Президент заявил, что не обсуждает дела своих родственников с ними, и нет никаких доказательств того, что он каким-либо образом помогал им в бизнес-делах.

Но в последние десятилетия члены семьи нынешнего президента, включая Хантера Байдена, неоднократно вступали в финансовые отношения с людьми, заинтересованными во влиянии на их могущественных родственников. Речь идет о получении займов; устройстве на работу в банк, который надеялся на поддержку Байдена в принятии закона о банкротстве; и, конечно же, о месте в совете директоров украинской энергетической компании Burisma, которая столкнулась с обвинениями в злоупотреблениях как раз когда Байден возглавлял усилия США по борьбе с коррупцией в Украине.

nk_hauz/6XqR30d7g.jpeg

Глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины Назар Холодницкий и глава НАБУ Артем Сытник на брифинге в Киеве в июне 2020 года заявили, что перехватили $6 миллионов, предназначенных для подкупа в деле против главы Burisma

Несколько бывших деловых партнеров также обвинили родственников Байдена в том, что они использовали свое политическое влияние для продвижения деловых интересов, – обвинения, которые члены семьи отвергли. А в период с 2007 года несколько их бизнес-партнеров были признаны виновными в федеральном мошенничестве или коррупции, хотя ни один из членов семьи президента не был замешан в этих преступлениях.

Между тем, и после выборов дела Хантера Байдена, а также его других родственников президента, оставались на первых полосах.

В декабре Хантер Байден признал существование федерального уголовного расследования его налоговых дел, которое сосредоточилось на сделках за границей, в том числе в Китае. «Politico» также сообщило об интересе ФБР к одному из братьев Байдена, Джеймсу Байдену, в рамках продолжающегося расследования в отношении руководства больницы, с которым он был связан. По словам бывшего чиновника, это расследование, которое продолжалось до конца прошлого года, было частично сосредоточено на предполагаемых заявлениях Джеймса Байдена о ценности его фамилии и влияния.

В свой первый день пребывания в должности Байден назначил партнера адвоката своего сына временным главой Уголовного отдела Министерства юстиции, что могло противоречить правилам о конфликте интересов. В тот же день брат Байдена Фрэнк рассказал о своих отношениях с президентом в газетной рекламе юридической фирмы из Флориды. В то же время другой брат Байдена, Джеймс, как сообщает «Financial Times», отказался от участия в энергетическом предприятии в Великобритании из-за сомнений в этичности этого бизнеса.

Между тем, отчеты, которые я подготовил для своей книги «Байдены: изнутри 50-летнего восхождения к власти первой семьи», а также публично появившаяся информация, подтверждают вывод о том, что предполагаемая утечка компьютерных файлов Хантера Байдена содержит подлинные материалы. Сам Хантер сказал CBS News, что ноутбук «определенно» может принадлежать ему.

Там могут быть фальшивые данные, чередующиеся с подлинными, и значение даже подтвержденных данных остается неясным.

Тот факт, что Хантер Байден в апреле 2015 года устроил встречу своего отца с представителем Burisma в Вашингтоне, приобрел особое значение с тех пор, как это обвинение было впервые озвучено в октябре прошлого года. Как и случай, когда Хантер Байден обсуждал вопрос о предоставлении будущему президенту доли в совместном предприятии с китайским энергетическим магнатом. По данным «Financial Times», китаец был связан с военной разведкой и содержался под стражей, поскольку, по данным китайской прокуратуры, дал взятку чиновнику Коммунистической партии.

Вместо того, чтобы объяснить общественности эти эпизоды, команда Байдена ответила тщательно сформулированными заявлениями, в которых говорилось, что в его «официальном расписании» не было встреч с представителем Burisma, и что Байден никогда не обсуждал возможность ведения бизнеса со своими родственниками. Со своей стороны, Министерство юстиции не сообщило, отказался ли Николас МакКуэйд, адвокат, которого Байден использовал в качестве временного главы Уголовного отдела, от дела Хантера Байдена, или его отстранили от участия в нем, как того требуют правила департамента. (В июле Сенат утвердил постоянного руководителя уголовного отдела.)

