22 июня: война и лимитрофы
Геополитика23 июня 2021

22 июня: война и лимитрофы

© Sputnik

Вчера исполнилось 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны – самого кровавого этапа Второй мировой.

В последние годы мир вновь подошёл к краю пропасти. Даже ядерное сдерживание, базирующееся на гарантированном взаимном уничтожении, начинает давать сбои.

Рождаются теории управляемой ядерной войны, ограниченной войны, гибридной войны и т.д. Самые разные государства в ходе возникающих политических кризисов начинают угрожать друг другу военной силой, пытаются вовлечь в конфликт как можно больше своих союзников, опереться на поддержку какой-нибудь великой державы.

Частично такую готовность самых разных обществ к войне можно объяснить тем, что настоящие полномасштабные войны после 1945 года, если где-то и велись, то на окраинах современного мира (вроде Корейской или Вьетнамской войн) и имели черты гражданских войн (даже если формально велись между разными государствами).

За восемьдесят лет ушло поколение, знающее об ужасах войны не из кинофильмов или книг, а испытавшее их на собственной шкуре.

Выросли поколения никогда не воевавших генералов, мечтающих о великих победах, политиков, для которых война — один из инструментов достижения политической цели, причём на первый взгляд весьма эффективный (обычно все рассчитывают на быструю победу, которая позволит продиктовать свою непреклонную волю поверженному противнику).

Да и народные массы также всё чаще рвутся «ударить ракетами», «послать танки» или «вбомбить в каменный век» проклятого супостата, посмевшего перечить «силам добра».

На аналогичный ответ никто не рассчитывает, ибо «а нас за что?», к тому же каждый обыватель в каждой стране всегда «уверен», что его армия всенепременно сокрушит потенциального агрессора. Вспомните хотя бы о том, насколько уверены были армяне в победе над Азербайджаном накануне последней войны за Карабах.

Тем не менее, руководство сверхдержав (или великих держав современного мира) ведёт себя более-менее ответственно, понимая какой разрушительный потенциал сосредоточен в их руках и насколько высока цена ошибки при принятии решения о начале вооружённого конфликта.

Менее мощные же государства конфликтуют между собой, но эти военные кризисы великим державам пока удаётся достаточно быстро гасить. Местные амбиции не могут противостоять ясно выраженной воле сверхдержавы, если они не поддержаны другой сверхдержавой.

Но в последние десятилетия в Европе образовалась плеяда стран-лимитрофов, являющихся особо упорными и последовательными провокаторами крупного конфликта.

Само положение лимитрофов, как серой зоны между двумя равновесными силами, предполагает, что на их территориях сталкиваются интересы этих сил. В идеальном случае лимитрофов просто делят между великими державами, как это произошло в Европе конца XVIII — начала XIX веков, где Российская, Австрийская империи и королевство Пруссия сомкнули границы, на долгие годы устранив опасность провокации лимитрофами военного кризиса.

В то же время на турецком направлении, где лимитрофные государства (в форме вассальных Порте княжеств) существовали, войны следовали одна за другой, а Первая мировая война и вовсе началась на Балканах вскоре после превращения региона в заповедник лимитрофов.

Одной из ошибок победителей в Первой мировой войне было создание лимитрофного барьера в Восточной Европе. Он рассматривался как противовес одновременно и Советской России и Веймарской Германии. Но оба эти государства были слишком слабы в двадцатые годы, подобный противовес был явным излишеством.

Когда же в тридцатые и СССР, и превратившаяся в Рейх Германия усилились, барьер не просто рухнул, но ещё и создал условия для втягивания Франции и Британии в войну. Напомню, что в планы Гитлера война на Западе не входила до тех пор, пока Париж и Лондон не выдали гарантии Польше, пытаясь сохранить остатки лимитрофного барьера, позволяющего им (как они думали) контролировать и Германию, и СССР.

В результате Польша и Прибалтийские режимы исчезли, а остальные лимитрофы стали союзниками Германии.

После Второй мировой войны сохранение лимитрофной Восточной Европы было микшировано ограничением суверенитета лимитрофов. Граница между НАТО и ОВД лишь в формальном политическом плане проходила по границам лимитрофов, на деле же это была военная граница США и СССР, чьи армии вольготно располагались в соответствующих вассальных частях Европы.

Однако распад СССР показал неустойчивость данной модели. Не успел Союз исчезнуть, а лимитрофы, в том числе из числа бывших союзных республик, стали главными разжигателями вражды Запада и России.

Их расчёт (оправдавшийся лишь частично) строился на том, что в рамках противостояния Запада и России они будут интегрированы в ЕС и НАТО (большинству это удалось), а дальше Запад победит Россию и они смогут принять участие в разделе трофеев (а вот с этим не сложилось).

