Европа между двух огней

20.05.2019 10:27
Недавний выход России и США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности всерьёз встревожил очень многих участников международных отношений. Но необходимо признать, что этот, несомненно, серьёзный шаг стал лишь очередным, вполне закономерным эпизодом в геополитическом противостоянии двух государств. Он лишь увеличил напряжённость, накапливающуюся между ними уже на протяжении нескольких лет. К подобным же эпизодам смело можно отнести, к примеру, санкции и контрсанкции, которыми США и Россия так же обмениваются с определённой степенью периодичности.

Однако не стоит забывать о том, что в данном вопросе присутствуют и иные стороны, которым противостояние России и Америки, как минимум, наносит ущерб, а, зачастую, несёт им прямую угрозу. Как реагирует на сложившееся положение Европа, оказавшаяся между двумя сторонами геополитического конфликта? Какую линию поведения выстраивают, в связи с этим, страна-лидер Европейского Союза — Германия?

Молот и наковальня

Заявление Соединенных Штатов и России о том, что обе страны планируют отказаться от ключевого соглашения об ограничении ядерных вооружений, всерьёз подогрело опасения Германии в отношении возобновления гонки ядерных вооружений. Её министр иностранных дел Хайко Маас сразу же заявил, что обе стороны должны срочно договориться о новых ограничениях на стратегические ядерные вооружения, «в противном случае это может вызвать эффект домино в глобальной системе безопасности, сложившейся в минувшие годы».
Канцлер Ангела Меркель, в свою очередь, призвала обе страны продуктивно использовать время, оставшееся до истечения срока действия договора об РСМД, чтобы найти возможность для конструктивного решения вопроса. Меркель также призвала к более тесному европейскому сотрудничеству по вопросам обороны в связи со складывающейся ситуацией.
Её призыв повторил Норберт Рёттген, председатель комитета по иностранным делам немецкого парламента, по словам которого «шестимесячное окно должно быть использовано, чтобы остановить сползание от разоружения к новой гонке вооружений между ядерными державами».

Кроме того, высокопоставленные парламентарии от ведущих немецких партий, христианских демократов и социал-демократов, выступили с совместным заявлением, в котором призвали Россию размещать любые новые ракеты вне пределов досягаемости Европы. Взамен они предложили американцам открыть станции противоракетной обороны для российских инспекций.

Россия и США уже обвинили друг друга в нарушении договора РСМД. Данный документ, подписанный в 1987 году Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, запрещает размещение ядерного оружия средней дальности в Европе. Представители США утверждают, что Россия разрабатывает новые ракеты в нарушение этого договора, из России же, в свою очередь, отвечают, что американские системы противоракетной обороны уже сами по себе являются его нарушением. И в результате обе страны заявляют, что откажутся от соглашения в принципе.

Кризис разразился всего за две недели до открытия ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности, самого важного в мире форума экспертов и политиков в этой сфере. И именно крах РСМД задал её мрачное настроение и предопределил отнюдь не оптимистичные итоги.

И довольно символичен, в этом смысле, тот факт, что начало нынешней напряжённости между Россией и США было положено так же в Мюнхене. Только произошло это двенадцать лет назад.
От Мюнхена, до Мюнхена

Именно на Мюнхенской конференции по безопасности 2007 года президент России Владимир Путин впервые дал сигнал об охлаждении российско-западных отношений. Вскоре после этого вспыхнул военный конфликт в Южной Осетии, далее последовало воссоединение с Крымом и начало войны на Донбассе. Отношения России и коллективного Запада пошли по нисходящей.

Ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности для геополитики — то же самое, что заседания Всемирного экономического форума в Давосе для бизнеса. Она была унаследована от эпохи холодной войны, когда основное внимание на ней уделялось германо-американскому военному сотрудничеству, придя к рассмотрению глобальных проблем с гораздо более широкого угла зрения. В настоящее время в её рамках обсуждается весьма обширный перечень тем: от внешней политики и международной безопасности, до изменения климата.
Трехдневная конференция, прошедшая в этом году и имевшая рекордную посещаемость, скорее всего, запомнится на долгие годы. Речи вице-президента США Майка Пенса и канцлера Германии Ангелы Меркель не могли быть ещё более разными как по стилю, так и по существу. На встрече, первоначально предназначенной для содействия германо-американскому сотрудничеству, стало очевидно, что внешнеполитические позиции Германии и Америки редко бывали настолько далеки друг от друга.

Вице-президент Пенс выступил с жесткой позиции «America first» («Америка превыше всего») и озвучил решительный отказ администрации Трампа принять прежние международные правила игры. У европейцев, заявил он, нет иного выбора, кроме как последовать примеру Америки и пойти по тому пути, который указывает она, даже если это означает отказ от иранской ядерной сделки 2015 года, ради заключения которой европейские дипломаты так много сделали. Как и в прошлый раз, Пенс отказался отвечать на вопросы после выступления. Многие присутствовавшие в зале встретили его речь гробовым молчанием.

Ранее, ещё до выступления Пенса, Ангела Меркель произнесла речь, которая вполне могла бы стать одной из лучших в ее карьере. С энергией и апломбом она энергично защищала многосторонние усилия по противодействию изменению климата, развитию сотрудничества в Африке и ряду других проблем, актуальных для европейского сообщества. Но общая направленность выступления Меркель была очевидна для всех: она крайне резко осудила американский курс на собственную исключительность, одновременно бросив обвинения в сторону России.

Речь Меркель встретила бурные овации, что для Мюнхенской конференции по безопасности довольно необычно. В отличии от Майка Пенса, она отвечала на вопросы после выступления, причём, делала это уверенно и с намеком на юмор, чем заслужила еще одну овацию аудитории.