Белый дом от комментариев отказался. Факты говорят о том, что вопросы о деятельности Хантера Байдена и других членов первой семьи никуда не делись. Оставленные без внимания, они угрожают осложнить заявленное Байденом намерение восстановить доверие общества к исполнительной власти, и, возможно, особенно – в глазах самых резких критиков Трампа.

«Несмотря на то, что эта администрация не коррумпирована так же, как и предыдущая, которая, казалось, поддерживала коррупцию, – зяавила Кэтлин Кларк, профессор права и эксперт по государственной этике Вашингтонского университета в Сент-Луисе, – у общественности есть основания для беспокойства».

Совсем недавно эти опасения сосредоточились вокруг картин Хантера Байдена.

«Нельзя исключить возможность того, что покупатели могут быть заинтересованы чем-то помимо картин Хантера, – писал журналист Кейси Мишель, – и что они готовы заплатить столько, сколько нужно, за доступ к человеку, чей отец сидит в Овальном кабинете».

Кларк, тем временем, охарактеризовал план по сохранению личности покупателей в секрете как «чушь».

«Откровенно говоря, остаются опасения, что люди собираются купить влияние на администрацию Байдена, покупая картины Хантера Байдена по завышенным ценам», – сказал он. – Идея сохранения в тайне личности покупателей или цены – не метод защиты общественных интересов или обеспечения уверенности общества в том, что здесь нет коррупции. Странно, что они приняли такое решение».

Новые опасения по поводу продажи картин возникли в конце июля, когда CBS News сообщила, что Хантер Байден, по сути, встретится лицом к лицу с людьми, заинтересованными в покупке его произведений искусства, тем самым подорвав анонимность процесса.

Это событие вызвало недоверие у Джессики Тиллипмен, декана юридического факультета Университета Джорджа Вашингтона и эксперта по борьбе с коррупцией. «Теперь он встречается с потенциальными покупателями в частном порядке и якобы никогда не узнает [если они затем совершили покупку], потому что передал права арт-дилеру, и мы должны просто поверить в это?», – сказала Тиллипмен.

Тиллипмен охарактеризовала решение Белым домом этого вопроса как «неудачное».

(Представитель Белого дома Джен Псаки заявила, что встречи Хантера Байдена с потенциальными покупателями не будут «связаны с продажей произведений искусства», и дистанцировала Белый дом от договоренности, заявив, что она была заключена представителями Хантера Байдена.)

Попытка заняться живописью – не единичный инцидент, а часть более широкой схемы, в которой финансы Хантера и других родственников Байдена вызывают этические вопросы или пересекаются с политическими альянсами президента и общественными обязанностями. Среди предполагаемых конфликтов интересов:

• Работа Хантера Байдена в MBNA, банке из Делавэра, сотрудники которого были одними из главных спонсоров кампании его отца. Покинув банк и став федеральным лоббистом, Хантер Байден получал от банка гонорары за консультационные услуги.

Пока MBNA платила Хантеру Байдену, Джо Байден защищал законопроект, поддерживаемый банком, который затруднял выплату долгов по кредитным картам через личное банкротство. Левые либералы, особенно тогдашняя профессор права Элизабет Уоррен, выступили против законопроекта, но Байден смог обеспечить его принятие в 2005 году.

В 2008 году пресс-секретарь Белого дома сообщил CBS News, что Хантеру Байдену платили за консультации по вопросам, связанным с электронной коммерцией и конфиденциальностью в Интернете, и что его работа не имела отношения к законопроекту о банкротстве. Он также сообщил New York Times, что Джо Байден никогда не оказывал банку каких-либо законодательных услуг.

