Хуаньцю шибао: Россия или Китай — когда Америка определится, кого считать врагом?
Геополитикаinosmi.info14 апреля 2021

Хуаньцю шибао: Россия или Китай — когда Америка определится, кого считать врагом?

В отношениях России и США в последнее время произошли «драматические» изменения. Два президента Джо Байден и Владимир Путин открыто высказывались о том, кто из них является «убийцей». Кремль заявил, что слова Байдена «ясно демонстрируют, что он не заинтересован в восстановлении американо-российских отношений», и Россия отозвала своего посла из США, чтобы обсудить перспективы развития российско-американских отношений. С другой стороны, независимо от результата китайско-американской встречи в формате «2 + 2» на Аляске, она стала новой отправной точкой для китайско-американского диалога. Сразу после этого с 22 по 23 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров находился с визитом в Китае, чтобы обменяться мнениями с китайским коллегой по международным и региональным вопросам, представляющими общие интересы. Новые тенденции в китайско-российско-американских отношениях вызвали большую обеспокоенность международного сообщества.

В «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности», недавно выпущенных Белым домом США, говорится, что Китай является «единственной страной, обладающей всеобъемлющей мощью, которая бросает вызов международной системе, установленной Соединенными Штатами». Это знаменует новую «критическую точку» взаимодействия в китайско-российско-американских отношениях. На протяжении большей части XX века Соединенные Штаты считали Советский Союз и Россию после окончания холодной войны своей главной «стратегической угрозой», и внешняя стратегия США всегда строилась вокруг «врага» — сначала Советского Союза, а потом — нынешней России. Хотя в двусторонних отношениях были попытки к сотрудничеству, перезагрузка и даже период «медового месяца», но все это длилось недолго. И Россия, и Соединенные Штаты в глубине души осознают, что им трудно достичь «резонанса одинаковой частоты» и полностью отказаться от иллюзий перезагрузки отношений или «возобновления общения после перерыва». После украинского кризиса и крымского вопроса санкции и контрсанкции стали новой нормой в развитии российско-американских отношений.

После прихода к власти администрации Байдена в отношении России были введены новые санкции в связи с «инцидентом с Навальным». Хотя Россия намеревалась начать стратегический диалог с новым правительством Америки, она так и не получила никакого внимания и реакции от Вашингтона. Кроме того, Соединенные Штаты обвинили Россию во вмешательстве в президентские выборы 2020 года, а Байден в прямом эфире назвал Путина «убийцей», и это оскорбление привело к отзыву Россией своего посла из США. В результате российско-американские отношения упали до нового минимума с момента окончания холодной войны и после украинского кризиса. Нынешний новый виток российско-американского противостояния является лишь продолжением процесса санкций и контрсанкций, который давно стал нормальным развитием двусторонних отношений. Хотя это не исключает ни возможности будущего диалога и возобновления отношений между Россией и США, ни вероятности прорыва в переговорах в области контроля над вооружениями, нынешнее тупиковое положение, в котором оказались Россия и США, будет сохраняться еще долгое время. По суммарному заключению Соединенных Штатов, Россия, по сути, не стремится и не имеет возможности заменить Штаты в статусе «первой сверхдержавы». Именно по этой причине Россия больше не является главным объектом рассмотрения во внешней стратегической повестке дня США.

Фактически с «поворотом России на Восток» и вступлением отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия между Китаем и Россией в новую эру, стратегическое соперничество между Китаем и США усилилось, поэтому уже давно в Соединенных Штатах начали появляться голоса, заявлявшие о необходимости задуматься о двойном сдерживании Китая и России со стороны Соединенных Штатов и прояснить, кто является «наибольшим врагом» США. Некоторые элиты в политических и академических кругах Соединенных Штатов начали продвигать идею того, что Китай — это и есть главная угроза для Америки. Во второй половине правления администрации Дональда Трампа китайско-американские отношения планомерно ухудшались. После прихода к власти, по-видимому, Байден решил не изменять существующую жесткую американскую политику в отношении Китая. Напротив, в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» новая администрация США подчеркнула, что «Китай упорно бросает вызов существующей системе международных отношений».

Таким образом, вслед за дальнейшими изменениями в соотношении сил стратегическое соперничество между Китаем и Соединенными Штатами на долгое время станет основным направлением игры между крупными державами. Можно предвидеть, что конкуренция между ними может стать еще более жесткой в будущем, а международная обстановка, с которой сталкивается Китай, может еще больше осложниться.

