Аборты и не только. Как проходят рекордные протесты в Польше
Геополитика05 ноября 2020

Аборты и не только. Как проходят рекордные протесты в Польше

© РИА Новости, Алексей Витвицкий

В пятницу, 30 октября, на улицы Варшавы вышли рекордные 100 тысяч человек, протестовавших против запрета абортов. Но уже в понедельник на акции блокирования движения собрались лишь несколько тысяч людей.

В понедельник, 2 ноября, в Польше был одиннадцатый день протестов против решения Конституционного суда страны, ограничивающего и до того незначительные права полек на прерывание беременности. 

До сих пор, согласно закону от 1993 года, аборты в Польше были разрешены лишь в трёх случаях: если беременность угрожает жизни или здоровью матери, если женщина забеременела в ходе изнасилования, и если у плода выявлены неизлечимые заболевания или серьёзные патологии в развитии (например, ацефалия). В последнем случае аборт можно сделать до 12 недели беременности. 

Однако 22 октября 2020 года Конституционный суд (КС) Польши постановил, что третья причина нарушает Основной закон страны, статья 38 которого гласит: «Республика Польша гарантирует каждому человеку право на защиту жизни». А согласно позиции католической церкви и консервативных политиков, понятие «человек» включает также человеческое существо в пренатальной фазе его развития — то есть эмбрион с момента зачатия. 

Стоит отметить, что закон 1993 года, запретивший аборты по желанию или по социальным причинам, получил в стране название «аборционного компромисса», и на протяжении десятилетий не было попыток его изменить. 

Не решился на это и президент Польши в 2005-2010 годах Лех Качиньский, хотя его партия «Право и Справедливость» (ПиС) до 2007-го была правящей, а премьер-министром одно время был его брат-близнец Ярослав Качиньский

При этом в Польше в последние годы в среднем делалось чуть более тысячи легальных абортов в год, из них почти 98% — в связи с неизлечимой болезнью или патологией плода.

Однако после очередного прихода ПиС к власти осенью 2015 года всё изменилось. Лидер партии Ярослав Качиньский, который формально не занимал никаких должностей, достаточно быстро расставил верных ему лично людей на ключевые посты в государстве. 

Одним из первых был взят под контроль именно Конституционный суд (КС), который вскоре возглавила Юлия Пшилембская — по мнению множества юристов и судей, с откровенными нарушениями закона. 

В сентябре 2016 года ПиС внёс в Сейм Польши законопроект о полном запрете абортов, разработанный ультраконсервативной организацией Ordo Iuris. Это вызвало массовые протесты женщин, кульминацией которых стал «чёрный понедельник» 3 октября 2016-го, когда «чёрные протесты» прошли в более чем 200 городах Польши, а в них приняли участие сотни тысяч людей. Их организатором стала вновь созданная организация «Забастовка женщин». 

Через три дня законопроект был отозван, и тогда консерваторы решили пойти другим путём. 

В конце 2016 года более 100 депутатов от партии «Право и Справедливость» обратились в Конституционный суд с требованием признать неконституционной норму закона, разрешающую прерывание беременности по «евгеническому поводу», как эти политики называли третью причину, позволяющую легальные аборты. 

В мае 2018-го министр юстиции Польши Збигнев Зёбро, занимающий также пост генерального прокурора страны, опубликовал официальное заявление, в котором поддержал позицию своих коллег по парламенту в отношении абортов. 

В ходе кампаний по выборам парламента (осенью 2019-го) и президента Польши (весной-летом 2020-го) вопрос запрета абортов не был среди ключевых, свою роль сыграла и эпидемия коронавируса. Поэтому заявление Юли Пшилембской 22 октября о том, что КС признал неконституционным разрешение абортов в связи с патологией плода, прозвучало как гром среди ясного неба. 

При этом ни у кого в Польше нет сомнений, что решение на самом деле принял Ярослав Качинський, который недавно занял пост вице-премьера по вопросам безопасности.

Хотя решение Конституционного суда Польши ещё не вступило в силу (для этого требуется его публикация в государственном вестнике, находящемся в ведении правительства), стихийные протесты против него начались уже вечером 22 октября в большинстве крупных городов Польши. 

Как и в 2016 году, их инициаторами стала организация «Забастовка женщин», однако к ней присоединились и оппозиционные политики из «Левицы» и либеральной «Гражданской платформы». 

Протесты сразу же раскололи польское общество, поскольку на воскресных мессах 25 октября в десятках костёлов появились активистки с плакатами, критикующими позицию католической церкви в отношении абортов. В нескольких храмах возникли силовые конфликты, когда консервативные защитники костёлов не допускали в них протестующих. При этом именно организаторы протестов начали использовать лозунг «Это война!» 

