Должен ли «глава Православия» защищать православные святыни?
Геополитика16 августа 2020

Должен ли «глава Православия» защищать православные святыни?

Власти Турции превратили Святую Софию, святыню Православной Церкви, в мечеть. Почему патриарх Варфоломей, «глава Православия», ничего не сделал, чтобы этому помешать?

Святая София в Стамбуле, главная святыня Константинопольской церкви, снова стала мечетью Айясофия. Турки ликуют, христианский мир – скорбит.

24 июля в храме прошла первая мусульманская служба, на которой присутствовал президент Реджеп Эрдоган. В ней участвовало 350000 человек. Впервые в этом году в Айясофии мусульмане праздновали и один из самых крупных исламских праздников Курбан-Байрам.

Храм Святой Софии был построен в 537 году и сразу стал уникальной святыней православного мира. Именно посещение послами князя Владимира богослужения в Софии стало решающим фактором в принятии Русью христианства. В 1453 году, после захвата Константинополя османами, храм Святой Софии был превращен в мечеть Айясофия и пребывал в таком статусе до 1934 года, когда первый президент Турции Кемаль Ататюрк издал указ о превращении Айясофии в музей. И вот, спустя 86 лет, этот указ был отменен, в православной святыни снова звучит мусульманская молитва.

Нынешнее решение турецкой власти вызвало бурю обсуждений. Одни страны Европы вместе с Госдепом призывали Турцию отменить свое решение, другие говорят, что мечеть в Софии – внутреннее дело турок. Но все эти дискуссии уже ничего изменить не могут. Турки свое решение приняли.

Но возникает вопрос – действительно ли нельзя было ничего сделать, чтобы предотвратить надругательство над святыней Православного мира? И, в первую очередь, этот вопрос направлен в сторону патриарха Варфоломея, для которого храм Святой Софии – это символ Константинопольской Церкви.

Ведь сейчас, спустя почти 600 лет после падения Византийской империи у Константинопольского патриархата нет никаких причин оставаться в Стамбуле. Никаких, кроме Софии. Эта святыня – практически единственное, что связывает Константинопольскую Церковь со славным прошлым христианской империи. Ведь сейчас православные составляют в Стамбуле меньше сотой доли процента от общего числа населения города.

Таков бо нам подобаше архиерей?

Все мы знаем, насколько патриарх Варфоломей является активной медийной фигурой. Он регулярно общается с ведущими политиками планеты, борется за сохранение климатического здоровья Земли и даже участвует в экономических глобальных форумах, где собираются богатейшие люди планеты. Логично было ожидать от него самых активных действий по защите своей святыни: это могли быть жесткие протестные заявления в сторону турецкой власти, призывы о поддержке к президентам крупных государств и главам Поместных Церквей, наконец – крестные ходы улицами Стамбула, молебны у Святой Софии.

Ведь разговоры о превращении Софии в мечеть велись довольно давно. Президент Турции Реджеп Эрдоган делал соответствующие заявления уже несколько месяцев. За это время можно было развернуть мощное протестное движение по всему миру. Заставило бы это Эрдогана отменить свое решение? Сложно сказать наверняка, но повлияло бы точно.

Но ни крестных ходов, ни молебнов, ни даже хоть какого-то одного протеста от патриарха Варфоломея не последовало. Все это время глава Фанара сохранял полное молчание. И лишь за две недели до изменения статуса Софии патриарх робко заметил, что ему грустно от предстоящего события. А еще через неделю заявил, что София – место встречи и солидарности между христианством и исламом. Более чем странная позиция патриарха, у которого отнимают главную святыню его Церкви.

Но как же так? Ведь глава Фанара упорно продвигает в мире тезис, что он является главой всего Православия. Вспомним его слова: «Православие не может существовать без Вселенского Патриархата… Если Вселенский Патриархат… покинет межправославную сцену, Поместные Церкви станут “как овцы, не имеющие пастыря”».

Но разве «пастырь, без которого не могут существовать Поместные Церкви», может трусливо молчать, когда на его глазах происходит надругательство над главной святыней Православия? Ведь Святая София принадлежит не только Фанару, это жемчужина всего Православного Мира. Нужен ли Церквам такой пастырь? И в чем состоит его пастырство, кроме самовозвеличивания и претензий на безраздельную власть над другими Предстоятелями? Какими делами он эти претензии подкрепляет?

Уже зная об предстоящем осквернении Святой Софии, патриарх вместе с властями покорно празднует годовщину неудавшегося переворота в Турции 2016 года. Переворота, в участии в котором его обвиняют турецкие СМИ. Мог ли он отказаться хотя бы от такого унижения?

