МВФ и Украина: комменсализм на марше
Экономика01 июля 2020

МВФ и Украина: комменсализм на марше

Комменсализм, кажется, никакого отношения к экономике не имеет. Так называется сосуществование двух разных видов живых организмов, при котором один из партнёров возлагает на другого (хозяина) регуляцию своих отношений с внешней средой, но не вступает с ним в тесные взаимоотношения. Однако именно так можно описать отношения официального Киева и Международного валютного фонда.

МВФ принял полуторагодовую программу поддержки украинской экономики на 5 млрд долларов. В последний раз программой stand-by (SBA) Украина пользовалась в конце 2018 года, получив тогда транш в 1,4 млрд долларов. С тех пор многое поменялось, и не в лучшую для украинских властей сторону, а требования МВФ стали намного более жесткими.

Сразу после выделения первого финансового транша Украине 12 июня Международный валютный фонд решил напомнить стране об обязательствах. Только если Украина выполнит условия специального меморандума, это даст возможность получить оставшиеся средства МВФ после первого транша, то есть 2,9 млрд долларов.

Меры и условия завязаны на правительстве и Нацбанке Украины на период действия программы в 2020–2021 годах и привязывают государство к фактическому подчинению воле МВФ. Впрочем, для украинского правительства здесь есть одно логическое «вытекающее»: пока действует совместная с МВФ программа, у руля Кабмина точно будет оставаться действующий премьер-министр Денис Шмыгаль.

Двусторонний документ во многом определяет всю внутреннюю политику Украины на ближайшее время: фиксирует, какие реформы необходимо осуществить в ближайшее время, как преодолеть последствия пандемии, на сколько поднять цены и будут ли расти тарифы на газ. Шмыгаль же пояснил, что в меморандуме есть лишь некие «маяки» для получения Украиной последующих денежных траншей, которых придерживается в своей программе и правительство. Вот основные из них: дефицит госбюджета, регулирование цен на топливо, зарплаты в госорганах, пенсионная реформа, налоговые ставки для малого бизнеса, медреформа, приватизация.

В первую очередь ― о дефиците госбюджета. Его удалось снизить к приемлемым 2,3 проц. в прошлом году, но уже в нынешнем он снова должен быть существенно расширен. Расходы могут превысить доходы на 8 процентов ВВП, или около 300 млрд грн. Причина очевидна: все силы брошены на борьбу с COVID-19 и его экономическими последствиями. Минфин прямо говорит, что в ближайшее время государство сосредоточится на устранении чрезвычайной ситуации в медицине и экономике. Это краткосрочная перспектива, в среднесрочной же правительство обещает более стойкий бюджет. Вот только чем обеспечиваются такие обещания? Верно, ничем. Пресловутый «реферат на девять страниц» (так депутаты Верховной рады назвали представленную правительством программу дальнейшей деятельности) не содержит никаких реальных цифр. Есть, конечно, пассаж о профиците госбюджета, только откуда он возьмется, Шмыгаль и со товарищи не говорят.

Кабмин наивно надеется на завершение пандемии (а когда оно будет?), что совершенно не означает завершение экономического кризиса. Бюджетная программа «Фонд для борьбы из COVID-19» сейчас съедает немалую часть бюджетных денег и будет действовать до тех пор, пока в этом будет нуждаться чрезвычайная ситуация, но конечный срок действия программы ― 31 декабря 2020 года. Что дальше ― покрыто мраком.

Тарифы на газ и отопление также будут с легкой подачи МВФ отпущены в свободное плавание. Цена на газ для населения впервые в истории будет определена импортным паритетом. Отказа от льготных цен на газ Кабмин боялся как огня, но тут повезло украинскому населению. Европейские котировки существенно снизились, и сейчас украинцы платят около 3 грн за кубометр голубого топлива, хотя прошлогодней весной он обходился им почти в три раза больше ― 8,55 грн.

Можно выдохнуть? Но слишком уж часто украинское правительство ждет живительного выдоха. Решение болезненного вопроса цены на газ для украинских властей ― вопрос времени. Рано или поздно, но они вырастут. Более того, с 1 июля 2020 года постановление Кабмина о спецобязательстве «Нефтегаза» по продаже топлива для потребностей населения потеряет действие. К новому отопительному сезону тарифы на отопление будут пересмотрены, причем со стратегическим размахом. Теперь их можно будет, учитывая ситуацию на рынке топлива, повышать хоть каждый месяц.

