“Электоральная революция” в Словакии: популисты против премьера и президента
Геополитика05 марта 2020

“Электоральная революция” в Словакии: популисты против премьера и президента

Через два года после убийства словацкого журналиста Яна Куцияка парламентские выборы в Словакии выиграла партия газетчика Игоря Матовича, который пообещал “избавиться от мафии”.

После мирного раздела Чехословакии на протяжении нескольких лет за Словакией сохранялся имидж «мафиозного государства». Во времена авторитарного премьер-министра Владимира Мечьяра, который находился у власти с 1990 по 1998 год, политика и организованная преступность шли рука об руку. Доходило до того, что сына оппонента Мечьяра, президента Словакии Михала Ковача, похищали и вывозили в Австрию. Кроме этого, в убийстве одного из полицейских, расследовавших деятельность окружения премьера, обоснованно подозревали сотрудников словацкой контрразведки.

В 1998 году Вашингтон и Брюссель сформировали эклектичную «Словацкую демократическую коалицию», куда вошли более десятка партий – от правых до левых, единственной целью которых было отстранение Мечиара от власти. Тогда обошлось без привычных уже уличных акций, которыми сопровождается уход неугодного для Запада национального лидера. Хотя партия всесильного премьера набрала на выборах 27% голосов и заняла первое место, правительство сформировали оппоненты Мечьяра, за которыми стояли США и ЕС. С тех пор Словакия стала своеобразной «витриной евроинтеграции»: её экономика в значительной мере была включена в производственные цепочки Германии, в стране вырос уровень жизни, в 2004-м она вошла в Евросоюз, а в 2009 одной из первых постсоциалистических государств перешла на евро.

В середине 2000-х «подвиг Мечиара» решил повторить Роберт Фицо, который также становился премьером Словакии три раза, и продержался на нём десять лет: с 2006-го по 2010-й и с 2012-го по 2018-й годы. Номинально социал-демократ, а на самом деле тяготеющий к идеям левых националистов, Роберт Фицо проводил популистский, антиисламский политический курс. Он несколько смягчил его в 2016 году под давлением Германии, но явно был для Брюсселя слишком независимым политиком. Кроме того, у Фицо не сложились отношения с журналистами, которых премьер неоднократно называл «гиенами», «идиотами» и «антисловацкими проститутками».

Однако у его партии Smer-SD («Курс – социальная демократия») после парламентских выборов 2016 года было стабильное парламентское большинство. И хотя Фицо конфликтовал с Андреем Киской, которому премьер проиграл на президентских выборах, но правительство Словакии казалось незыблемо стабильным.

Так было до 26 февраля 2018 года, когда полиция Словакии объявила, что обнаружила тела известного журналиста Яна Куцияка и его невесты Мартины Кушнировой. Ян Куцияк много лет занимался расследовательской журналистикой, и с 2015 года работал на новостном портале Aktuality.sk, принадлежащем словацкому отделению немецко-швейцарской компании Ringier Axel Springer. Уже через два дня в столице Словакии Братиславе начались протесты под девизом: «Мы не хотим жить в мафиозном государстве!» Демонстранты были уверены, что журналист стал жертвой тех, о ком писал в своих расследованиях.

При этом последняя, незавершённая статья Куцияка была опубликована лишь через неделю после объявления о его смерти, и значительно усилила протесты. Текст был посвящён словацкому мультимиллионеру Мариану Кочнеру, который угрожал журналисту несколькими месяцами ранее. В статье Куцияк писал о работающих в Восточной Словакии итальянских предпринимателях, которые были связаны с «Ндрангетой» – крупной итальянской мафиозной группой из Калабрии, беднейшей провинцией Италии. Кроме того, в материале были раскрыты связи этих предпринимателей с правящей партией Smer-SD, в частности с Марией Трошковой, помощницей премьер-министра Роберта Фицо.

Протестующие начали обвинять премьера в причастности к убийству журналиста, и через две недели массовых демонстраций, которых страна не видела с 1989-го, Фицо и его правительство подали в отставку. Однако новый премьер, также выдвиженец партии Smer-SD Петер Пеллегрини, отказался объявлять досрочные парламентские выборы, и они прошли по графику – 29 февраля 2020 года. Всё это время Роберт Фицо фактически продолжал управлять страной, находясь в тени, а его партия занимала первые места в опросах.

Но за две недели до выборов, когда публикация социологических опросов в Словакии уже была запрещены (что не мешало публиковать их в соседней Чехии), партия власти Smer-SD впервые потеряла лидерство, пропустив вперед популистскую партию OĽaNO («Обычные люди и независимые личности»). И хотя факты причастности экс-премьера ни к сотрудничеству с мафией, ни к смерти журналиста обнаружить не удалось, как говорится, «осадок остался», даже после вынесения приговора исполнителям убийства Куцияка и его заказчику, которым оказался упомянутый мультимиллионер Кочнер.

Ситуацию призваны были изменить щедрые социальные инициативы партии власти вроде «тринадцатой пенсии» или бесплатного проезда по автобанам. Несмотря на сопротивление оппозиции – самые громкие митинги проводила близкая к действующему президенту Словакии Зузанне Чапутовой партия «Прогрессивная Словакия» – эти инициативы все же были приняты.

Но реакция словацких избирателей была специфической: Smer-SD получила лишь несколько дополнительных процентов, которые её не спасли (результат – 18,29%, второе место), а вот первое, причём во всех регионах Словакии, заняла партия OĽaNO, набрав 25,05% голосов. При этом пропрезидентский блок партий «Прогрессивная Словакия» и «Вместе», которому прогнозировали третье место с результатом 9-10%, неожиданно для всех получил лишь 6,97%, не преодолев 7-процентный барьер для блоков (для партий – 5%). Для прохождения в парламент соратникам президента Чапутовой не хватило всего 926 голосов.

