Геополитикаfondsk.ru19 нояб.

Ирак: кому в итоге достанется нефть?

«Не будь здесь нефти, не знали бы мы горя…» Шейх племени аль-Байяти, провинция Басра

То, что гигантские запасы качественной и залегающей сравнительно неглубоко, а потому выгодной для добычи и транспортировки нефти явились одной из главных причин американского вторжения в Ирак, сегодня понятно всем. Не совсем ясно, однако, каким образом закончится передел иракского нефтегазового рынка. Сейчас этот процесс набирает обороты. Если после «освобождения» Ирака в 2003 году в страну устремились практически все ведущие нефтяные компании мира в стремлении поучаствовать в дележе пирога, то последующие события показали, насколько непросто вести бизнес в государстве, где перечень серьёзных – и не решённых – проблем может занять не одну страницу мелким шрифтом. В 2009 году в результате серии тендеров на право разработки месторождений в числе победителей оказались около десятка компаний из разных стран мира, но сейчас некоторые из них уже покинули Ирак, а оставшиеся испытывают большие сложности. Обстановку в Ираке в последние годы можно охарактеризовать одной фразой – стабильная нестабильность. Большую озабоченность вызывают постоянно меняющиеся в Багдаде правила игры, коррупция, жадная бюрократия, но самой острой остаётся проблема обеспечения безопасности. Согласно международному праву, функцию обеспечения безопасности обязана выполнять принимающая сторона. В составе МВД Ирака существует главное управление по охране объектов, имеются многочисленные части и подразделения охраны объектов нефтегазовой отрасли, но с точки зрения эффективности их деятельность не выдерживает никакой критики. В этих условиях иностранные компании вынуждены прибегать к помощи частных охранных предприятий (ЧОП), которых к 2010 году в Ираке было уже свыше 300 (!). В Багдаде, однако, со временем решили, что грех упускать такие огромные деньги и с выводом оккупационных войск началась кампания по выдавливанию иностранных ЧОП, сокращению их количества, а затем – по замене их на местные. В настоящее время в стране действуют несколько десятков ЧОП, которые конкурируют между собой за право «охранять клиентов», не гнушаясь никакими средствами, включая подрывы и обстрелы машин «коллег по бизнесу», поскольку многие из этих фирм принадлежат враждующим политическим, а то и просто организованным преступным группировкам. В начале 2014 года ангольская компания Sonangol, получившая 75% в контракте на разработку месторождений Кайяра и Ниджма в провинции Нейнава, заявила о том, что из-за инцидентов в сфере безопасности вынуждена отказаться от дальнейшей работы в Ираке. Указанные места, расположенные близ города Мосул, вскоре были захвачены боевиками запрещённого в России террористического «Исламского государства» (ИГ). За ними последовали и многие другие месторождения в провинциях Салах эд-Дин, Дияла и Таамим (Киркук), откуда иракские силовики бежали, не оказав исламистам практически никакого сопротивления. Среди разбежавшихся была и дивизия (!) охраны нефтяных объектов, дислоцированная в районе города Тикрит, в результате чего в руках ИГ оказался крупнейший в Ираке НПЗ в Бейджи, а также большой участок стратегического экспортного нефтепровода. Сегодня эти объекты освобождены, но в результате боёв почти полностью разрушены. Основные запасы углеводородов в Ираке (свыше 80%) расположены на юге страны, который, по уверениям Багдада, является безопасным и где иностранные компании работают спокойно. Однако так ли это? Вряд ли можно назвать нормальной обстановку, когда иностранным сотрудникам разрешено передвигаться только в колонне бронированных автомашин в сопровождении автоматчиков, а посёлки нефтяников выглядят как зоны особого режима – со сплошными бетонными заборами, заграждениями, колючей проволокой и вышками с вооружённой охраной. Впрочем, и это не спасает: отмечены десятки инцидентов с применением огнестрельного оружия, блокады объектов местным населением и даже нападения на лагеря нефтяных компаний и/или их подрядчиков, сопровождавшиеся погромами. Среди пострадавших – лагерь малайзийской компании Petronas в провинции Зи-Кар, объекты подрядных организаций практически всех иностранных компаний-операторов, включая "Лукойл", в провинции Басра. Неудивительно, что ещё в 2012 году руководство норвежской компании Statoil, оценив риски, приняло решение выйти из совместного с "Лукойлом" проекта на месторождении «Западная Курна-2» (ЗК-2). "Лукойл" же решил остаться, на чём стоит остановиться чуть подробнее. Первый контракт по ЗК-2 эта международная компания с российским участием заключила ещё с правительством Саддама Хусейна в 1997 году, но из-за последовавших затем санкций ООН работы так и не начались, а в 2008 году иракская сторона и вовсе аннулировала соглашение. В ходе серии тендеров в 2009 году "Лукойл" претендовал на месторождение «Западная Курна-1», гораздо более привлекательное со многих точек зрения, однако проиграл консорциуму в составе американской ExxonMobil, англо-голландской Royal Dutch Shell и иракской South oil company. В итоге "Лукойл" довольствовался так называемым сервисно-операционным проектом на ЗК-2, при этом партнёром от иракской стороны почему-то выступила North Oil company со штаб-квартирой в Киркуке, хотя в процессе всей дальнейшей операционной деятельности дела пришлось вести с South Oil company (Басра). По условиям контракта оператор должен был получить от иракских властей вознаграждение в размере 1,15 доллара за каждый добытый баррель, но только после выхода на максимальный уровень добычи. Это самый низкий уровень возмещения среди всех иностранных операторов в Ираке – для сравнения: согласованный уровень выплат упомянутой ангольской Sonangol на двух сравнительно мелких месторождениях составлял соответственно 5 и 6 долларов. Российский «Газпром», разрабатывающий месторождение Бадра (провинция Васит) совместно с корейской Kogas, малайзийской Petronas и турецкой TPAO, получает вознаграждение в размере 5,5 доллара за баррель. В январе 2013 года "Лукойл" подписал дополнительное соглашение к контракту, в котором были зафиксированы целевой уровень добычи по проекту (1,2 млн баррелей нефти в сутки в течение 19,5 года) и продление общего срока действия контракта до 25 лет с возможностью пролонгации ещё на 5 лет. Несмотря на значительные инвестиции "Лукойла" (свыше 4 млрд долларов), задача оказалась практически невыполнимой, и значительная часть вины за это лежит на иракской стороне. Контрактная территория была сильно загрязнённой взрывоопасными предметами (остались со времен ирано-иракской и двух войн в Заливе), а одной из главных причин невыполнимости задачи явилось то, что, согласно сервисному контракту, месторождение должно было быть свободным от претензий третьих лиц. На деле же там оказались десятки малых населённых пунктов и десятки тысяч местных жителей. По местным обычаям они вооружены и не высказывают ни почтения к федеральным властям, ни радости по поводу появления иностранных компаний. Нередко для сопровождения колонн или обеспечения доступа к местам работ привлекались даже армейские силы.