Провокационная сущность лимитрофов определяется их расположением между двумя центрами силы. Политический маятник раскачивается, усиливается то одна, то другая сторона, а лимитрофу всегда необходимо быть на стороне сильного, причём перейти на сторону победителя необходимо раньше, чем его победа полностью определилась.

Понимая, что преданный партнёр не простит предательства, лимитрофы всегда пытаются добить его до конца. Чехи потерпели от немцев во время Второй мировой войны куда меньше, чем русские, но после войны мстили беззащитному гражданскому населению с остервенением.

Самое страшное для лимитрофа — согласие между великими державами. Тогда серая зона исчезает — даже если её не делят между собой главные игроки, границы сфер интересов проводятся чётко и никто в чужую сферу не лезет. Лимитроф теряет пространство для манёвра. Ему остаётся только выполнять распоряжения государства-протектора, а формальный суверенитет лишь подчёркивает его второсортность.

В этой особенности лимитрофов все могли убедиться в ходе подготовки и проведения российско-американской встречи на высшем уровне в Женеве. Поляки, украинцы, прибалты буквально требовали от Вашингтона ни в коем случае не идти ни на какие компромиссы с Россией. Им дела нет до того, что США надорвались, пытаясь противостоять сразу всем и стремятся по возможности урегулировать (временно) спорные вопросы с Россией, чтобы развязать себе руки на китайском направлении, а задавив Китай, вновь заняться Москвой.

Лимитрофы боятся не дожить до этого «вновь». Кроме того они знают, что «вновь» может и не наступить. Кто сказал, что США смогут победить Китай? Лимитрофам важно, чтобы конфронтация продолжалась здесь и сейчас. Ради этого они готовы даже самостоятельно развязать войну.

Ядерного удара по себе они не боятся, считая себя недостаточно крупной целью. Войны на своей территории — тоже.

Во-первых, они верят в мощь США и рассчитывают, что война будет вестись только на территории России (может ещё Украины и Белоруссии, но это допустимая жертва). Во-вторых, даже если что-то пойдёт не так, они рассчитывают отсидеться на Западе в качестве «правительств в изгнании», которым Запад же должен гарантировать триумфальное возвращение на родину, заодно профинансировав «послевоенное восстановление».

Им не страшно. Войну они планируют пересидеть в обозе, получив дивиденды при любом её ходе и исходе. Новые поколения лимитрофных политиков и генералов не знают, что бывает, когда на твоей территории сталкиваются вооружённые силы сверхдержав.

Опасность же лимитрофов для всего мира, 80 лет не начинавшего великих войн, заключается в том, что на данном этапе западные элиты не могут просто отказаться от их поддержки, предоставив глупых провокаторов своей собственной судьбе. Как в 1939 году Великобритания и Франции необдуманно выдали Польше гарантии безопасности, не рассчитывая, что их придётся выполнять (они поверить не могли, что Гитлер решится на войну с ними).

Так же и сейчас: Запад выдал Восточной Европе слишком большие гарантии, чтобы можно было от них моментально отказаться, не теряя лица.

Для переформатирования политики требуется время, хотя бы пару-тройку лет. Между тем воинственность лимитрофов растёт не по дням, а по часам.

В политике же, к сожалению, заявления, которые никто не думал претворять в жизнь, рассматривая просто как пропаганду, слишком часто материализуются.

