Украина собирается ударить по коронавирусу печатным станком
Экономика10 апреля 2020

Украина собирается ударить по коронавирусу печатным станком

В начале апреля на Украине было обнародовано решение Совета Национального банка (далее — Совет НБУ) "О мерах Национального банка Украины относительно противодействия кризисным явлениям и ситуации на валютном рынке Украины", которое может радикально поменять денежно-кредитную политику украинского Центрального банка.

Решением № 9-рд отменены содержавшиеся в предыдущих решениях Совета НБУ рекомендации Национальному банку "удерживаться от проведения операций, которые могут иметь признаки прямой или косвенной поддержки бюджетных расходов", а также "от операций по покупке государственных ценных бумаг" (далее — ОВГЗ, облигации внутреннего государственного займа). И, в свою очередь, поручено оперативно определить и доложить Совету НБУ "о возможных объемах проведения операций Национального банка с ОВГЗ на вторичном рынке ценных бумаг".

Иными словами, Совет НБУ открыл шлагбаум для финансирования бюджета посредством эмиссии гривны — со всеми вытекающими отсюда курсовыми и инфляционными последствиями.

Руководство НБУ пока выступает с вербальными интервенциями о том, что не собирается покупать ОВГЗ. Но выглядит это в свете грядущих проблем с бюджетом не очень убедительно.

Для начала следует разобраться, что такое Совет НБУ.

Согласно закону "О Национальном банке", это орган управления, отвечающий за разработку основных направлений денежно-кредитной политики и осуществляющий контроль за проведением денежно-кредитной политики, а также надзор за системой внутреннего контроля банка. Совет НБУ состоит из девяти членов, по четыре из которых назначаются Верховной радой и президентом, еще один — это председатель банка.

То есть это орган с рекомендательными и надзорными полномочиями.

Правда, по итогам "революции гидности" роль Совета объективно снизилась, ибо НБУ, по сути, превратился в филиал МВФ на Украине. И именно МВФ де-факто стал его реальным надзорным органом.

В конце прошлого года дошло даже до конфликта между правлением НБУ и формально находящимся над ним надзорным органом. Совет НБУ в своем решении раскритиковал валютно-курсовую политику банка, приведшую к необоснованному укреплению гривны, и сделал это явно справедливо. Но руководство НБУ в ответ стало выступать с официальными заявлениями, мол, Совет НБУ превысил свои полномочия, принимая такое решение.

И все же нынешнее решение Совета НБУ, даже с учетом заявлений представителей правления банка, не стоит считать ничего не значащим. Скорее всего, его принятие означает, что возможность эмиссионной поддержки бюджета при наступлении определенных обстоятельств уже неформально согласовали с МВФ. А решение № 9-рд эту договоренность формализовало.

Финансирование бюджета посредством эмиссии не является чем-то совсем уж новым для Украины.

НБУ активно осуществлял покупку ОВГЗ в 2014-2015 годах и даже в конце 2016 года.

Если не считать совсем уж прямые вливания эмиссионной гривны в бюджет в начале девяностых, то практика денежной эмиссии посредством покупки ОВГЗ применялась и во время кризиса 1998 года, и в небезызвестный период 2008-2009 годов. В 2010-м НБУ законодательно запретили покупать ОВГЗ на первичном рынке — то есть непосредственно у Министерства финансов. Но это не помешало скупать все для тех же целей эмиссионной подпитки бюджета ОВГЗ на вторичном рынке, используя в качестве "прокладок" контролируемые государством банки.

Делается это примерно так. Какой-нибудь из государственных банков, например "Ощадбанк", выкупает ОВГЗ у Министерства финансов при их размещении и в тот же день эти ОВГЗ выкупаются у него Национальным банком. Таким образом в бюджете появляются деньги на сумму купленных ОВГЗ. Ничем не обеспеченные.