Уже сейчас речи Пенса и Меркель сравнивают с выступлением Путина в 2007 году, и причина этого, главным образом, в том, какое развитие событий они могут предвещать в будущем. Рассмотренные в сочетании, они явственно показывают, что политический курс Дональда Трампа спровоцировал эскалацию трансатлантической напряженности, и эта тенденция не показывает признаков ослабления. Всего лишь за год до этого европейцам намекали, что им стоит игнорировать твиты Трампаи сосредоточиться на сути политики США, которая контролировалась «взрослыми людьми». Но с уходом министра обороны Джима Мэттисаи ещё целого ряда деятелей ранней администрации нынешнего американского президента, стало ясно, что «взрослые люди» оказались не такими уж и могучими, и между твитами и реальной политикой дистанция сокращается со всё нарастающей скоростью.

Проявилось это сразу во многих направлениях. К примеру, нигде разрыв между приоритетами США и Европы не является более очевидным, чем на Ближнем Востоке. Когда вице-президент Пенс давит на европейские страны, вынуждая их отказаться от результатов их же усилий по принятию плана действий 2015 года, налагающего четкие и внятные, поддающиеся проверке ограничения на ядерную программу Ирана, можно только задаться вопросом о конечных целях администрации Трампа. Ведь если (вернее, когда) Иран возобновит свою ядерно-оружейную программу, то американо-иранская напряженность практически наверняка обострится до точки полномасштабного кризиса. Вопрос в том, является ли именно такой исход тем результатом, которого Трамп и его советники добивались всё это время.

Напряженность в вопросах торговли не менее остра. Администрация Трампа уже обозначила европейский экспорт стали и алюминия, как угрозу национальной безопасности США, и теперь она, возможно, готовится добавить европейские автомобили в этот список. Если такое произойдет, то трансатлантический торговый конфликт войдёт в весьма опасную фазу.

Через год многие из тех же лидеров и политиков снова соберутся в Мюнхене. Если худший сценарий, обозначившийся в этом году, всё же осуществится, то, как минимум, к угрозе открытой войны на Ближнем Востоке может добавиться реальность полномасштабного трансатлантического противостояния. Которое будет происходить одновременно с продолжающимся ухудшением отношений с Россией. Расторжение же договора по РСМД и вовсе ставит Европу в положение «между двух огней».

Двойная стратегия Европы

Председательствовавший на конференцииt бывший немецкий посол в Вашингтоне Вольфганг Ишингер заявил, что в складывающейся ситуации Европа должна осуществлять двойную стратегию безопасности. С одной стороны, она должна укреплять свою оборону так же, как делала это раньше, но одновременно её политическим приоритетом должны стать усилия по снижению риска новой гонки ядерных вооружений, которую необходимо остановить во что бы то ни стало.

Ишингер считает, что европейцы были слишком беспечны в отношении рисков эскалации напряженности между Россией и США, заложницей чего может стать Европа. По его словам, многие в европейских столицах до сих пор недооценивают реальный риск, либо же предпочитают просто его не замечать. А их числе он называет даже Ангелу Меркель. По его мнению, от общих слов и красивых речей о глобальной безопасности, европейским политикам пора переходить к делу: Германия должна осознать всю серьёзность положения. «Я не пессимист, но надо смотреть правде в глаза. Мы сталкиваемся с неизлечимой политической болезнью, итогом которой станет крах существующей системы международного порядка» - говорит он.

Это не означает, что Германия или Европа бессильны. Но это означает, что для Европы необходимостью становится куда большая внутренняя политическая сплочённость, нежели та, что есть сейчас. По его словам, это должно начаться с солидарного голосования по вопросам обороны и внешней политики в Евросоюза: Германия должна взять на себя инициативу в этом вопросе. Недавняя ситуация, когда Германия действовала в одностороннем порядке, ограничивая оружейный экспорт для Саудовской Аравии в связи с убийством журналиста Джамаля Хашогги, была хорошим примером того, до какой степени такое внутреннее единство в ЕС отсутствует. При том, что правила Евросоюза в настоящее время требуют единодушного согласия по подобным вопросам.

В последние месяцы правительство Германии призвало к пересмотру договоров ЕС, с тем чтобы решения по вопросам безопасности принимались квалифицированным большинством — шаг, который позволил бы сделать систему принятия решений в этой сфере действительно эффективной. Ангела Меркель также предложила создать «Европейский совет безопасности», который позволил бы быстрее принимать подобные решения. И уже сейчас очевидно, что подобные реформы системы европейской безопасности удастся осуществить лишь в том случае, если Германия и Франция будут координировать свою политику друг с другом, чтобы продвигать эти меры. Кроме того, перед лицом роста напряжённости как на восточном, так и на западном направлении, Европе придётся активизировать сотрудничество в сфере безопасности далеко за пределами собственных границ. О понимании этого говорит недавнее предложение министра иностранных дел Германии о расширении подобных связей с дружественными странами, такими, как Канада и Япония.

С американо-европейскими отношениями всё обстоит и, скорее всего, будет обстоять значительно хуже, чем когда-либо за последние десятилетия. Безусловно, в кругах европейской дипломатии сохраняется надежда на то, что ситуацию удастся изменить к лучшему и былая дружба будет восстановлена в полной мере. Но, помимо надежд, существуют ещё и интересы, суть которых была озвучена Вашингтоном довольно недвусмысленно. А значит у объединённой Европы остаётся весьма узкий набор вариантов решения: либо согласиться со всеми условиями своих американских партнёров, либо искать иные выходы из положения. Например, мириться с Россией.

Павел Раста

Комментарии

ua Гость, 21.05.2019 07:28

только "огни" другие...а может и лед с огнем....

Добавить комментарий