Конечно, можно предположить, что патриарх Варфоломей опасался гнева турецких властей. Но в чем этот гнев может проявляться сейчас, в ХХI веке? В каких-то экономических санкциях, высылке из страны? Разве этого может бояться монах, отрекшийся от мира и посвятивший жизнь Богу?

А ведь раньше риски были совсем иные.

В истории существует множество примеров мучеников, которые жестоко страдали за свою веру от рук сильных мира сего. Были среди них и патриархи, в том числе – Константинопольские.

В 705 году патриарх Каллиник I, канонизированный впоследствии Константинопольской Церковью, за протесты против репрессий духовенства был ослеплен и заживо замурован в стене императором Юстинианом II.

В 1821 году святитель Григорий V, константинопольский патриарх, за поддержку оттоманских греков был повешен турками на воротах патриархии.

В 1599 году священномученик Никифор, местоблюститель Константинопольского престола, был замучен католиками в Речи Посполитой за отстаивание православной веры.

Да и все мы знаем судьбу святителя Иоанна Златоуста, который был изгнан из Константинополя императором Аркадием и умер в ссылке.

Каждый из этих, и многих других пострадавших первоиерархов, мог выбрать угодничество власти, или хотя бы молчание. Но поступил иначе.

Однако, может быть сейчас просто другие времена, и противиться властям в современной Церкви не принято? Может нужно покориться и принимать любые антицерковные действия правителей со смирением? Нет. Времена всегда одинаковы. И епископы либо защищают Христову Церковь, либо защищают свой комфорт и удобства в этом мире. Достаточно посмотреть на то, что происходит в Черногории и Украине.

Современные иерархи не перечат политикам?

Митрополит Амфилохий, глава Черногорской митрополии Сербской Церкви уже полгода возглавляет протесты против действий местной власти, которая вознамерилась конфисковать у верующих ее храмы. Два раза в неделю в Подгорице проходят молебны и протестные крестные ходы, в которых принимают участие десятки тысяч православных черногорцев. Митрополит Амфилохий жестко критикует власть, прямо называет ее безбожной и не боится никаких преследований, хотя ему уже пришлось сидеть в полицейских участках на допросах.

Можно вспомнить и Блаженнейшего Онуфрия с епископами УПЦ, которых Порошенко жестко принуждал присоединиться к его фальшивой церкви ПЦУ. Несмотря на мощное давление власти, вызовы в СБУ и беспредел активистов никто из них не дрогнул, и продолжал защищать свою Церковь.

У патриарха Варфоломея иная тактика в общении с сильными мира сего. Всю жизнь он налаживал отношения с политиками, чтобы с их помощью продвигать свои интересы. И часто это действительно работало.

В 2018 году глава Фанара вошел в союз с Порошенко, и при полной поддержке США, по праву сильного, попытался захватить Церковь в Украине.

В 2020-м сложилась обратная ситуация. Превратив Софию в мечеть уже турецкие власти, действовали по праву сильного. Фанар же оказался в роли слабого. Прежние союзники ему не помогли. Делегация США во главе с послом в сопровождении имама посетила 29 июля мечеть Айясофию и никакого неудовольствия не высказывала.

Показательно, что логика турков в этом случае была издевательски идентичной логике Фанара. Так же, как патриарх Варфоломей отменил древний указ 300-летней давности о статусе Киевской Церкви, так и Эрдоган отменил указ Ататюрка о смене статуса Софии с мечети на музей.

Ситуация с Святой Софией еще раз продемонстрировала – патриарх Варфоломей, вступая в союз с одними политиками, и пресмыкаясь перед другими, сам мыслит и действует как политик.

Но Церковь не приемлет категорий силы, интриг и выгоды, которые используют политики. В Церкви действует закон любви и правды. И Украинская, и Русская Церкви в ситуации с Софией осудили действия турецкой власти. Собор построен как православный храм и в нем должна служиться литургия.

Блаженнейший Онуфрий: «Мы молимся, чтобы Бог вернул его (храм Святой Софии – Ред.). Мы не захватываем мечети и хотели бы, чтобы и наши храмы никто не захватывал)».

***

Если бы Православие было едино, если бы патриарх Варфоломей действовал как пастырь, а не политик, вполне возможно, храм Святой Софии удалось бы отстоять.

Но время течет, сменяются и уходят политики и иерархи. Перевернется и эта страница истории.

Греки сохранили предание, что в день взятия Константинополя в момент, когда турки ворвались в собор, в нём шла Божественная литургия и священник со Святыми дарами уже входил на амвон. Тогда часть алтарной стены разверзлась и укрыла священника, который будет пребывать в ней, пока храм не вернут православным.

И мы верим, что в свой час древняя святыня Православия не просто освободится от мусульман. Там возобновится литургия, которая была прервана в 1453 году толпой османских завоевателей, и православные богослужения будут проходить в Софии до конца времен.

Ярослав Нивкин

Написать комментарий