Бунт отверженных

20.02.2019 06:02
Бунт отверженных
Кто стоит за желтыми жилетами?
Я уверен, что мировые масс-медиа стали незаслуженно скупо освещать одно из уникальных событий последних лет во Европе – движение желтых жилетов (далее-ДЖЖ – авт.) По масштабам, численности, длительности и результатам оно превосходит все выступления граждан в европейских странах. Через площади, улицы, транспортные развязки, правительственные кварталы Франции прошло уже несколько сот тысяч французов. В том числе из городов и деревень, работающих и пенсионеров, госслужащих и предпринимателей, мужчин и женщин, и молодежь, одиночек и целые семейные династии. Такой поддержки соотечественников (в 75-85%) как ДЖЖ не имела ни одна политическая сила во Франции, да и в Европе в целом. В отличие от масштабных выступлений немцев в прошлом году, ДЖЖ продолжает свои акции уже пятнадцатую неделю с различной степенью интенсивности.

Однако, в сравнении с результатами немецких демонстраций, не менее ожесточенных столкновений испанцев с властями в Каталонии, французские демонстранты достигли больших успехов. ДЖЖ заставило президента страны извиниться за свое хамство и высокомерие, пересмотреть некоторые правительственные планы, выделить специальные средства из бюджета (причем, немалые) для реализации требований бастующих, начать национальный диалог с трудящимися и органами местного самоуправления в целях оптимизации социально-экономической ситуации в стране.

Французская инициатива перешагнула уже давно границы Франции. За последние месяцы свои инициативы желтые жилеты проявили в Испании, Италии, Бельгии, Польше, Великобритании, Египте, Ливане и на Тайване. На их активность вынуждены реагировать не только национальные правительства, но и крупные геополитические объединения. После ряда моих публикаций на эти темы мои читатели закономерно задали мне вопрос: так кто же стоит за ДЖЖ и чего они добиваются? Предприму попытку углубиться в публикации в англо-саксонской прессе, чтобы возможно (и между строк) выловить те внешние силы, которые генерировали столь сильный социальный эффект.

Цвет ярости – желтый

Вероятно, задумка с желтыми жилетами, как символом протеста, с самого начала и весьма сильно мотивировала обозревателей к определению, что это очередная попытка цветной революции. Ряд авторитетных экспертов по сей день выдвигают свои версии иностранного вмешательства во внутренние процессы во Франции.

Символ желтых жилетов действительно может претендовать на некую мировую премию. Ибо он отличается адекватностью, естественностью, доступностью для данного движения. Это вам не оранжевые рюши, ленты, футболки, кепки, знамена и бантики на ручках машин, поездов и автобусов в зимние холодные дни Оранжевой революции в Киеве. И все же, это пока вовсе не означает, что за символом желтого жилета стоят ушлые, опытные, зловещие политтехнологи.

Как известно, никоим образом заслугу в раскрутке подобного движения нельзя приписать французским политикам. С разной степенью одобрения они поддерживали выступления ДЖЖ, иногда спорили с ними. Как свидетельствует ВВС, Мари Ле Пен даже резко раскритиковала полицию Парижа, задав вопрос: «…почему министр внутренних дел Кристоф Кастанер «пустил этих людей на Елисейские Поля».

Но ни на одном мероприятии ДЖЖ они не шли во главе колонн, не вносили свои флаги в шествия демонстрантов, не пытались ни «руководить», ни примазаться. Отчасти то, что ДЖЖ не поддержала по-настоящему и не оседлала ни одна политическая сила стало важным стимулом для развития самого движения и его высокой самооценки. Обратные процессы, когда различные политические силы использовали энергию масс в своих корыстных интересах, ни к чему хорошему не приводили. Любое «политическое» руководство мгновенно сужает рамки общедемократического движения, делает движение заложником узкоэгоистических интересов конкретных политиков.