• Получение Хантером и Джеймсом Байденами займов от WashingtonFirst Bank на сумму более миллиона долларов, которое имело место в 2006 году, когда двое родственников Байдена искали средства для погашения долга, связанного с приобретением ими проблемного хедж-фонда Paradigm Global Advisors. Соучредителем банка был федеральный лоббист, партнер Хантера Байдена, который поддерживал давние связи с Джо Байденом.

По словам бывшего руководителя банка, позже ссуды были возвращены.

• Продажа Джеймсом Байденом земли на Виргинских островах Скотту Грину, бывшему сотруднику Байдена в Сенате, работавшему в качестве федерального лоббиста и государственного подрядчика. Джеймс Байден также получил ссуду от лоббиста, который позже сообщил, что она была погашена. Грин и некоторые из его клиентов извлекли выгоду из действий Джо Байдена в Сенате и администрации Обамы. Сюда входила работа Байдена по обеспечению финансирования некоммерческой образовательной программы по борьбе со злоупотреблением наркотиками и программы Министерства внутренней безопасности, направленной на улучшение систем связи для служб быстрого реагирования.

• Джеймс Байден получил руководящую должность в строительной фирме HillStone International во время вице-президентства своего брата, несмотря на отсутствие необходимого опыта в этой отрасли. После появления там Джеймса Байдена фирма и ее материнская компания заключили контракты на строительство жилья в Ираке на сумму около 1,5 млрд. долларов. Сделка была заключена через южнокорейскую фирму, которая получила контракт от правительства Ирака, поддерживаемого США. В то время Джо Байден курировал политику администрации Обамы в отношении Ирака. Компания заявила, что Джеймс Байден не сыграл никакой роли в заключении контракта, который в конечном итоге был расторгнут.

• Должность Хантера Байдена в совете директоров Burisma в 2014 году, несмотря на отсутствие предыдущего опыта в энергетическом секторе, которую он получил, когда тогдашний вице-президент Джо Байден курировал политику США по Украине. Burisma получила ценные лицензии на добычу природного газа, а ее основатель Николай Злочевский работал министром экологии и природных ресурсов Украины при правительстве Виктора Януковича, связанного с Россией. И Злочевский, и Burisma подозревались в коррупции, а Хантер Байден сидел в совете директоров.

nk_hauz/3XqR30dnR.jpeg

Николай Злочевский

Работая послом Обамы в Украине, Джеффри Пайетт, чиновник Госдепартамента, упоминал Злочевского в публичных выступлениях о коррупции, заявив, что миллионы долларов «незаконных активов» магната по праву «принадлежат украинскому народу».

Другой профессиональный чиновник Госдепартамента, Джордж Кент, назвал Злочевского «одиозным олигархом». Он утверждал, что высокопоставленный украинский чиновник сообщил ему о взятке в размере 7 миллионов долларов, которую Злочевский якобы заплатил другим украинским чиновникам в 2014 году для прекращения расследования дел о коррупции. Об этом говорилось в отчете республиканцев в Сенате.

Кент заявил следователям Конгресса во время процедуры импичмента Трампу под руководством демократов в 2019 году, что офис вице-президента отверг его доводы, когда он попытался выразить опасения, что должность Хантера Байдена в совете директоров Burisma может рассматриваться как покупка влияния.

Джо Байден заявил, что не обсуждал с ним заграничные деловые отношения Хантера Байдена. Хантер Байден сказал, что его фамилия, вероятно, сыграла роль в его приеме на работу в Burisma, и что занять эту должность было «неверным суждением», но при этом утверждал, что он не совершал никаких проступков. В своих мемуарах он похвалил Злочевского, охарактеризовав бизнесмена как «энергетика» и «умеющего слушать», который «не терпит дураков».