Символами протеста стали также нецензурные лозунги «У***йте» и «Е*** ПиС» — причём последний часто заменяют восемью знаками *, что привело к созданию неформального «Движения восьми звёздочек». 

27 октября конфликт получил продолжение в Сейме Польши. Когда женщины-депутаты от левых подошли к Ярославу Качиньскому и начали кричать ему в лицо «Позор!», спикер Сейма вызвал в зал заседаний несколько десятков парламентских приставов, которые встали на защиту вице-премьера. 

А вечером Качиньский обнародовал обращение, в котором назвал решение КС абсолютно конституционным, назвал организаторов протестов преступниками и врагами Польши, которые хотят уничтожить польский народ, и призвал членов и сторонников ПиС защитить костёлы «любой ценой». 

Польские националисты сразу же объявили о создании «Национальной стражи» из состава своих сторонников и футбольных фанатов, а на следующий день первые «стражники» появились у костёла на площади «Трёх крестов» в Варшаве, неподалёку от здания Сейма. 

Правда, конфликта между ними и протестующими удалось избежать, поскольку две стороны разделила полиция. А вот во Вроцлаве вечером 28 октября группа из около 40 футбольных фанатов напали на участников демонстрации протеста, в основном женщин, причём среди избитых оказались две журналистки. 

Хотя полиция задержала одного из нападавших, и прокуратура поначалу требовала его ареста, в суде от этого требования прокуроры отказались, и нападавший остался на воле — как и десятки его сообщников. 

Потому неудивительно, что во время заранее анонсированной на пятницу, 30 октября, массовой акции «Забастовки женщин» в Варшаве организаторы ожидали провокаций, тем более, что в распоряжение полиции распоряжением премьера были переданы подразделения военной жандармерии. 

Однако свою роль сыграли как присутствие в рядах протестующих оппозиционных политиков во главе с мэром Варшавы Рафалом Тшасковским (на президентских выборах в июле 2020 года набрал почти 49% голосов), так и массовость акции — в ней приняли участие от 80 до 100 тысяч людей. 

Потому, когда на перекрёстке имени Шарля де Голля колонну протестующих атаковали несколько десятков футбольных фанатов, они были немедленно задержаны полицией, причём с применением силы. 

В других местностях Польши (а всего в минувшую пятницу на улицы вышли более 800 тысяч людей, причём не только в больших городах) серьёзных конфликтов зафиксировано не было. Местные и европейские СМИ отмечают, что это был самый массовый протест со времени прихода ПиС к власти, и один из самых массовых с 1989 года. 

Хотя за несколько часов до начала акций президент Польши Анджей Дуда объявил, что он внёс законопроект, который позволит прерывание беременности при так называемых «летальных патологиях» плода, но не в случае диагностирования синдрома Дауна, это лишь раззадорило протестующих — ведь в действительности они также против «аборционного компромисса», просто с противоположных позиций.

Стоит отметить, что 30 октября самым охраняемым объектом в Варшаве стал не президентский дворец, здание правительства или КС, а частный дом, в котором живёт Ярослав Качиньский — именно он стал конечной целью протестантов. 

Под домом вице-премьера дежурили около двух тысяч полицейских в полной экипировке, с автомобилями для задержанных и т.д. Более того, по всей стране полиция охраняет не только партийные офисы ПиС, но и приёмные депутатов от этой партии и даже их жилища, — хотя руководство полиции жалуется на нехватку личного состава в связи с тем, что более 5 тысяч полицейских заболели коронавирусом.

Кстати, именно прогрессирующая в Польше эпидемия COVID-19 является поводом для угроз организаторам акций протеста суровыми карами. 

Так, 31 октября заместитель министра юстиции страны Михал Вось заявил, что организаторы «нелегальных собраний» будут трактоваться прокурорами как преступники, им будут объявлять подозрения, а наказание может достигнуть восьми лет заключения. 

По словам политика, такие же инструкции из МВД получили и полицейские. Кроме того, в кулуарах власти циркулируют упорные слухи о том, что в ближайшие дни в Польше может быть введено чрезвычайное положение (с марта в стране действует лишь состояние эпидемической опасности).

Скорее всего, дальнейшие действия — как властей, так и самих протестующих — будут зависеть от массовости акций протеста. И в этом плане тревожным звоночком для «Забастовки женщин» стал тот факт, что в понедельник, 2 ноября, на акцию блокирования движения в Варшаве вышли всего несколько тысяч человек во всём городе. 

На большинстве перекрёстков, где были попытки блокирования, находились лишь по нескольку сотен протестующих, и только на кольце имени Шарля де Голля движение автотранспорта удалось остановить на час с лишним. Именно с этого кольца протестующие отправились под Сейм, где собралось не больше трёх тысяч людей, и к восьми вечера все разошлись. 

