Гордиев узел санкций Евросоюза против Белоруссии
Геополитика29 июня 2021

Гордиев узел санкций Евросоюза против Белоруссии

Многовекторность Лукашенко с каждым днем оборачивается для республики все большими и все более серьезными потерями.

Евросоюз решил продемонстрировать свою геополитическую значимость в евразийском пространстве и ввел новые санкции против Белоруссии.

Комитет постоянных представителей государств – членов Европейского союза (COREPER) с шагом в один день согласовали четвертый и пятый пакеты ограничительных мер против Минска. Причем, если четвертый являлся чисто механическим продолжением трех предыдущих, направленных персонально против Лукашенко и его приближенных (под санкции попали еще 8 компаний и 78 физических лиц), то пятый стал практически революционным.

Впервые за всю историю воспитательных мер против «последнего в Европе диктатора», Евросоюз перешел от персонализированных наказаний к тотальной стрельбе «по секторам».

Как следует из официальных заявлений, Брюссель запретил импорт и транзит через территорию ЕС ключевых товаров белорусской экономики: продуктов переработки нефти и калийных удобрений и ограничил доступ Белоруссии к европейскому рынку капитала. Ряд европейских экспертов заявляют, что под ударом оказалось по меньшей мере 13% или примерно 585 млрд из 4,5 трлн долларов белорусского экспорта в Европу.

Однако при ближайшем рассмотрении пресс-релиза, опубликованного по этому поводу на официальном сайте ЕС, реальная картина оказывается несколько иной. Очень похоже на то, что нынешний выстрел оказался пристрелочным, основные события все еще впереди.

В первую очередь следует отметить хирургическую аккуратность заявленных санкций. Из нефтепродуктов запрет введен только на битум, нефтяные газы и парафины, из общего объема белорусского экспорта которых на Европу приходится лишь 0,5%. Остальное расходится по почти 140 другим странам мира, с которыми Белоруссия торгует сегодня.

В то время как главный экспортный продукт белорусской нефтепереработки, давший в 2020 году 2,75 млрд долл. экспортной выручки, санкциями остался не затронут. Таким образом, главной проблемой белорусских НПЗ продолжает оставаться не европейские санкции, а проблемы с закупкой исходной нефти в России.

Еще аккуратнее европейские санкции проходятся по калийным удобрениям. За громкими заявлениями еврочиновников в реальности оказался запрет на хлористый калий с содержанием К2О, либо ниже 40%, либо выше 60%. Это так называемый технический калий, использующийся в качестве сырья и добавок в химическом производстве. Объемы его экспорта у Белоруссии малозначительны.

Тогда как удобрения содержат хлористый калий как раз между 40 и 60%, приносят экспортной выручки примерно на 2,4 млрд. долл в год, и европейскими санкциями они как раз таки и не затрагиваются.

Получается, что заявленные меры носят характер праздничной хлопушки. Очень много шума в медийном пространстве при относительно небольшом реальном экономическом ущербе. Напрашивается логичный вопрос о реальном смысле произведенных действий.

Пока все выглядит так, словно Брюссель без зазрения совести решил подыграть Владимиру Путину в стимулировании скорейшей переориентации белорусского товарного экспорта с украинских и прибалтийских на российские порты на Балтике. Если раньше Александр Лукашенко еще мог «сомневаться» в целесообразности подобного шага из-за более высокого уровня логистических издержке «по российскому варианту» относительно «прибалтийского», то теперь Европа сама не оставляет Минску иных вариантов.

Однако реальная картина оказывается гораздо сложнее. С одной стороны, откровенно комичнее, с другой – опаснее. Причем, опаснее не столько для Минска, сколько для Москвы.

За медийным грохотом о введении «страшных секторальных санкций» несколько теряется практический смысл оговорки про ограничения доступа Белоруссии к европейскому рынку заемного капитала. Хотя именно здесь сосредоточен главный смысл европейской инициативы.