Подобные эпизоды осложняют попытки Байдена позиционировать себя как борца с коррупцией. В прошлогоднем эссе для журнала Foreign Affairs он пообещал «предпринять шаги по борьбе с эгоизмом, конфликтом интересов, теневыми деньгами и коррупцией, которые служат узким, частным или иностранным интересам и подрывают нашу демократию». В эссе Байден также пообещал провести в течение первого года своего правления «глобальный саммит за демократию», на котором он «заручится антикоррупционными обязательствами стран всего мира».

Байден ввел строгие правила этики для сотрудников исполнительной власти, и этот шаг был одобрен, даже несмотря на то, что некоторые призывали его сделать больше для продвижения законодательных реформ, которые он обещал в ходе предвыборной кампании.

В июне он издал президентский «Меморандум об установлении борьбы с коррупцией в качестве основного интереса национальной безопасности США», в котором предписывалось сформулировать новую радикальную стратегию борьбы с коррупцией. Стремление сделать коррупцию главной проблемой США на мировой арене осложняется ролью денег и лоббизма во внутренней политике, а также вопросами о том, извлекали ли Трамп и его родственники ненадлежащую прибыль от его президентства.

Эти усилия еще больше осложняются случаями, когда бывшие деловые партнеры утверждали, что Хантер или Джеймс Байден явно использовали свое политическое влияние в бизнесе.

В то время как Джо Байден был высокопоставленным членом Сенатского комитета по международным отношениям, Хантер и Джеймс Байден приобрели хедж-фонд Paradigm. Бывший директор компании по надзору за нормативно-правовым соответствием рассказал, что Джеймс Байден говорил с ним о планах привлечения инвестиций от иностранных организаций, которые хотели поддержать Джо Байдена, но которым по закону было запрещено делать пожертвования на американские политические кампании.

Представитель Джеймса Байдена заявил, что такого разговора не было, и нет никаких доказательств того, что Paradigm привлекла инвестиции от иностранных инвесторов.

Трое бывших руководителей Paradigm также заявили, что Джеймс и Хантер надеялись извлечь выгоду из политического союза своей семьи с профсоюзами, чтобы получить инвестиции от профсоюзных групп для Paradigm. Нет никаких свидетельств того, что им удалось привлечь такие инвестиции.

Недавний выход Джеймса Байдена в сектор здравоохранения вызвал аналогичные обвинения. В показаниях под присягой, данных в 2019 году, руководители медицинских фирм, предъявивших иск Джеймсу Байдену в Теннесси, утверждали, что, пытаясь заключить инвестиционные сделки с их фирмами, он заявлял, что его могущественный брат может помочь их бизнесу расти, в том числе во время президентской кампании 2020 года.

Джеймс и Хантер Байден отвергли обвинения, и оба иска были урегулированы.

nk_hauz/R3CRq0O7R.jpeg

Джо и Джеймс Байдены

Джо Байден утверждал, что не вмешивается в бизнес своих родственников, но есть свидетельства того, что члены семьи действительно участвуют в политике. Например, в видеозаписи 2014 года другой брат президента, Фрэнк Байден, и федеральный лоббист обсуждали успешную попытку заручиться помощью Джо Байдена в проведении через Конгресс мер по защите животных. В рамках этих усилий тогдашний вице-президент, по словам руководителя нефтяной компании, спонсировавшего лоббирование, выступил за эти меры на встрече с Митчем МакКоннеллом.

Хотя родственники Байдена не были замешаны ни в одном из преступлений, за последние полтора десятилетия несколько их деловых партнеров были осуждены по обвинениям в федеральной коррупции или мошенничестве.

Совсем недавно, в конце 2020 года, федеральный апелляционный суд восстановил обвинительный приговор Девону Арчеру – бывшему деловому партнеру Хантера Байдена, который содействовал его работе в Burisma – по обвинениям в мошенничестве, связанной со схемой выпуска облигаций.

В 2017 году Хантер и Джеймс Байден начали серьезно развивать деловое партнерство с Е Цзяньмином, основателем китайской энергетической компании CEFC. Е нанял Хантера Байдена для юридического представительства одного из своих помощников, Патрика Хо, который столкнулся с юридическими проблемами в США. Впоследствии Хо был осужден федеральным судом за подкуп правительственных чиновников в Африке.