Украинский Кабмин ощущает себя заложником ситуации, но все же обещает «прилагать усилия относительно предотвращения повторного возникновения квазибюджетного дефицита и усиления конкуренции... для достижения энергетической независимости». О какой-то энергетический независимости в условиях, когда цена на газ может подскочить в любой момент, говорить можно разве что на бумаге.

Здесь же прокомментируем ценообразование в целом в рамках плавающего обменного курса. Рост цен может ускориться через последствия карантина и затраты на медицину, предупреждает НБУ. Плавающий курс гривны позволит избежать сильной инфляции, однако в этом случае можно ожидать обвала самой национальной валюты.

Отдельный пункт в меморандуме касается установления потолка зарплат в госорганах и на госпредприятиях. Минфин обещает, что любое перевыполнение плана по доходам будет направлено на сокращение госдолга, увеличение инвестиций в инфраструктуру или повышение социальных выплат. Бюджетников это обязательство особенно волнует: если оно затронет государственные организаций, то порежут первым делом именно социальные выплаты обычным людям.

Одним из «маяков» для получения второго и третьего траншей по текущей программе из МВФ будет создание гарантированного минимального дохода. В этом контексте авторы меморандума указывают на обязательство Кабмина подготовиться ко второму уровню пенсионной реформы: «Установить предварительные условия, которые необходимо создать к введению хорошо регулируемых частных накопительных пенсионных систем». Шмыгаль считает это вполне реальным проектом, готовым к введению уже в 2021-м. Планы правительства усилить ответственность за уклонение и неуплату единого социального взноса, других обязательных платежей в Пенсионный фонд Украины при расходах на пенсии на уровне 12 процентов валового внутреннего продукта вряд ли будут претворены в реальность. Самый читаемый путь исполнения воли МВФ ― увеличение пенсионных взносов для обычных граждан.

Налоговая реформа от Дениса Шмыгаля тоже одно название. В течение действия программы stand-by правительство не собирается вводить новые налоговые льготы, привилегии или безналоговые зоны. Зато с 2021 года всех предпринимателей обяжут использовать кассовые аппараты. Самое смешное, что в своей программе правительство называет новые правила «стимулированием малого и среднего бизнеса к участию в универсальном налоговом обложении». Как бы такой стимул не привел к краху малого бизнеса…

В 2014–2015 гг. подобное случилось с банковской системой Украины, когда исчезли многие финансовые учреждения. Кстати, Нацбанк предупреждает, что стабильность последних лет тоже может покачнуться. Запрет штрафовать клиентов, которые пропускают платежи, может отразиться на капиталах банков. После пандемии может статься, что банки снова начнут закрываться, не выдержав новых экономических реалий.

А вот медреформа ― это просто праздник для Ульяны Супрун. Ее дело продолжают. «Мы завершим описание пакета медицинских услуг, который финансируется Национальной службой здоровья Украины, и будем контролировать спрос с помощью финансовых стимулов для поставщиков услуг, одновременно предоставляя возможность вводить доплаты для пациентов», ― говорится в меморандуме. С апреля 2020 года, когда на Украине ввели второй этап медицинской реформы, многие медучреждения оказались на грани закрытия. «Подушное» финансирование привело к тому, что в больницах не оказалось денег ни на зарплаты медикам, ни на оказание медуслуг. Зачем менять то, что худо-бедно работало? Правильно, лишь для того, чтобы сократить расходную часть бюджета. Вот только не вовремя Украина решила экономить на медицине. Впрочем, это же МВФ решил…

И в завершение ― о доходной части в планах МВФ и правительства. Приватизация возвращается. В декабре 2020 года попробуют продать два больших госпредприятия, а до июня 2021 года ― еще три. Это Одесский припортовый завод, ОГХК, «Центрэнерго», «Электроважмаш», шахта «Краснолиманская» и отель «Президент». Вот на эти деньги, видимо, и вся надежда. А то никаких социальных выплат.

Представленные требования МВФ вкупе с невнятной программой правительства Шмыгаля создают острое ощущение, что Украина уже через год может остаться «без штанов», с обнищавшими бюджетниками и разорившимся малым бизнесом, обесцененной гривной и нестабильной стоимостью газа. Да еще и с дорогими медицинскими услугами. Меры правительства кажутся пустой болтовней (вроде непонятно откуда взявшегося профицита бюджета). А министр финансов Сергей Марченко внезапно надеется, что Украина сможет уже в 2022 году отказаться от кредитования Международного валютного фонда. Ну да, в 2021 году финансового топлива еще хватит, а дальше… Это он на грядущий дефолт намекает?

Артём Бузила

Написать комментарий