Финансовые ограничения предполагают остановку финансирования всех программ в Белоруссии со стороны Европейского инвестиционного банка, к настоящему моменту являющегося основным прямым иностранным инвестором в реальный сектор белорусской экономики.

Вкладывает он, на первый взгляд, немного. Примерно по 160 млн евро в год, но инвестирует не в биржевые бумаги, мало что значащие для населения, а в реальные инфраструктурные проекты. Например, в модернизацию и реконструкцию Минской очистной станции. Вторая половина денег направляется на предоставление кредитов малым и средним предприятиям.

Аналогичным образом в Белоруссии блокируется деятельность Европейского банка реконструкции и развития, в период с 1992 по 2016 год профинансировавший различных проектов на сумму свыше 1,8 млрд евро.

Причем, согласно четырехлетней стратегии на 2016–2019 годы ЕБРР реализовывал так называемый калиброванный подход, предусматривавший сокращение сотрудничества с государственным сектором белорусской экономики, в пользу расширения работы с частным, в первую очередь с самым ее нижним уровнем – частными предпринимателями, малыми и средними предприятиями. И тоже сосредотачивая кредитное и грантовое финансирование, в первую очередь, на инфраструктурных объектах.

В качестве примера можно отметить модернизацию очистных сооружений в Слониме, Барановичах, Лиде, строительство в Белоруссии более 500 станций обезжелезивания воды (совокупный бюджет проекта оценивается в 100 млн евро), а также программу перевода ЖКХ на местные виды топлива.

Эта программа включает создание 36 энергоисточников суммарной мощностью в 140,3 МВт. и программу в сфере переработки бытовых отходов, в том числе, предусматривающую строительство межрегионального полигона с соответствующей инфраструктурой обеспечения для Пуховичского и Червенского районов, а также мусороперерабатывающего сортировочного завода для Витебска. Кроме того, на кредитные деньги ЕБРР производится реконструкция автодороге М-10 на участке Россия – Гомель – Кобрин.

Иными словами, прекращение внешнего проектного финансирования, если считать в деньгах, не выглядит сколько-нибудь серьезной суммой. Ну, потеряет Белоруссия доступ к кредитам на сумму в 300–400 млн долл в год, и что с того для экономики, годовой ВВП которой оценивается в 57,8 млрд долларов? Потеря 0,69% от годового ВВП не может оказаться смертельным.

Математически это правильно, но вот структурно имеет совершенно иной смысл. От прекращения доступа к европейским кредитным ресурсам больше всего пострадает не Александр Григорьевич персонально, и не его ближайшее окружение, удар направлен на ключевые элементы, относящиеся в восприятии населения страны к очень чувствительной категории качества жизни.

Когда у вас на кухне из крана течет не слишком вкусная вода, вы это ощущаете гораздо ярче любых политических лозунгов и рекламных призывов в интернете. То же касается кредитования «малого бизнеса».

По данным на начало 2020 года в белорусской экономике хозяйственную деятельность осуществляли 257 тыс. индивидуальных предпринимателей и 111 тыс. организаций малого и среднего бизнеса, в том числе, 97 тыс. микроорганизаций. Всего в национальной экономике Белоруссии, по данным на 1 января 2020 года, занято 4,33 млн человек. Из них 23,6% в промышленности, 9% в сельском хозяйстве и 14,6% в оптовой и розничной торговле. Тогда как основной областью приложения сил малого бизнеса являются услуги.

Таким образом, прекращение деятельности ЕБ, ЕБРР и ЕИБ, при относительно небольшой сумме заблокированных инвестиций в денежном исчислении, тем не менее, затрагивает свыше 15% сектора услуг, формирующего основную часть трудовой занятости белорусского населения. Зачем? Чтобы подтолкнуть в белорусском обществе темпы роста социальных протестов с четкой персонализацией «того, кто во всех народных бедах виноват».