(С тех пор Е исчез из поля зрения общественности на фоне сообщений о том, что он был задержан в Китае, где, по данным государственной телекомпании CCTV, был замешан во взяточничестве на судебном процессе по делу о коррупции высокопоставленного китайского чиновника.)

Несколькими годами ранее, примерно во время второй президентской кампании Байдена в 2007 году, Джеймс Байден планировал открыть юридическую и лоббистскую фирму под названием «Паттерсон, Бальдуччи и Байден».

План реализовать не удалось, поскольку его партнеры, Тимоти Балдуччи и Стив Паттерсон, были арестованы ФБР, а затем осуждены за не связанные с будущей фирмой попытки подкупить судью из Миссисипи.

Между тем, партнер Паттерсона и Балдуччи, Джои Лэнгстон, признал в федеральном суде себя виновным в участии в схеме незаконного влияния на другого судью.

Несколько лет спустя Лэнгстон и Джеймс Байден вместе начали бизнес, согласно корпоративным записям и расследованию ProPublica.

Пара работала с компанией Trina Health, которая предлагала противоречивое лечение диабета. Но основатель компании Дж. Форд Гилберт признал себя виновным по обвинению во взяточничестве в 2019 году после коррупционного скандала в Алабаме.

Ни Лэнгстон, ни Джеймс Байден не ответили на запросы, требующие более подробной информации о характере их связи с Trina Health.

Когда предвыборная кампания 2020 года набирала обороты, Трамп, Джулиани и их соратники предприняли неудачную попытку изобразить Байденов коррупционером. Они пытались доказать, что успешные попытки Джо Байдена добиться отстранения от должности генерального прокурора Украины были предприняты для того, чтобы сорвать расследование, которое могло нанести вред Burisma или Злочевскому.

Однако в этой деле были ключевые несоответствия: во-первых, союзники США, в том числе Всемирный банк и Европейский Союз, поддержали увольнение генпрокурора. Фактически, одна из претензий западных держав заключалась в том, что прокурор недостаточно агрессивно преследовал Злочевского. Двухпартийная группа сенаторов США также призывала к реформе прокуратуры.

В конце концов усилия Трампа дали обратный эффект. Его обвинили в том, что он оказывал давление на президента Украины с целью расследования дела Байденов, угрожая отказом в военной помощи. Этот гамбит спровоцировал попытку импичмента Трампа, а не падение Байдена.

Но проблема Burisma снова возникла в последние недели кампании, когда «New York Post» сообщила о файлах, которые якобы «утекли» с ноутбука Хантера Байдена. Отчет включал электронное письмо от апреля 2015 года якобы от советника Burisma Вадима Пожарского, в котором он благодарил Хантера Байдена за приглашение в Вашингтон и возможность встретиться с тогдашним вице-президентом.

Отчет сразу вызвал споры. «New York Times» сообщила, что многие в редакции издания не были уверены в правдивости этой истории. Какое-то время Twitter ограничивал публикацию исходной статьи в «New York Post», зайдя настолько далеко, что запретил пользователям отправлять ее друг другу в личных сообщениях. Генеральный директор Twitter Джек Дорси позже назвал это решение «несомненной ошибкой».

Последующая статья «New York Post» включала электронное письмо, якобы отправленное одним из деловых партнеров Хантера и Джеймса Байдена по их запланированному предприятию с Е, китайским энергетическим магнатом. В электронном письме от Джеймса Гиллиара упоминается предварительное соглашение о распределении капитала в предприятии и о «десяти, которые Х держит для большого парня?».