Ростислав Ищенко

2 комментария

Написать комментарий
  • Хрущев в помощь
    23 июня 2021
    Запад понимает, что усатого горца больше нет и не будет. Тупые ост-балты сами все просрали. Сильный побеждает слабого. Время расплаты.
    Ответить
  • гость
    23 июня 2021
    А вот тут Ищенко свистит как Рабинович на чужую хуцпу. У Организации Варшавского Договора не было "лимитрофов". Лимитроф - это из забытого рабовладельческого и буржуазно-капиталистического политического строя, а не из социалистического-интернационального советского управления вооружёнными силами. Вот как раз Третий Рейх (и блок альянса Нато впоследствии, как преемник идеологии Еврорейха-ПанЕвропы "от лиссабона до владивостока") активно использовал понятие "лимитроф". СССР противопоставлял ему свой термин - союзные республиканские войска. И граница между "сверхдержавами" (глупейший термин) Сша и СССР пролегала не в Германии, а по всей глубине СССР. Если кто забыл за 30 лет, то советская граница - вотчина войск госбезопасности, а не советской армии, которую якобы, с т.з. современных нациков и либералов - должны были содержать соц.республики. Кто такой лимитроф? Лимитроф - всегда спутник империй, они друг без друга жить не могут. С латинского "имперского" языка - "лимитрофус" дословно переводится как "кормящий границу". Вообще термин "лимитроф" означает не просто приграничные страны, прилегающие к некой "империи", - а такие пограничные территории, которые обязаны под силовым принуждением империи содержать за свой счёт имперские войска на своей территории. Очевидно, что СССР таковой военно-политической формацией не был. Все вооружённые силы, использующиеся на терр.блока соц.стран - содержались за счёт себя и только своего общесоюзного общака. И даже более того, - СССР охеренно вкладывались в развитие-совершенствование и строительство вооружённых сил своих социалистических союзников. Типичный пример - оперативно-стратегическая группа советских войск в Германии (ГСВГ), или тот же - не выполнивший до конца из-за предательства партийной верхкушки и части генералитета госбезопасности свой интернациональный долг - группа советских войск в Афганистане. Какая буржуазная падла скажет, что они содержались сугубо за счёт ГДР или ДРА? - а Рабинович таки сейчас скажет вам какая. "Лимитрофы" как понятие были забыты со времён "римских-византийских империй" в политической мысли - до антимонархических революций начала 20го века. И были вытащены в прессу евромигрантами-монархистами, дриснувшие из разваленной Российской Империи. Потом этот удачный (для великокняжеских недобитков) термин прижился в политической риторике белогвардейщины. Которые только и мечтали, кому бы подороже продаться из блока Антанты и Тройственного союза, а самим стать "вооружёнными силами" в тех самых "лимитрофах". Которые разумеется - должны были содержать оккупационные войска за свой счёт. И разумеется, когда белогвардейщину на терр. будущего СССР разбили - "теория лимитрофов" перекочевала в полит.мыслю сначала в буржуазные республики типа Веймарской, а затем и Третьего Рейха. После войны она (идейка лимитрофных платежей за группировку экспедиционных колониальных войск) официально закрепилась в уставе Нато. У западного военного альянса "лимитрофы" официально стали обязаны платить в бюджет Наты свои отступные. Те самые 2% расходов на содержание войск альянса на своей территории (превышающие реальный расход на группировку судя по тому, что даже такой % для многих лимитчиков это много). После развала СССР - тема "лимитрофии" и "репараций" снова всплыла среди части каргоэлитки в буржуазно-недоимперских мечтах Рф и прилегающих республик (безуспешно надо сказать). Вот это и есть на практике - смысл всякого лимитрофа. Платежи в обмен на вооружённую защиту границы некого военно-политического блока. Тот дурень, который знает это, но употребляет термин "лимитроф" применительно к соц.республикам СССР и окружающих на тот момент её стран блока ОВД - однозначно расписывается как евромонархический прихвостень. Второй нюанс - почему термин "сверхдержава" глупый по умолчанию? В "имперской" политической иерархии есть неформальная градация - держава-великая держава-сверхдержава-империя (она же "высшая власть"). Сверхдержава = недоимперия. К примеру, в настоящий момент есть только две "сверхдержавы" - это Сша и Китай (не путать с КНР - народную республику по сути и форме власти). Граница китайской сверхдержавности (ещё раз - "не путать с КНР"!) в Европе проходит не по границе Рф или Казахстана якось, а на польско-белорусской таможне, бацька не даст соврать. Старый советский анекдот, что Беларусь это китайская граница - таки наконец стал реальностью. А сверхдержавная граница Сша проходит по целому ряду азиатских стран, распространясь в т.ч. на всю тихоокеанию и парочку-тройку "америк". Понятно что Рф, как просто держава - ни к какой великой или сверх и тем более к высшим - не относится. Она только сделала заяку на переход в "Великую" по итогам своих разборок в Сирии и Европе. Причина всего этого бардака с державностью (в голове у автора и не только у него) - не только в глобализации "лимитрофов" и "недоимперий", а как раз в тех самых переходах из неформального статуса сверхдержавности в державность и обратно. Если в римские-византийские-итд времена - достаточно просто было перейти по форме из "республики в империю" - просто набрав вокруг себя и поставив на счётчик кучку окружающих лимитрофов - то сейчас граница проникновения державных интересов проходит не по линиям, а по глубине. И таким образов "великими, сверх или высшими" державами - становятся не конкретные страны, а блоки стран. Если говорить, применительно к Сша-КНР-Рф-ЕС-ВеликоБритании (прим.велико!!!)-Саудовского или Иранского самодержавия, или Жмеринского Каганата якось - то "фазовые" переходы в сверхдержавность (из великодержавности) сопровождаются распуханием приграничных - сторонних платежей в бюджет их военно-политических союзов. Например, Рф - просто держава, ЕАЭС - типа великая держава, а мечты Суркова о "русском мире, который покупает или боится российского оружия" - остаются просто мечтами "имперского недобитка", или обычного провокатора. Выражаясь по пролетарски.
    Ответить