Опыт белорусских протестов лета 2020 года в Брюсселе никого и ничему не научил. Они, как и в США, продолжают пребывать в убеждении, что для свержения Лукашенко белорусскому обществу недостает лишь небольшого внешнего толчка в виде угрозы падения привычного уровня жизни. Дальше, ради сохранения туалетной бумаги и сникерсов, граждане свое государство снесут сами.

Это создает проблему, по своей сути схожую с гордиевым узлом.

С одной стороны, Москва этим санкциям должна радоваться. После стольких лет предупреждения о возможных рисках и последствиях «многовекторности» в политике и экономике, о вреде заигрывания с местными необандеровцами, Минск наконец сам может на собственной шкуре убедиться, чем в реальности оборачиваются все эти попытки многовекторно «дружить сразу со всеми», в том числе, с Западом.

«Это будет больно, сильно ударит по экономике Белоруссии» - охарактеризовал санкции глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель. «Мы хотим очень-очень ясно дать понять Лукашенко, что пути назад нет» - отметил глава МИД ФРГ Хайко Маас. И только Москва выразила готовность поддержать Белоруссию, как своего союзника и братский народ.

Но, с другой стороны, поддерживать какую именно Белоруссию должна Москва? Нынешнюю, постоянно уклоняющуюся от окончательной интеграции в рамках Союзного Государства и вечно настаивающую на своем особом праве на многовекторность и нерушимость ее геополитической независимости, на застывшую в 90-х годах прошлого века Белоруссию Александра Григорьевича Лукашенко? А смысл? Тридцать лет масштабной экономической поддержки не сделали Россию геополитически привлекательной для политического руководства РБ, которое пыталось использовать интеграцию исключительно в собственных финансово-экономических интересах.

Как показывает практика, развязать гордиев узел обычно никогда не бывает возможным. Решение всегда оказывается в варианте «разрубить», то есть в принципиальном изменении внешних условий, принципов и подходов к изначальной проблеме. А она сегодня в Белоруссии приобрела очень конкретное и персонифицированное измерение.

Европейские санкции наглядно показывают, что бы там себе ни думало политической руководство Белоруссии, а также националистически настроенные прозападные «змагары», коллективный Запад воспринимает Белоруссию исключительно как часть России, которую от Москвы нужно окончательно оторвать и разрушить. Никакого самостоятельного, тем более «экономически процветающего» будущего у Белоруссии нет.

Отсюда напрашивается единственный логичный вывод: выжить, сохранив социальные завоевания и экономический уровень жизни, белорусы могут лишь в варианте интеграции с Россией, став ее частью. В любом другом случае Запад сумеет раскачать белорусский социальный протест до варианта украинского майдана, пусть и со значительными специфическими местными отличиями.

Сумеет, потому что только в глухой обороне войны не выигрываются. Имея достаточно времени противник, рано или поздно, слабое место в выстроенной Лукашенко системе найдет. Переход к секторальным санкциям против РБ наглядное тому подтверждение.

Источник

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Гость
И как-то всё горестно...
участник НК
"И вся вина за сбитый ракетой самолет лежит на Украине". ... "Отказ Совместной следственной группы сотрудничать с ДНР по вопросу крушения самолета обусловлен наличием неопровержимых доказательств причастности Украины, а значит и Запада в целом, к катастрофе", уверен политолог.
гость
И как-то так.
Гость
И если поживём...
Гость
И если поживём...
Гость
"Верующие УПЦ громко заявили, что нас много и что мы готовы активно защищать Христову Церковь от всех угроз, от кого бы они не исходили. ... "Было поистине торжество Православия, торжество верности верующих Христовой Церкви, торжество всех тех, кто не изменил УПЦ под давлением властей, национал-радикалов...".
Гость
"Верующие УПЦ громко заявили, что нас много и что мы готовы активно защищать Христову Церковь от всех угроз, от кого бы они не исходили. ... "Было поистине торжество Православия, торжество верности верующих Христовой Церкви, торжество всех тех, кто не изменил УПЦ под давлением властей, национал-радикалов...".