Затем Тони Бобулински, бывший деловой партнер Хантера Байдена, выступил с заявлением, что письмо было подлинным и что в нем говорилось о планах Хантера Байдена владеть долей в предприятии от имени своего отца. Нет никаких признаков того, что предложенная структура капитала реализовалась. Бобулински, который работал с сотрудниками Трамп, также сказал, что в общих чертах обсуждал с Джо Байденом запланированное предприятие во время встречи в Лос-Анджелесе в 2017 году.

nk_hauz/82qg30dng.jpeg

Тони Бобулински

Заявления Бобулински противоречат заявлению Байдена, сделанному в ходе предвыборной кампании 2019 года, о том, что он «никогда не обсуждал ни с сыном, ни с братом, ни с кем-либо еще что-либо, имеющее отношение к их бизнесу. Точка.»

В ответ на вопрос о том, встречался ли когда-либо Джо Байден с Бобулински и был ли знаком с предприятием, связанным с CEFC, официальный представитель Белого дома Эндрю Бейтс указал на первоначальное заявление кампании о том, что Байден никогда не рассматривал возможность ведения бизнеса с семьей или владения родственниками акциями от его имени. Бейтс также указал на заявление Гиллиара о том, что он «не знал о каком-либо участии» Джо Байдена в запланированном предприятии.

Гиллиар не ответил на запросы о комментариях к книге. Как и адвокаты Джеймса и Хантера Байденов. Белый дом не оспаривает утверждение Бобулински о том, что он обсуждал запланированное предприятие с Джо Байденом.

После выборов остались вопросы и неясность по поводу предполагаемых электронных писем.

В марте спецслужбы США опубликовали отчет, в котором говорилось, что доверенные лица российских спецслужб работали над продвижением антибайденовских нарративов во время кампании, которые включали «вводящие в заблуждение или необоснованные обвинения». В некоторых кругах это создало впечатление, что спецслужбы пришли к выводу, что ноутбук – подделка, но в отчете такого заключения не содержится.

Работая над книгой, я поговорил с человеком, который имел независимый доступ к электронной почте Хантера Байдена. Этот человек не мог дословно сравнить просочившиеся электронные письма с оригиналами, но подтвердил, что Хантер Байден на самом деле получил электронное письмо, содержащее фразу «десять, которые держит Х для большого парня?» и еще одно от представителя Burisma, который поблагодарил его за возможность встретиться с Джо Байденом.

Я также получил предполагаемые файлы от людей, работающих со Стивом Бэнноном, одним из людей, стоящих за первоначальной утечкой. Мне удалось подтвердить, что некоторые другие части данных являются подлинными. Два человека, которые переписывались с Хантером Байденом в месяцы, предшествовавшие запуску кампании его отца в 2019 году, подтвердили мне подлинность электронных писем. Люди говорили на условиях анонимности из-за опасений оказаться втянутыми в конфликт.

Наконец, электронные письма совпали с электронными письмами, отправленными мне Национальным управлением собственности Швеции, государственным учреждением, в соответствии с законом о свободе информации. (Какое-то время у Хантера Байдена был офис внутри комплекса, в котором находится посольство Швеции.)

Хотя по крайней мере часть данных с ноутбука является подлинной, остается вероятность того, что в них добавлены фальшивые материалы.

nk_hauz/Ag6RqAOng.jpeg

Джо и Хантер Байдены

На вопрос, встречался ли Джо Байден в апреле 2015 года с Пожарским на ужине в Джорджтаунском ресторане Cafe Milano, как предполагают электронные письма, Бейтс указал на часть апрельской статьи в «Washington Post», в которой говорится: «У Байдена после всеобъемлющего изучения, заявили, что встречи между Джо Байденом и Пожарским не было».

Неясно, исключает ли это встречи вообще или только официальную встречу.

Была ли на этом ужине неформальная встреча? Статья в «Washington Post» подтверждает, что Байден был на обеде, о котором идет речь, но ставит под сомнение факт присутствия Пожарского, несмотря на предполагаемое электронное письмо с указанием «Вадима» в списке гостей. В статье подробно цитируется посетитель ужина Рик Лич, тогдашний президент некоммерческой Всемирной продовольственной программы США, но из цитат неясно, присутствовал ли на нем Пожарский.