Третье место на выборах занял еще один популистский проект – партия «Мы – семья», за эту партию отдали голоса 8,24% словаков. На четвертом – крайне правая партия L'SNS Марианна Котлебы с 7,97%, которая имеет имидж пророссийской. Также в парламент прошли праволибертарианская «Свобода и солидарность» (6,21%) и партия экс-президента Андрея Киски «Для людей» (5,76%).

Ещё один ошеломляющий результат – в новом парламенте впервые за всю историю независимой Словакии не будет «политических венгров», то есть партий, представляющих венгерскую общину, составляющую около 10% населения страны. На это уже отреагировал лидер партии-победительницы Игорь Матович: он пообещал, что защитником прав венгерского меньшинства будет его партия, напомнив, что по списку OĽaNO депутатами стали несколько этнических венгров.

Кстати, Матович построил кампанию своей партии на лозунгах борьбы с мафией и коррупцией, каждый день заявляя, что правящая партия – это банда преступников, воры, мафиози и насильники. В свою очередь, премьер Пеллегрини обвинял Матовича в уклонении от налогов – ведь лидер «обычных людей» на самом деле является, по меркам Словакии, газетным магнатом. Компания regionPRESS, которую с 2002 года возглавляет Матович, издаёт ряд влиятельных и прибыльных местных газет.

Неудивительно, что Игорь Матович активно использовал во время кампании тему убитого журналиста. Отец убитого, Йозеф Куцияк, принял участие в массовом митинге в Братиславе, который состоялся 26 февраля, и заявил: «У меня только одна просьба: примите участие в выборах и голосуйте, прислушиваясь к своему сердцу и разуму. Я верю, что каждый здравомыслящий человек будет знать, за кого голосовать». Рядом с ним на трибуне в слезах стояли его жена, Яна Куциякова, и Златица Кушнирова – мать Мартины, невесты журналиста. А первые слова Игоря Матовича в телеэфире после обнародования результатов экзит-поллов были: «Теперь, без всяких сомнений, мы избавимся от мафии».

Хотя многие словацкие эксперты пытаются сравнивать Матовича с Зеленским, да и сам победитель выборов говорит о себе: «У меня есть один недостаток – люди часто считают меня дураком или шутом, но и в этом есть свои плюсы», но на самом деле лидер партии OĽaNO – далеко не новичок в политике. С 2010 года он постоянно является депутатом парламента Словакии, его партия с каждыми выборами набирала всё больше голосов. И хотя Словакия в целом вписывается в общий тренд «простые люди» против «жирных политиков», но тут скорее прав уходящий премьер страны Петер Пеллегрини. Он уже поздравил Матовича с победой, но при этом заявил: «У него хороший маркетинг, но он лишь помогает прийти к власти, его недостаточно для управления страной».

На данный момент Игорь Матович, который пока пребывает в образе «обычного человека», заявил о готовности возглавить правительство, но добавил, что не собирается переезжать в Братиславу из родной Трнавы, и не будет пользоваться охраной, статусу положенную премьеру. Матович также заявил, что готов к союзу со всеми партиями, кроме Smer-SD и ультраправых, и хотел бы получить конституционное большинство – необходимое для изменения Конституции и перезапуска судебной системы.

Если эти предложения будут приняты, в коалицию могут войти четыре из шести партий, прошедших в парламент, у которых хватает идеологических противоречий. И хотя Игорь Матович готов щедро делиться с партнёрами должностями, должность министра внутренних дел внутренних дел он зарезервировал за своей партией. Мол, она крайне важна для расследования коррупционных преступлений предыдущей власти – а это ключевое предвыборное обещание OĽaNO.

Конкретных прогнозов относительно деятельности правительства Словакии под предводительством Игоря Матовича пока нет, но аналитики напоминают, что партия OĽaNO положительно относится к членству Словакии в ЕС и НАТО, а сам Матович в 2014 году принимал участие в пикетировании посольства России в Братиславе, выступая в поддержку Украины. Подобных взглядов придерживается и большинство потенциальных партнёров OĽaNO по коалиции – за исключением партии «Мы – семья». Её лидер Борис Коллар часто критикует «бездуховный» Запад, противопоставляя ему российскую политику защиты семейных ценностей, а во время Майдана 2014 года он возложил ответственность за события на Украине на Соединенные Штаты.

Скорее всего, основных изменений в Словакии стоит ожидать в сфере внутренней политики. Во внешней же продолжатся попытки придерживаться баланса в отношениях с Украиной и РФ, как это было во времена Роберта Фицо и его соратников. Напомню, Словакия, с одной стороны, поддерживала «газовый реверс» и выступала против «Северного потока – 2», а с другой – депутаты от правящей партии посещали Крым и положительно оценивали ситуацию там. Кстати, сам экс-премьер уже заявил, что его партия может вернуться к власти через два года – то есть на досрочных выборах. А поскольку у Smer-SD ныне 38 депутатов в парламенте Словакии из 150, то такая оппозиция не даст почивать на лаврах многопартийной правящей коалиции, в которой изначально будет немало дискуссий.

Олег Хавич

2 комментария

Написать комментарий
  • Гость
    05 марта 2020
    И "через два года после убийства словацкого журналиста Яна Куцияка парламентские выборы в Словакии выиграла партия газетчика Игоря Матовича, который пообещал “избавиться от мафии”.
    Ответить
  • Гость
    05 марта 2020
    И бывают "потери общества во всех сферах: экономической, социальной, гуманитарной и нравственной".
    Ответить
💬 Последние комментарии