Тогда, как пишут некоторые отечественные и некоторые зарубежные эксперты, следует искать след извне. Что же зададимся закономерным вопросом: где же те многочисленные НКО – иностранные агенты во Франции, которые должны были бы обеспечивать организацию, транспортировку, медиасопровождение акций ДЖЖ? Но о них в прессу не просочилось никакой информации. Наоборот, в акциях желтых жилетов как раз и отсутствовала чья-то опытная, богатая «рука».

В Париже и других городах Франции не было видно ни множества однотипных палаток и полевых кухонь для митингующих, формы у «активистов», ни спецодежды для охраны мероприятий, ни «печенек» для демонстрантов. Нет никаких фактов того, что в горах Франции или на территории соседних стран организовывались многочисленные семинары и лагеря, где бы активистов ДЖЖ обучали сопротивляться полиции, захвату правительственных зданий, проведению акций насильственных действий, создавали спецотряды «активистов».

Более того, вы не встретите в информационных сводках об акциях ДЖЖ фактов о том, что в сторону Парижа и других точек кипения устремлялись многочисленные спецпоезда и двигались колонны автобусов с «активистами». Наоборот, как пишут корреспонденты АР, «из всех уголков страны французские демонстранты - подавляющее большинство из них - мужчины - пришли тысячами в поездах, автобусах и автомобилях». Они добирались за свой счет и ничем никому не были обязаны. Они платили за свой гнев.

Тщательный анализ акций ДЖЖ свидетельствует, что за ним не было не только «опытной западной руки», но и собственной общефранцузской координирующей силы. «Без какого-либо четкого руководства, - суммирует Associated Press, - движение «желтого жилета» привлекло широкий круг недовольных людей во всем политическом спектре Франции, включая политические партии, пытающиеся завоевать новых сторонников… Но без лидеров или четко выраженных целей, без общих лозунгов или даже согласованного маршрута через Париж протестующие в основном бегали вокруг, бродя по улицам, как гигантская флуоресцентная гусеница».

Характерно, что ДЖЖ даже не смогло организоваться таким образом, чтобы создать специализированную охрану демонстрантов, а также пресечь деятельность экстремистских групп, которые вне сомнений наносили серьезный ущерб имиджу движения. Неприкаянность ДЖЖ признала и власть. Говоря о смерти (бастующих), министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер сказал: «Вот почему мы беспокоились о том, что люди (в рядах бастующих-авт.) не имели опыта организации протестов», - цитирует его CNN.

Кроме того, проведя контент-анализ публикаций в англо-саксонской прессе, мне не удалось обнаружить никаких тенденциозных публикаций и заявлений в поддержку ДЖЖ во Франции. В отличие от многих недавних подобных «революций», ни один зарубежных дипломат не только не появлялся на митингах и трибунах ДЖЖ, но даже не выражал своей поддержки требований французской общественности или решений президента Франции.

После всех этих выводов приходишь к заключению, что за многомесячной, агрессивной, масштабной кампанией ДЖЖ против властей Франции стоит сам Э. Макрон. Самонадеянный молодой политик в 2015 году заявил, что Франции не хватает короля, «короля, которого, я не думаю, чтобы французы хотели убить». Но уже через три года французы, подойдя к Елисейскому дворцу гневно скандировали «Couper la tête du roi!» (отрубить голову королю!). Чем же Макрон так возмутил и мобилизовал свой народ?

После неоднократных оплошностей, покровительственных замечаний рабочему классу и привычки слушать только своих ближайших соратников, - пишет Daily Express, - Макрон стал рассматриваться как высокомерный и покровительственный глава государства. В начале своего президентства он вызвал возмущение, определив французского рабочего как «ленивый», и назвал критиков его реформы трудового законодательства «бездельниками». Он также отругал бастующих рабочих за то, что они «подняли кровавый беспорядок». Он также недавно призвал французских граждан «меньше стонать» и назвал французов «галлами, которые противостоят переменам».