Тем не менее в контексте китайско-американского стратегического соперничества я полагаю, что Китай по-прежнему обладает большей инициативой.

Во-первых, Россия может стать важной стратегической опорой для Китая, и объединившись, две страны будут подобны горе и станут важной силой, сдерживающей гегемонию Соединенных Штатов. Несмотря на то, что Россия вышла из «центра внимания» внешней стратегии США, в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» они не «отпустили» ее, заявив, что Америка собирается помешать России играть деструктивную роль на мировой арене. Таким образом, стратегия «двойного сдерживания» во внешней политике США по-прежнему существует: с одной стороны, они нацелились на Китай, а с другой, — противостоят России. Это неизбежно будет способствовать дальнейшему расширению китайско-российских отношений с большей внутренней силой.

Во-вторых, большинство союзников США в принципе не собираются присоединяться к их «антикитайскому блоку». Сеть союзников, которую администрация Байдена считает важным стратегическим активом, в основном включает НАТО в Европе, Австралию, Японию, Индию и Южную Корею на Азиатско-Тихоокеанском направлении и в Юго-Восточной Азии. Но из так называемой «системы демократического альянса» администрации Байдена сложно сформировать антикитайский союз.

Возникшая во время особого времени холодной войны как военная и политическая организация, объединяющая две стороны Атлантики, НАТО сегодня уже не может играть большую роль. С ростом собственной мощи Европы и укреплением ее стратегической автономии, особенно с постоянным улучшением отношений между Китаем и Европейским союзом, превращением Китая в крупнейшего торгового партнера ЕС и завершением переговоров по инвестиционному соглашению между Китаем и ЕС, для Евросоюза становится все более невозможным запрыгнуть в «антикитайскую колесницу» США. Система альянсов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Юго-Восточной Азии изначально была непрочной, кроме того, она представлена в основном двусторонними союзами, из которых крайне сложно сформировать многоплановую и единую систему альянсов. Добавим к этому тесные торгово-экономические отношения, которые Китай поддерживает с этими странами, и окажется, что временный союз США и азиатских стран не имеет под собой никаких оснований. Размышления, содержащиеся в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» США, — это всего лишь попытка выдать желаемое за действительное.

Следовательно, мы должны не только обратить внимание на серьезность стратегического соперничества между Китаем и США, но и увидеть «возможность» в «кризисе» и смотреть на стратегическое соперничество между Китаем и Соединенными Штатами объективно и рационально. Хотя перспективы непредсказуемы, новый политический курс Байдена может вызвать новое «изменение климата» в китайско-американских отношениях. В области политики в отношении Китая абсолютно очевидно сочетание идеализма и прагматизма нового правительства США. Принципы «сотрудничать там, где следует сотрудничать, противостоять там, где необходимо противостоять, и конкурировать там, где требуется конкурировать» также показывают, что администрация Байдена имеет определенную степень гибкости в своей китайской политике.

Для Китая существует острая необходимость в стратегической решимости и уверенности в себе. Между КНР и США есть противоречия, которые трудно разрешить, но в то же время имеется и пространство для сотрудничества. Китаю следует активно использовать все доступные благоприятные факторы, чтобы продолжать содействовать долгосрочному, здоровому и стабильному развитию отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия между Китаем и Россией в новую эпоху, и, тем самым, способствовать скорейшему установлению доброкачественного взаимодействия крупных держав между Китаем, Россией и Соединенными Штатами.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.
Луна-2
У войны не женское лицо. у войны звериный оскал смерти. Пуля что свистит над головой. Метит дура,прямо в наше сердце. НА войне жестокость и печаль Частенько идут рука об руку. У войны глаза холодные, как сталь Выворачивают изнутри всю душу. Над войной нужна одна Победа Для того , чтобы нам в мире жить. На войне отчаянно ,до боли , Хочестя нам верить и любить Всех с праздником Победы!!Луна-2
Экосистема
А мне нравится как эти бизнес-дурачки заимствовали не к месту непонятное слово из биологии. Экосистема!
Луна-2
С ДНЁМ НАШЕЙ ПОБЕДЫ,ребята! Ее не украсть никому. Ни американцам,Бандеровцам Клятым Ни дьяволу самому...