Чуть больше тысячи людей собрались на акции протеста в Кракове и Вроцлаве, а в остальных больших городах количество протестующих составило несколько сотен. На среду запланировано проведение по всей Польше «цепей солидарности», о дальнейших акциях лидеры «Забастовки женщин» пока не сообщили. 

Стоит отметить, что требования лидеров «Забастовки женщин» практически сразу же вышли за рамки законодательства об абортах: они требуют отставки правительства, а также выдвинули социальные требования. В частности, речь идёт об увеличении финансирования сферы здравоохранения, в первую очередь за счёт средств, которые ныне государство выделяет костёлу. 

Протестующие уже объявили о формировании Консультативного совета (по образцу созданного в Белоруссии), который должен выработать предложения по «наведению порядка» в стране после отстранения ПиС и Ярослава Качиньского от власти. При этом персональный состав этого совета отобран без широких консультаций, что уже вызвало критику различных организаций, поддерживающих протесты.

Ведь массовость акций 30 октября в Варшаве и других больших городах была вызвана ещё и тем, что в них массово приняли участие работники сферы услуг и общественного питания, бизнес которых опять закрывают на карантин. 

Да и в целом значительная часть польского общества восприняла решение КС как очередной шаг правящей партии «Право и Справедливость» и её лидера Ярослава Качиньского по ограничению прав граждан. 

К примеру, в последние годы в Польше почти полностью запрещена торговля в воскресенье — мол, настоящий поляк в этот день должен идти в костёл, а не за покупками. Однако это вовсе не означает, что эти люди априори готовы поддерживать расширение прав ЛГБТ вплоть до однополых браков, что предлагает Консультационный совет.

Весьма условной является поддержка «Забастовки женщин» и со стороны польских фермеров, больше месяца протестующих по всей Польше против запрета выращивания пушных зверей. 

Да, 28 октября фермеры, чья акция в Варшаве была запланирована задолго до решения КС, приехали на площадь «Трёх крестов», а их лидер Михал Колодзейчак призвал совместно бороться против ПиС. Однако Колодзейчак, который не скрывает своих консервативных (как и у подавляющего большинства фермеров) взглядов, сразу подчеркнул, что у этих двух протестов есть множество мировоззренческих различий, да и интересы протестующих весьма различны. 

Это более чем прозрачный намёк на то, что запрет выращивания зверей ради меха — постулат левых политиков, которые задают тон в «Забастовке женщин». При этом акции фермеров пока приостановлены, потому что ПиС готовит новый закон о защите животных, а проголосованный в первом чтении законопроект, вызвавший протесты, отправлен в архив. 

Об этом 1 ноября сообщил пресс-секретарь польского правительства Пётр Мюллер.

Свежие опросы общественного мнения свидетельствуют, что 73% жителей Польши не поддерживают решение Конституционного суда страны по вопросу запрета абортов. 62% опрошенных допускают аборт при определённых условиях, причём 22% считают, что аборт по желанию женщины должен быть разрешён до 12 недели беременности. 

Сторонников тотального запрета абортов в Польше только 11%, на два процента больше людей поддерживает решение КС от 22 октября. Однако с протестами картина несколько иная: их поддерживает только 54% опрошенных, против — 43%. 

При этом даже среди сторонников протестующих лишь 32% считают, что вследствие акций удастся что-то изменить и не допустить ужесточения законодательства об абортах. Больше четверти поддерживающих протесты (26%) уверены, что ПиС удастся очень быстро принять новые, более жёсткие нормы в отношении запрета абортов, а 30% считают, что протесты лишь немного отсрочат принятие таких решений.

При этом рассчитывать протестующие могут только на давление улицы: в Сейме у Ярослава Качиньского стабильное большинство, которое он в сентябре 2020 года укрепил, переформатировав Кабинет министров и впервые войдя в правительство лично. 

Но и формальная отставка правительства ничего протестующим не даст: даже если младшие коалиционные партнёры уйдут от ПиС к оппозиции, в Сейме всё равно не удастся сформировать новое большинство, а до парламентских выборов — ещё три года. И хотя после десяти дней массовых акций поддержка правящей партии опустилась до минимальных показателей за последние пять лет, всё равно за ПиС готовы проголосовать более 29% поляков. 

Либералов из «Гражданской платформы» поддерживают 24% опрошенных, а играющих ведущую роль в протестах левых — всего 6,9%. На третьем месте с 14,9% рейтинга — движение «Польша 2050» экс-кандидата в президенты Польши Шимона Головни, который пытается играть роль «третьей силы», однако ранее стоял на позициях костёла.

Олег Хавич

Написать комментарий
💬 Последние комментарии