АНТОН ВЕСЕЛОВ (Окончание следует)...

💬 Последние комментарии
гость
тут профессор немного не в курсе, как оно устроено в юриспруденции во Франции - формально, по франц. уголовному кодексу есть три уровня преступления против "жизни и здоровья" - геноцид, умышленное и неумышленное. Упрощённо. Если некое потенциально не раскрытое преступление (допустим массовое отравление медико.био. фарм.пищпром.хим... реагентами или препаратами) массовое, сразу же возникает вопрос геноцида (то есть группового преступления против самого общества, а не личности). Для этого должна накопиться некая критическая масса таких уголовных дел, чтобы их объединили в одно дело "преступления фарм.корпорации против франции" (условно). Чтобы доказать в суде, что вакцинация это именно геноцид и умышленное (или "умышленный геноцид", там такое тоже есть) франц. фемида кроме своего объединённого уголовного дела должна иметь на руках конкретное решение от ООН (именно этой организации типа ВОЗ) о конкретном "геноциде" некой группы людей по какому-то признаку - национальном, этническом, религиозном, рассовом, половом и тд. Причём в законах Франции и у концвенций ООН разное толкование этого самого "геноцида" - ООН толкует его как "умысел" по массовому уничтожению, а франц.суд - как конкретный "план" уничтожения. Вот в этом весь затык законов Франции. Доказать согласованный зараннее на геноцид "план смертей" от вакцинации намного сложнее, чем просто умысел. Ни ВОЗ, ни фарм.корпорации, ни мед.страховая итп. такой возможности прокурорам, французкому суду и адвокатам не дадут, да и сам судья в буржуазном обществе не враг своему здоровью. И таким образом таки да, конвенция ООН о защите "жизни и здоровья" до/во время/после вакцинации во Франции в полном объёме не работает. А потому, франц.суд квалифицирует дело смертельного применения конкретной вакцины как неумышленное не групповое. И уже от этого пляшет, раскручивая обстоятельства. Рассматривает дело конкретно по человеку, и если находит у него суицидальные наклонности сопутствующего плана (такое там тоже есть в обязательном порядке) - выносит решение "самоубийство". Просто надо следить за своим базаром на показаниях родственников вакцинированного жмурика. Допустим, судья задаёт вроде бы простой вопрос "о чём говорил потерпевший до прививки?", а родственники "убитого" возьми и ляпни что-то типа - "говорил, что он опасается прививки и она возможно приведёт к летальному случаю как об этом писали в газаетах". Всё, дело раскрыто - типичный "самоубийца", суицидальные наклонности точно есть. Хотя конечно, всё это не исключает того плана, что во Франции существует "заговор фарм корпораций" о сокрытии всех результатов франц. уголовных дел, связанных с вакцинаими и самой деятельностью фармы. Но это уже конспирология. И не забывайте, во Франции "тайные общества" не совсем тайные - Франция и Париж вообще родина всех "конспирологических теоретиков и практиков", там к конспирлогам относятся специфически, все обо всём знают. и каждый член какого-то общества. И поэтому, "разоблачать" конспирологию во Франции - это тупо борьба одного тайного ордена с другими. Уж по крайней мере, все французкие судьи и криминальная полиция Франции точно в теме. И возможно даже в доле. А что касается конкретно ковида, то только уже ленивый доктор не писал - это болезнь для ленивых и от лежачих. При лёгочноё болезни нельзя лежать и болеть, надо двигаться и махать руками. Как только лёг при ковиде - шансы умереть возрастают, двигаться и укреплять иммунитет - основа антиковидных мер. Не болейте и берегите здоровье.
СТЕСНЯЮСЬ СПРОСИТЬ....
А ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ НА уКРАИНУ НАПАДУТ НАТО И США? САНКЦИИ БУДУТ?
ЧТО БУДЕТ ЖЕВАТЬ зЕЛЕНСКИЙ?
А ЧТО ЖЕВАТЬ БУДЕТ зЕЛЕНСКИЙ, ЕСЛИ РОССИЯ ВСЁ ТАКИ НАПАДЁТ? ГАЛСТУК? НОСКИ? КОКУ?
ну да
жидо враг и агент спец служб против (СССР) будет ездить по ушам славянам что бы те вступили в конфликт 😆
Елена
Тебя ещё не спрашивала.
Антиелена
Лучше б ты промолчала, Ленка-дура-белка-целка! Иногда это лучше чем что-нибудь да ляпнуть, но последней!
Круля вбили
А все потому что пуритане расстреливали левеллеров. Нужно наоборот.