Как не удариться в крайности
Геополитика19 апреля 2020

Как не удариться в крайности

Психиатрам хорошо известно такое явление, как индуцированный психоз, который появляется, когда бредовая система развивается у больного в результате тесной связи с другим лицом, у которого ранее было установлено наличие сходной бредовой системы.

Проще говоря, речь идет о психозах, передающихся от человека к человеку в результате длительного общения, ведь смысл оного часто и сводится к стремлению убедить своего «визави» в правоте своих идей и взглядов. А когда один человек «обратит» в свою «веру» другого, то будет в наличии уже два «разносчика» (а ведь можно «обращать» и не одного, а сразу нескольких) и далее в геометрической прогрессии. В общем, классическая эпидемия.

Впервые индуцированный психоз наблюдался в 1877 году, и на протяжении многих лет сводился специалистами к последствиям контакта двух лиц, находящихся в тесных отношениях. Но в последнее десятилетие благодаря Интернету и соцсетям круг общения (пусть и виртуального) каждого из нас, а также и «внимаемой», причем совершенно бесконтрольно распространяемой информации вырос на несколько порядков.

Поэтому и распространение разного рода бредовых теорий, ранее в большинстве случаев носивших «очаговый характер», приняло невиданный ранее размах, легко пересекающий государственные границы. Пользователи соцсетей, имеющие достаточное количество «френдов» (подавляющее большинство которых в офлайне было им совершенно незнакомо), с какими только феерическими теориями ни познакомились (типа плоской Земли или якобы бушевавшей в XVIII–XIX веках ядерной войны).

И у каждой из них не так уж мало последователей, ведь многим людям свойственна склонность к конспирологии, убеждение, что от них «злобные силы» скрывают некие «сокровенные знания» и вообще стараются «их извести». Конечно, веру в плоскую землю и т. п. можно отнести к безобидным заблуждениям, лишь сокрушаясь наивности многих и тому, как быстро слетела с них оказавшаяся тонкой оболочка образования (впрочем, ныне, как правило, все эти теории облачаются в оболочку псевдонаучной терминологии).

Чрезвычайно увеличившимся количеством любителей «теорий заговора» объясняется то, что нынешняя пандемия коронавируса сопровождается «скепсисом» в небывалых для былых эпидемиологических ситуаций масштабах. Огромное количество людей, начитавшись «альтернативных» мнений в соцсетях, убеждено в том, что в худшем случае COVID-19 немногим страшнее обычного сезонного гриппа, а может, и вовсе выдумка, «ажиотаж» вокруг которого раздувается «сильными мира всего» с целью… ну, тут перечислить все версии не хватит никакого медийного формата.

Опасность этого заключается в том, что все теории «коронавирусного заговора» служат этаким идеологическим базисом для свойственного многим легкомыслия, восприятия происходящего как «меня это не коснется», а значит, и игнорирования рекомендаций властей и карантинных мероприятий, которые они осуществляют.

Прежде всего, совершенно некорректно сравнивать COVID -19 с «традиционными» инфекциями, такими как туберкулез, гепатит, ВИЧ… И не только потому, что их можно отнести к «привычному злу». Эти болезни свою основную смертельную жатву собирают в странах третьего мира с низким уровнем жизни и медицинского облуживания, имеют специфические и не очень «агрессивные» пути распространения и, наконец, обычно протекают длительное время. От заражения до летального исхода (если именно эта болезнь стала его причиной) обычно проходят годы, а то и десятилетия.

Коронавирус же имеет высокую скорость распространения и острый характер течения заболевания, причем не выбирает своих жертв по социальному статусу и, главное, гораздо, гораздо, опаснее обычного сезонного гриппа, а гуляющая по публикациям цифра смертности от него в 1 проц. является просто «вирусной», но совершенно неправдивой информацией.

В самом деле, кто из нас не болел, причем не один раз, гриппом? Элементарный подсчет показывает, что при смертности в 1 проц. шанс умереть от гриппа в течение жизни для каждого человека приближался бы к процентам десяти. Но часто ли каждый из нас сталкивался с такими случаями? В любом случае куда реже, чем с гибелью знакомых в автокатастрофах, а они составляют менее 1 проц. причин смерти.