Макрон сделал три зловещие ошибки, которые не могли не взбеленить французов. Во-первых, он начал радикальные реформы страны (пусть и необходимые), отвернувшись от населения и советуясь только с ближайшим окружением. Миллионы людей во Франции почувствовали себя «отверженными», людьми, которыми страна не интересуется. «Мы имеем дело со слиянием гнева, разочарования, раздражения и усталости, которые подавлялись слишком долго. – пишут корреспонденты CNN из Парижа. - И теперь у них есть эта огромная сила, они способны действовать на местном уровне против общего врага - государственной власти, персонифицированной президентом Эммануэлем Макроном, который разжигает ненависть из-за своего бесконечного высокомерия".

Во-вторых, Макрон подстегнул развитие ДЖЖ, так как явно опоздал с ответной реакцией на его требования. Его предупреждали желтые жилеты и 13, и 14-го и 17-го ноября 2018-го года, однако он высокомерно отказался от диалога. «Французы имеют право протестовать, - заявил он, - но их слова никоим образом не приведут к пересмотру решения о повышении цен на топливо». Затем, французский президент понял, что без жертв не обойтись, однако сами митингующие заявили: «ты опоздал».

Но еще больше он опаздывал с реализацией обещанных реформ. Тьерри Поль Валетт, координатор движения «желтые жилеты»: «Если меры, которые будут объявлены президентом, не вступят в силу незамедлительно, произойдет радикализация этого движения, оно станет все более и более жестоким и перерастет в массовые волнения. Пока что это просто движение непокорных, но скоро оно перерастет в настоящее восстание, и это реальность».

В-третьих, мобилизация ДЖЖ Макроном состояла в том, что, уступая бастующим, он тем не менее, усиливал полицейское, силовое давление на марширующих французов. С одной стороны, полицейское давление с использованием ружей, запрещенных в ряде европейских стран и калечащих людей, ожесточило ДЖЖ. Как сообщает Daily Express, один протестующий написал: «Они хотят создать страх, чтобы люди не выходили на улицы».

Но, с другой стороны, Макрон и силовые структуры практически утратили все доверие граждан. Уровень неверия достиг такого уровня, что по стране распространился слух, что за убийством 5 человек джихадистом в Страсбурге стоит Макрон, так как таким образом хотел обострить противостояние с ДЖЖ. «Ну, конечно, это было правительство! – заявил британским журналистам один из бастующих. - Если вы оглянетесь назад, то часто случались теракты, когда было слишком много забастовок или акций протеста». Так что лучшего воспитателя своего противника, чем президент Макрон, трудно было бы найти.

Наконец, к вопросу о требованиях ДЖЖ. Их по-прежнему называют «топливными протестами». Хотя тематика требований к власти достаточно широк, вплоть до свержения Макрона, что и говорит о бессистемности протестов. С учетом массовости и широкой аудитории движения в горнило протестов вброшено множество требований: профессиональных, экономических, социальных, политических. Они пока не до конца сформулированы. Но, в ответ на призыв Макрона «сохранить планету» бастующие отвечают: «Трудно говорить о конце света, пока мы говорим о конце месяца».

Вместе с тем, активные участники ДЖЖ жилеты уже решили заняться политикой сами, и сейчас готовят списки кандидатов на европейские выборы в мае этого года. Опрос Ipsos, проведенный по заказу Макрона, показал, что эти кандидаты могут потенциально получить около 12% голосов, в основном за счет крайне правых и крайне левых. Думаю, что эта цифра занижена. С учетом уровня поддержки ЖЖ во французском обществе (пусть и слегка подупавшего), их рейтинг может еще и вырасти к маю за счет деградации доверия населения к традиционным партиям. Так что основная политическая борьба желтых жилетов еще впереди.
Александр БУЛАВИН

Комментарии

ua Гость, 20.02.2019 07:03

не отверженных, а проплаченных, все зависит от щедрости америкосов

Добавить комментарий