В умеренных дозах такие фокусы осуществлялись Национальным банком в 2010-2014 годах, а затем дозы стали совсем не умеренными. Скажем, на 1 января 2008 года на балансе у НБУ вообще не было ОВГЗ. На 1 января 2010-го стало 50 миллиардов, купленных на первичном рынке. К 2014 году сумма выросла до 147 миллиардов. А в результате аттракциона невиданной щедрости 2014-2016 годов она достигла почти 400 миллиардов гривен. После чего к настоящему моменту сократилась до 325 миллиардов.

В решении Совета НБУ есть и другие рекомендации, кроме эмиссионной поддержки бюджета.

Некоторые из них выглядят вполне разумно для складывающихся кризисных обстоятельств. Например, НБУ — рассмотреть возможность осуществления целевого долгосрочного рефинансирования банков с целью кредитования инвестиционных проектов, субъектов малого и среднего бизнеса. Или правительству — разработать программы частичной компенсации процентов по кредитам банков, предоставленным предприятиям малого и среднего бизнеса, экспортоориентированным предприятиям и т. д.

Дело в том, что, представляя де-факто интересы МВФ и работая на достижение целей фонда, НБУ в последние годы занимался практически только таргетированием (снижением) инфляции за счет обескровливания экономики. Если для Центрального банка Евросоюза, Федеральной резервной системы США и центральных банков других развитых стран таргетирование инфляции является лишь одной из целей наряду с равными по важности целями достижения максимальной занятости и роста экономики, то для центральных банков стран вроде Украины МВФ ставит таргетирование инфляции в качестве единственной цели. В результате нынешняя банковская система Украины практически не кредитует реальный сектор экономики, зарабатывая почти исключительно на ОВГЗ, валютных спекуляциях и потребительских кредитах. По сути, кровеносная система экономики существует обособленно от ее тела — реального сектора. Последствием чего было массовое сокращение рабочих мест, выдавливание рабочей силы за пределы страны, падение промышленного производства и т. д.

Но вот как раз в реализацию этих рекомендаций верится с большим трудом, поскольку она с целями МВФ точно не совпадает.

Кроме возможного запуска печатного станка, неплохие шансы быть реализованным имеет совет расширить перечень участников первичных аукционов по размещению ОВГЗ за счет допуска в них небанковских финансовых учреждений. В этом случае финансовые ресурсы не только банковской системы, но и небанковских учреждений (страховых, лизинговых, факторинговых компаний, кредитных союзов, негосударственных пенсионных фондов, ломбардов и т. д.) будут мобилизованы на финансирование бюджета и никак не станут работать на финансирование промышленности, строительства, транспорта.

Каковы будут последствия реализации самой скандальной из рекомендаций Совета НБУ — скупки Национальным банком облигаций правительства, зависит от объемов такого рода эмиссии и состояния экономики. Скажем, скупка Национальным банком ОВГЗ на 250 миллиардов гривен в 2014-2015 годах на фоне падения реального ВВП за два года на 16% и сокращения золотовалютных резервов с 20,4 до 7,5 миллиарда долларов на протяжении 2014-го привело к трехкратной девальвации гривны и двукратному росту цен даже по официальным данным.

Есть все основания полагать, что влияние нынешнего мирового экономического кризиса, отягощенное карантинными мерами в связи с пандемией COVID-19, приведет к неменьшему обвалу экономики Украины. Сложно точно спрогнозировать, как именно эмиссионные вливания в бюджет отразятся на гривне в 2020 году. Слишком много влияющих факторов — от объема денежной массы и золотовалютных резервов до графика долговых расчетов и конъюнктуры цен на товары украинского экспорта. Однако можно рискнуть примерно спрогнозировать, что новые эмиссионные вливания 250 миллиардов гривен в бюджет могут ослабить украинскую валюту примерно вдвое. Что в условиях, когда более 2/3 государственных заимствований являются валютными, станет еще одним фактором, осложняющим возможность их обслуживания.

Сергей Левченко

1 комментарий

Написать комментарий
  • гость
    10 апреля 2020
    А не может совет дать рекомендацию не выводить валюту из страны? Запретить всем банкам кроме ЦБ совершать валютные операции.
    Ответить
Авторские статьи