Лич сказал «Politico», что не уверен, был ли на ужине Пожарский, но считает это маловероятным. «Я так не думаю, – сказал он. – Я не помню этого имени. Я совсем не помню этого человека».

Лич сказал, что кроме двух Байденов и представителя Греческой православной церкви, он не мог вспомнить имена кого-либо из дюжины или около того людей, присутствовавших на ужине. Он отказался сообщить, есть ли у него какие-либо электронные письма того времени, которые могут пролить свет на личности других участников.

Пожарский не ответил на просьбу прокомментировать книгу. Ни Джо Байден, ни Хантер Байден официально не сообщили, встречался ли Джо Байден когда-либо с представителем Burisma.

Это была не единственная встреча Пожарского с высокопоставленным чиновником США. По данным «Associated Press», в 2017 и 2018 годах тогдашний специальный посланник Трампа в Украине Курт Волкер встречался с Пожарским на мероприятиях, спонсируемых Вашингтонским аналитическим центром «Atlantic Council».

Но подтверждение такой встречи может возобновить неудобное расследование работы Хантера Байдена в Burisma и той роли, которую его связи с могущественным отцом сыграли в его деловых начинаниях.

Несмотря на то, что внимание переключилось на картины Хантера Байдена, эти более ранние эпизоды остаются неясными. Пока они не будут полностью изучены, они угрожают подорвать стремление Белого дома бороться с глобальной коррупцией и восстановить доверие общества к исполнительной власти.

«Сокрытие доказательств, – как сказал Кларк о подходе Белого дома к истории с картинами Хантера, – это не способ сохранить общественное доверие».

Бен Шрекингер (Ben Schreckinger)

💬 Последние комментарии
наблюдатель
"На Украине ложно-власть пришла с Майданом. И началась тяжелая гражданская война. Вот только все закончилось горем и обманом. А значит горя нахлебаемся сполна" (творч. зарисовка). Да "на чужой, навязанной нам извне Гражданской войне — навязанной США и их евросателлитами, ястребами войны. Не станут погибшие за фашистскую Украину героями, не войдут они в историю победителями. Убивать собственный народ нельзя!"
Гость
И если поживём... и как-то так.
Гость
А Зеленский "бравирует этим (ложью, клеветой) перед обманутым избирателем". ... "власть (антинародная) желает закрыть рот всем своим потенциальным критикам". ... "Владимир Зеленский молодой, остроумный", но уже замаранный кровью жителей Донбасса и жертв политических репрессий по лжи, клевете осуждённых (убитых) людей... а ЧТО сам по себе Зеленский позоришься пред всем ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ ? ...ПОЗОРИЩЕ... ПОЗОРИЩЕ... ПОЗОРИЩЕ на долгие годы...
Макс
"На Украине ложно-власть пришла с Майданом. И началась тяжелая гражданская война. Вот только все закончилось горем и обманом. А значит горя нахлебаемся сполна" (творч. зарисовка). Да "на чужой, навязанной нам извне Гражданской войне — навязанной США и их евросателлитами, ястребами войны. Не станут погибшие за фашистскую Украину героями, не войдут они в историю победителями. Убивать собственный народ нельзя!"
наблюдатель
Кому чего... и такое бывает.
Макс
Знаем, что "преступления нацистского режима" срока давности не имеют. Изверги и отщепенцы рода человеческого, уже всегда по своим злодействам на виду у всех. ... "В Нюрнберге было очень четко сформулировано, что преступными являются любые формирования СС и дан их перечень, где есть место и дивизии "Галичина". Любая попытка реабилитации этих (мерзких) людей пойдет во вред Украине.
Гость
Вот идиот …. Каждый со своим индивидуальным гробом пусть приезжает ..
Авторские статьи