Франция отменяет ограничения — Макрон решил, что стране придётся «жить с вирусом»
Геополитикаinosmi.info6 дней назад

Франция отменяет ограничения — Макрон решил, что стране придётся «жить с вирусом»

Несмотря на относительно высокий уровень заражаемости COVID-19 во Франции, президент страны Эммануэль Макрон на днях объявил о постепенной отмене коронавирусных ограничений, сообщает Le Monde. Как подчёркивается в материале издания, власти признали, то «с вирусом придётся жить», и планируют вдохнуть в общество «позитивную повестку» — однако отдельные специалисты опасаются, что подобная стратегия не принесёт ничего хорошего.

Чуть больше года тому назад президент Франции Эммануэль Макрон объявил «войну» коронавирусу — но теперь, после долгих месяцев борьбы против «скрытного и непредсказуемого патогена», преисполненной «лишений, стеснений и ложных надежд», французский лидер решил, что с этим «врагом» надо «жить», не уничтожая его полностью, пишет Le Monde. Как отмечает обозреватель издания, объявив недавно о постепенном снятии карантинных ограничений в стране и обозначив его сроки — оно началось 3 мая, — президент избрал стратегию, предполагающую возвращение к нормальной жизни несмотря на относительно высокий уровень заражаемости с расчётом на то, то ситуация не выйдет из-под контроля благодаря соблюдению гражданами мер предосторожности и продолжению вакцинации населения.

Несмотря на то, что часть французских медиков продолжают бить тревогу в связи с коронавирусной статистикой, президент и его команда планируют «вдохнуть в измотанную пандемией Францию позитивную повестку», говорится в материале Le Monde. Добиться этого поможет в том числе открытие с 19 мая торговых точек, театров, кинотеатров, а также — что особенно символично — летних веранд ресторанов, пишет газета. «Последовательные шаги, которые мы начнём принимать с 19 мая, помогут нам всем найти новую модель роста и процветания», — прокомментировал свою инициативу французский президент, объявив о ней 1 мая.

Конечно, не обошлось без определённых предосторожностей, и в случае слишком сильного ухудшения ситуации в отдельных регионах могут быть задействованы специальные «тормоза», но зафиксированное в последние дни лёгкое снижение числа случаев заражения коронавирусной инфекции и занятых коек в реанимационных отделениях позволяет надеяться на лучшее, пишет журналист Le Monde. «Эти шаги — продукт сочетания смирения, прагматизма и решительности. В течение ближайших двух недель нам нужно будет наблюдать, сохранится ли спад и насколько серьёзным он будет. Кроме того, будет необходимо, чтобы сохранились — а быть может и ускорились — темпы вакцинации», — сообщил в интервью газете близкий соратник президента. Комментируя вопрос вакцинации, пресс-секретарь правительства Франции Габриэль Атталь заявил в интервью журналистам, что к середине июня по краней мере одну дозу вакцины должны будут получить 30 млн французских граждан, после чего возможность привиться будет предоставлена всем желающим.

Позволив французам постепенно вспомнить своё знаменитое «искусство жить», одновременно обеспечив иммунитет к COVID-19 для большинства представителей наиболее уязвимых к патогену групп населения, правительство Франции рассчитывает превратить коронавирус в «своеобразный грипп»: хотя он, конечно, пока никуда не денется, переполненных больниц в стране больше не будет, поясняет обозреватель Le Monde. «Да, мы будем жить с вирусом, но с таким вирусом, вирулентность, заразность и опасность которого будут по мере вакцинирования наиболее уязвимых лиц снижаться. Это — рациональный выбор, ведь альтернативные варианты особого энтузиазма не вызывают», — прокомментировал планы властей депутат французского парламента от партии «Вперёд, Республика!» Ролан Лескюр.

Впрочем, часть научного сообщества Франции такая позиция властей не устраивает: специалисты считают, что правительство установило слишком низкие критерии для снятия ограничений, тем паче, что больницы по-прежнему переполнены, а процесс возвращения к нормальной жизни рискуют саботировать новые штаммы вируса. «Японцы изо всех сил пытаются замедлить распространение вируса настолько, чтобы заражаемость упала до уровня менее 40 случаев на 100 тыс. человек в неделю. Во Франции же этот показатель — 400 случаев. То есть, у них как минимум в десять раз более строгие требования!», — подчеркнул в беседе с корреспондентом Le Monde директор Института международного здравоохранения при Женевском университете Антуан Флао. «Мне кажется, все ждали, что правительство скажет: «Такого у нас больше никогда не будет!». А вместо этого президент велел народу привыкать к вирусу, который способен заразить 40 тыс. человек в день и 300 из них убить — а это неприемлемо. Главная проблема стратегии «будем жить с вирусом» заключается в том, что до сих пор эта стратегия не представляла собой ничего кроме серии фиаско», — подчеркнул эпидемиолог.

Как отмечается в материале Le Monde, французские эксперты не понимают, почему правительство отказалось от цели в менее 5 тыс. новых случаев за сутки, которую оно само же установило прошлой осенью. Многие из них при этом считают, что наиболее перспективной является стратегия «нулевой терпимости» к коронавирусу, заявляя, что если власти будут действовать достаточно расторопно и жёстко, то замкнутого круга в виде постоянной отмены ограничений и их возвращения удастся избежать. По мнению специалистов, Франция теперь рискует оказаться «паршивой овцой» Европы, к тому же упростив вирусу задачу по производству новых вариантов, а первым тревожным звоночком для властей, по мнению отдельных аналитиков, должно было стать принятое Китаем 30 апреля решение о приостановке авиасообщения между Парижем и Шанхаем на две недели.

Господин Макрон, впрочем, убеждён, что стратегия нулевой терпимости «несовместима с нашими демократическими стандартами» — так он пояснил свой курс на пресс-конференции с представителями региональной прессы 30 октября. Как заявил в интервью Le Monde один из советников французского правительства, такую стратегию применяли «либо островные государства, либо авторитарные режимы, а мы — ни то, ни другое». «Кассандры, которые предвещают худшее, будут всегда, но нужно же ведь и оптимизм когда-нибудь проявлять!», — цитирует чиновника издание.

Впрочем, высказываются и мнения о том, что у французского президента просто не было выбора, кроме как инициировать отмену ограничений — ведь после целого года «в ритме COVID-19», граждане страны всё меньше стали соблюдать меры предосторожности и всё чаще говорить о том, как они утомлены, отмечает обозреватель Le Monde. «Коронавирус с нами надолго, и блокировать жизнь французов вечно мы не можем. Властям нужно вновь взять под контроль санитарно-эпидемиологическую ситуацию, но это в том числе означает, что необходимо пересмотреть организацию больниц, чтобы не приходилось всё время решать проблему отсутствия коек», — заявил в интервью изданию реаниматолог Патрик Пеллу.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.
Луна-2
У войны не женское лицо. у войны звериный оскал смерти. Пуля что свистит над головой. Метит дура,прямо в наше сердце. НА войне жестокость и печаль Частенько идут рука об руку. У войны глаза холодные, как сталь Выворачивают изнутри всю душу. Над войной нужна одна Победа Для того , чтобы нам в мире жить. На войне отчаянно ,до боли , Хочестя нам верить и любить Всех с праздником Победы!!Луна-2
Экосистема
А мне нравится как эти бизнес-дурачки заимствовали не к месту непонятное слово из биологии. Экосистема!
Луна-2
С ДНЁМ НАШЕЙ ПОБЕДЫ,ребята! Ее не украсть никому. Ни американцам,Бандеровцам Клятым Ни дьяволу самому...