Геополитикаinosmi.infoSep 25

Франция получила хороший стимул заняться европейской безопасностью без США

nk_hauz/7pdQC5Hng.jpeg

Какое отношение имеют австралийские субмарины к перспективе включения польской армии в армию ЕС? Как ни удивительно, прямое. Продолжающийся с конца прошлой недели скандал вокруг масштабной программы развития вооружений в Австралии выходит далеко за рамки жизни этого континента и функционирования военно-промышленных концернов. Это дело имеет много аспектов, а обернуться оно может долгосрочными последствиями.

Разворот к атому

Причиной сумятицы стало появившееся 15 сентября заявление о начале углубленного взаимодействия в сфере безопасности между Австралией, Великобританией и США в рамках партнерства AUKUS. Чаще всего среди последствий этого события упоминают изменения в австралийской программе по строительству подводных лодок нового поколения, стоимость которой оценивается в 80-90 миллиардов австралийских долларов (58-65 миллиардов американских долларов).

Планировалось, что новые субмарины будет строить французский концерн «Наваль груп», главным акционером которого выступает государство. Его поддерживали важнейшие лица страны, преследуя не только экономические, но и политические интересы: Париж имеет глобальные амбиции, а укрепление связей с Австралией могло значительно упрочить позицию Франции в этой части мира. В 2016 году французы получили контракт на 12 подлодок, в следующем году должно было начаться строительство первой из них.

Этого, однако, не произойдет. В рамках партнерства AUKUS австралийцы получат беспрецедентную помощь от Великобритании и США в виде доступа к тщательно охранявшимся технологиям строительства атомных субмарин. Это исключительное событие, поскольку до сих пор американцы помогли овладеть ей только британцам, и произошло это полвека назад.

Атомные подлодки имеют с точки зрения Австралии множество преимуществ, в первую очередь они способны быстрее преодолевать большие расстояния Тихого и Индийского океана. Есть у них и ряд недостатков, среди которых на первых местах находятся сложность конструкции и цена. К этому добавляются проблемы технологического свойства. У Австралии нет атомной промышленности, которая играет вспомогательную роль в программе атомного подводного судостроения. Это означает, что новые австралийские субмарины появятся позже, их будет меньше, а обойдутся они гораздо дороже. Сейчас речь идет о восьми подлодках, строительство которых начнется в 2030-е годы. Какими они будут, и кто будет их строить, остается вопросом.

Однако на самом деле сами подводные лодки имеют в данном случае второстепенное значение. Если бы австралийцев подтолкнуло к рокировке желание изменить тип силовой установки, они все равно могли бы обратиться к французам, ведь атомные субмарины у тех есть. Франция могла бы участвовать в австралийской программе. Лодки, которыми изначально планировала обзавестись Австралия, были уменьшенной копией новых французских «Барракуд» с дизельными двигателями вместо ядерных реакторов. Более того, французские подлодки используют более доступный и создающий меньше проблем низкообогащенный уран, в отличие от американских и британских, которым требуется уран высокообогащенный (практически такой же, как в ядерном оружии).

Альянс против Китая

Следует взглянуть на ситуацию шире, не ограничиваясь темой подлодок и их силовых установок. Формально партнерство AUKUS касается только сотрудничества в сфере военных технологий, но фактически его появление служит подтверждением того, чью сторону заняла Австралия в противоборстве Китая и США. На протяжении многих лет Канберра старалась поддерживать тесные отношения с Вашингтоном, но одновременно не отворачиваться от Пекина, выступавшего ее важнейшим торговым партнером. В 2019 году австралийский премьер Скотт Моррисон (Scott Morrison) публично заявлял, что «Австралии не приходится выбирать» между Китаем и США, несмотря на обостряющееся соперничество между двумя державами. Сейчас она все же сделала выбор, поставив на США.

Принять такое решение австралийцам помогли сами китайцы. В последние два года отношения между двумя странами значительно ухудшились. Пекин под все более авторитарным управлением Си Цзиньпина отчетливо изменил курс внешней политики. Раньше он старался скрывать свои амбиции и исподволь распространять влияния, но перешел к открытой демонстрации своих великодержавных амбиций и своей правоты. Как это выглядит на деле, австралийцы увидели совсем недавно, высказавшись за проведение тщательного расследования ВОЗ источников происхождения коронавируса и заблокировав участие компании «Хуавэй» в развертывании австралийских сетей мобильной связи пятого поколения. Китайцы в ответ ввели ряд экономических ограничительных мер, направленных против австралийских компаний, которые зарабатывали на экспорте в Китай.