Также «вирусной» является и цифра в 650 тысяч ежегодно умирающих от гриппа. Её первоисточником является статья на сайте Всемирной организации здравоохранения, но в оригинале говорится о диапазоне от 290 до 650 тысяч случаев смертей от респираторных заболеваний, т. е. включая воспаление легких и многие другие заболевания. И снова отмечу, что эта статистика включает страны с низким уровнем медицины (точнее, охвата ею населения).

250 тысяч жизней унесла последняя объявленная ВОЗ пандемия гриппа чрезвычайно агрессивного штамма H1N1 в 2009 году (украинцам она запомнилась по имитации бурной деятельности тогдашней премьером Юлией Тимошенко, самолично разгружавшей самолеты с «чудо-лекарством» «Тамифлю», потом оказавшимся просроченным). Тогда заболело минимум шесть миллионов украинцев и более тысячи погибло, т. е. смертность составила около 0,02 проц. В этом году от осложнений после гриппа на Украине скончались 63 человека.

К этому можно добавить, что и летальность «испанки», унесшей 100 лет назад, по разным оценкам, жизни от 17 до 50–100 млн, оценивают в 3–20 проц., т. е. соизмеримо с летальностью COVID -19. При этом переболели ею 29,5 проц. населения планеты. Напомню, некоторые «эксперты» успокаивают тем, что, дескать, любая респираторная инфекция не пройдет, пока ею не переболеют минимум 50 процентов населения и не выработается коллективный иммунитет, а посему «раньше сядешь ― раньше выйдешь».

Но даже они вынуждены признать, что COVID -19 куда патогенней (т. е. обладает способностью к распространению) обычного сезонного гриппа. А значит, «скромные» цифры числа заболевших и умерших не должны обманывать: при отсутствии карантинных мероприятий масштабы «испанки» в 1920-м, H1N1 в 2009 году будут достигнуты очень быстро. Причем с коллапсом системы здравоохранения некоторые страны столкнулись уже сейчас: не хватает койко-мест и, что намного печальнее, аппаратов ИВЛ и многого другого. Врачам (среди которых уже немало заболевших и умерших) приходится проводить сортировку, выбирать, кого лечить, а кого предоставить своей судьбе.

Вероятно, власти предержащие во многих странах вынуждены были компенсировать слабое выполнение своих рекомендаций все более жесткими санкциями, а также введением все новых и новых ограничений, без которых, если бы предыдущие дисциплинированно исполнялись, можно было бы и обойтись.

Естественно, сопровождается это и пропагандистской кампанией, пугающей население последствиями распространения эпидемии. Ангела Меркель заявила, что могут заболеть 2/3 населения Германии, а Борис Джонсон призвал сограждан быть готовыми к тому, что многие члены их семей покинут сей мир раньше времени.

И вот тут очень важно не перегнуть палку. Эксперты уже обратили внимание на феномен пренебрежительного отношения к опасности, совершенно отсутствовавший во время предыдущих пандемий, но, помимо причин, приведенных выше, он обусловлен и тем, что воспринималась эпидемия как нечто весьма далекое. Когда же «оно» оказывается реально рядом, поведенческие реакции меняются кардинально. Наглядный пример этого показала Украина, когда речь зашла всего лишь о карантинном размещении эвакуированных из Ухани украинцев, шанс на наличие среди которых зараженных был весьма невелик (ведь и перед эвакуацией они провели примерно месяц, практически не выходя из дома).

Паника же, и это давно известно, распространяется быстрее любого вируса — со скоростью степного пожара в сухую и ветреную погоду. Всегда и везде для пресечения паники власти идут на самые жесткие меры. Ведь синдром толпы, в которой отдельные индивиды теряют человеческий облик, превращаясь в способное на любые зверства стадо, опасная вещь даже в спокойные времена, а в период чрезвычайных ситуаций способен дезорганизовать не только мероприятия по их преодолению, но и само функционирование государственных институтов. «Холерные», «чумные» бунты упоминаются в исторических хрониках весьма часто. И это не говоря уже о том, что пребывание в паническом, подавленном состоянии любого индивида резко ослабляет иммунитет, снижает защитные функции.

И нужно помнить, что у любой паники есть изначальные очаги. Иногда это действительно отдельные, никак не связанные между собой неуравновешенные люди, но испокон веку «политтехнология» подстрекания толпы путем распространения самых диких «вирусных» слухов, прежде всего провоцирующих страх, активно использовалась в политической борьбе. Сейчас, в век социальных сетей, они получили мощнейшее развитие, появился и термин «гибридная война», в которой на них делается основная ставка.