Сейчас пришло время делать четкие заявления. Австралия уже обеими ногами стоит в американском лагере, и это самое главное в новом партнерстве. Соглашение поддерживает в том числе австралийская оппозиция, что отчетливо показывает, как изменилось в стране отношение к Китаю. Подводные лодки привлекают больше всего внимания, но договор подразумевает ведение военного сотрудничества во многих других сферах, которые могут иметь большое значение в рамках соперничества с Китаем (от простого наращивания потенциала, до совместных действий в условиях конфликта, развития цифровых технологий или использования искусственного интеллекта и квантовых компьютеров). То, что австралийцы четко обозначили свою позицию, соответствует интересам американцев, которые стараются создать в Азии сеть союзников, ограничивающих Китай.

Французы серьезно задумаются

Чтобы добиться успеха на Дальнем Востоке пришлось, однако, пожертвовать Францией, то есть одним из ключевых европейских игроков. Французы злятся на США так, как не злились уже много десятилетий. Из уст высокопоставленных политиков звучат слова о предательстве и ноже, всаженном в спину. Париж временно отозвал своих послов из Канберры и Вашингтона. Заметно улучшившиеся за последние полтора десятка лет отношения с Соединенными Штатами откатились к «ледниковому периоду», то есть примерно к ситуации 2003 года и временам американского вторжения в Ирак, против которого выступал Париж. Этот был тот момент в истории, когда наиболее импульсивные американцы призывали переименовать «картофель по-французски» в «картофель свободы».

Как пишет «Нью-Йорк таймс», в Белом доме не вполне осознавали, какой может оказаться реакция французов, поскольку этот вопрос не находился в центре внимания команды, отвечающей за политику на азиатском направлении. Ее интересовало партнерство AUKUS, и она добилась поставленной цели. Сейчас Джо Байден планирует провести встречу со своим французским коллегой Эммануэлем Макроном, чтобы как-то разрядить обстановку.

Но почему французское возмущение имеет такое значение? Франция всегда славилась тем, что яростно защищала свои национальные интересы и интересы своих военно-промышленных концернов. Пошумят и перестанут? Скорее всего, нет. Весьма маловероятно, что проблема «рассосется». Ощущение свершившегося предательства еще долго не оставит французов, серьезно влияя на подход их элит к США, а опосредованным образом и к НАТО. Более того, американцы нанесли удар непосредственно по Макрону, для которого геополитика и австралийский контракт выступали одним из козырей накануне выборов 2022 года. Это не самые важные темы, но стремящийся переизбраться президент находится сейчас не в самой комфортной ситуации и нуждается отнюдь не в «ударах в спину».

Американцы при помощи партнерства AUKUS вложили оружие в руки сторонникам обретения Евросоюзом большей независимости от США. Французы всегда считали, что европейские государства должны действовать более самостоятельно, имея в виду в том числе армию и сферу безопасности. Речь шла не о противопоставлении Европы Америке и НАТО, а о ведении параллельной деятельности.

Разные концепции европейских вооруженных сил или сил ЕС быстрого реагирования появлялись уже давно, но неизменно наталкивались на препятствие в виде взаимного недоверия европейских стран. Ряд инициатив в сфере обороны уже существует, но до появления европейской армии еще очень далеко. Сейчас Франция получила дополнительный толчок к тому, чтобы изменить ситуацию. «Если европейцы не хотят лишиться контроля над собственной судьбой, им придется сплотиться и отстаивать свои интересы», — заявил в воскресенье глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian).

Это не означает, что мы увидим ускоренное создание европейской армии, поскольку большинство членов Евросоюза высказываются за сохранение нынешнего положения дел, тем более что без углубленной политической интеграции вооруженные силы ЕС остались бы конструкцией, несущей в себе риски. На фоне возросшей решительности Франции и отчетливого стремления США сконцентрировать внимание на противостоянии Китаю, реалии, однако, могут начать постепенно меняться. AUKUS стал шагом в этом направлении.

💬 Последние комментарии
Чип и Дэйл вам в помощь!
Нет Чипов, ставьте Дэйлов! Свои чипы делать нужно, а не зависить от поставок!
Антиелена
Послушай маладая и умственно некрасивая ТП! Тебе уже сколько предлагали вариантов? Там тебя очень ждут! Повторяю: 1. на кулубнику у Поляндию; 2. Под гейропейский мост; 3. Модные клининговые компании; 4. Housekeeper. А больше, судя по твоим высерам, ты ни чего и не умеешь!
Не понял
Если реально сблизить власть с изберателем, то власть получит психическое расстройство. Если избератель получит власть с нужным ему качеством, то борьбу с властью можно будет прекратить. Если же власть хочет сохранить свое здоровье, то нужно прекратить игру во власть. И tertium, здесь, non datur.
Гость
Скорее всего Украина быстро проиграет в Гааге, по простой причине - беззаконие в Украине, будет много вопросов именно Украине, а не Россия.
Кот
Пусть покоится с миром,но,видимо собак он любил больше,чем людей!!!
е
..брехливая
Не понял
Очевидно, что власть тоже боится эффективных политических решений. Вот эта психическая особенность и может сблизить власть с изберателем.
Авторские статьи