В «мутной воде» наступившего «катаклизма» многие ловят «рыбку» и внутри страны, когда нужно дискредитировать действующую власть, и в глобальном противостоянии, когда для ослабления геополитического конкурента все средства хороши (впрочем, эти две «ипостаси» очень часто взаимосвязаны).

То, что информационная гибридная война против России идет давно, следует считать общим местом, и было бы просто странно, если бы её организаторы не использовали ситуацию с коронавирусом. Причем ведут её по обоим обозначенным выше направлениям: одних, ссылаясь на сомнительных, а порой и фейковых экспертов, убеждают, что нет ничего страшного и нужно «всем переболеть», для других ― нагнетание ужасов и панических слухов о том, что власти-де скрывают истинные масштабы, медицина совершенно не подготовлена к эпидемии и т. п.

И так же, как на войне, успех зависит не только от гениальных замыслов командования, но и в не меньшей степени от того, как каждый солдат исполнит свой долг. В этой войне с коварным вирусом каждый из нас должен выполнить свою задачу, а она проста ― выполнять все рекомендации властей, даже если они вам кажутся излишними или же, наоборот, недостаточными.

Нужно понимать простую вещь: чем добросовестнее каждый из нас это сделает, тем быстрее этот кошмар закончится и тем меньше для каждого из нас шанс стать жертвой коронавируса, тем более что пока он действительно статистически невелик. А значит, «отставить» панику и уныние, в конце концов редкое поколение в редкой стране может похвастаться тем, что вся его жизнь прошла без «великих потрясений», в сытости и благополучии. Переживем и это.

Дмитрий Славский

1 комментарий

Написать комментарий
  • Елена
    19 апреля 2020
    Переживём и это.Паника не нужна, всё будет хорошо.Роджер соблюдай прпвила карантина и не выпускай из рук сундучок,мало ли что,завистники не спят,бди,ха.А Украина идёт в Европу.Слава Украине!
    Ответить
💬 Последние комментарии
Луч
Где Зеленский таких говнюков откапывает? Пипец!!!
кипчак
В рамках православной церкви "патриотические" деятели перегрызлись, но исследовать за гранты украинцы могут все, что угодно. Чем руководствуется ЕС в таких случаях ? Похоже, что некоторые его деятели набили руку на распилах грантов, другими соображениями такие дикие идеи и их спонсирование объяснить невозможно.
кипчак
Может причешется на держслужбе. Создавать язык-мову можно в любое время, вот только с великим прошлым возникают проблемы. На родине Литынського во времена его бабушек мова была такая, что ее слабо бы поняли в то же время на восточной Украине. Да и писателей было раз-два и обчелся, большинство, кроме Ивана Франка никого не вспомнит. Остальные с Восточной Украины, но при этом в основном писали на русском, так как проживали в Российской империи. Стнислав Лем родился во Львове, но его почему-то литынськие не считают украинским писателем, он писал на польском и родился в Польше, как и другие писатели из Львова тех времен. Да и вообще территория такая, что кто там только не топтался и с кем не смешивался, так что говорить от имени украинцев у галичан права нет от слова совсем. Объясните, кто может, почему писатели Российской империи, пишущие, разговаривающие на русском языке вдруг стали украинскими (как и ученые, изобретатели,художники, композиторы и т.д), а жившие в Австро-Венгрии или Польше и на прочих приобретенных с помощью Совитив территорий, украинскими не считаются, за исключением тех, кто писал на украинском, но таких, повторяю очень мало для такой "великой нации" которой себя видят литынськие. Вопли по поводу оккупации вообще не выдерживают никакой критики. Если в мирное время, да с отличными экономическими и культурными показателями за 30 лет незалежная пала под водительство нациков и бандеровцев на дно цивилизационного развития, то можно себе представить, что бы построили бандеровцы в послевоенной разрушенной Европе, не имея на то время ни промышленности, ни развитого сельского хозяйства, ни социальных прав, ни специалистов. Польша бы поглотила их и расправилась так, как она расправилась с оставшимися на ее территории украинцами. Поэтому, сидели бы себе литынськие и не вякали. Черная неблагодарность она или от беспросветной тупости, или от пошлой продажности. Львовские философы хреновы!
Українець
Їстота
Ми
Їстота
Луна-2
НО-если русские или русскоязычные -свино собаки то украино-мовнюки -чисто говнюки -простите меня за каламбур
мм
Это легко! Израиль как пример!