Круче, чем у Сомали. Что происходит в Гвинейском заливе
Геополитика20 июля 2020

Круче, чем у Сомали. Что происходит в Гвинейском заливе

Пленение российских и украинских моряков 17 июля у берегов Нигерии снова поставило вопрос о том, что же происходит в Гвинейском заливе и почему он стал опаснее, чем воды близ Сомали.

В субботу 18 июля стало известно о произошедшей накануне пиратской атаке на танкер Curacao Trader, произошедшей в Гвинейском заливе. Как сообщил ряд СМИ, судно атаковали восемь пиратов. Они захватили в плен 13 из 19 членов команды. Захваченные оказались гражданами России и Украины.

Изначально МИД Украины заявил о четырех украинцах, попавших в плен к пиратам. Однако позже количество пленных скорректировали. Министерство иностранных дел Украины уточнило, что среди захваченных моряков украинцев — шестеро.

Издание Украина.ру описало непростую и довольно темную историю судна Curacao Trader, а также вкратце рассказало о том, что происходит в Гвинейском заливе.

Но как получилось, что воды у Западной Африки стали для моряков опаснее, чем воды у берегов Восточной? И почему Аденский залив уступил славу пиратских вод Гвинейскому заливу?

С востока на запад

Еще десять лет назад вместе сообщения СМИ о пиратах сопровождались словами «Африка» и «Сомали». Украинцам особенно памятен захват танкера «Фаина» в конце сентября 2008 года. Тогда в плен пиратам попал 21 человек, среди которых было 17 украинцев, трое россиян и один латвиец. Их отпустили после уплаты выкупа в 3,2 млн в феврале 2009 году.

При этом 2008 год был еще не самым страшным в Аденском заливе. В том году, по данным Европейских морских сил, было зафиксировано 24 нападения. Но уже в 2009 году зафиксировали 163 нападения сомалийских пиратов, в 2010 году — 174, а в пиковом 2011 году — 176 нападений.

Неудивительно, что в массовом сознании морское пиратство и Сомали слились воедино. Это приводило подчас к парадоксам. Например, к появлению у образованной в 2014 году Донецкой народной республики военного подразделения с названием «Сомали».

«Имя «Сомали» мы получили с Иловайска. Тогда в подразделении было 70 человек и одна колесная пушка. Ко мне на помощь пришел Моторола. Идти пришлось по единственной обстреливаемой дороге, которую так и не заняли ВСУ. Его тоже хорошо обстреляли. И когда он добрался и увидел, по какой дороге ехал — пули прямо над дорогой свистят, он сказал: «Да у тебя тут Сомали целое!» А еще это же август был, погода жаркая, люди были кто в чем: кто в футболке, кто в тельнике, кто в майке, кто в камуфляже, кто в бриджах, в банданах. «Моторола» посмотрел и снова изрек историческое: «Ну натурально пираты у тебя тут бегают! Точно Сомали!», — рассказывал командир батальона Михаил Толстых, известный под позывным Гиви.

Его убили 8 февраля 2017 года, но батальон «Сомали» так и остается одним из самых боеспособных подразделений армии ДНР.

Конец пиратству у берегов Сомали положили несколько факторов. Во-первых, за дело всерьез взялось международное сообщество. Еще в 2008 году Совет безопасности ООН впервые принял резолюцию, позволяющую странам отправлять свои военные корабли в территориальные воды суверенного государства для борьбы с пиратством. Речь шла исключительно о Сомали. С тех пор действие резолюции неоднократно продлевалось.

Решение Собеза ООН позволило странам начать наведение порядка в Аденском заливе. К флотилии военных кораблей НАТО у сомалийского побережья в 2008 году присоединился в том числе и российский сторожевой корабль «Неустрашимый». Он принял участие в инциденте с сухогрузом Powerful, отбив нападение пиратов.

А уже в августе 2009 году НАТО начало полномасштабную операцию «Океанский щит», в которой также участвовали и не члены Альянса, среди них и Украина с Россией. Во время этой операции, длившейся по декабрь 2016 года, было уничтожено несколько пиратских судов.

В целом, в регионе пиратство пошло на спад — в 2012 году было зафиксировано уже 34 нападения, что на 142 меньше, чем в предыдущем. А в 2015 году, по данным Европейских морских сил, не было ни одного нападения пиратов. В период с мая 2012 по март 2017 года, по данным ООН, сомалийским пиратам не удалось захватить ни одного судна.

После сворачивания операции «Океанский щит» в ноябре 2016 года сомалийские пираты снова попытались поднять голову. Так, согласно докладу Генсека ООН, предоставленного членам Совбеза», уже с марта по апрель 2017 года было совершено шесть нападений, в результате которых пираты захватили грузовые и каботажные суда. За период с марта по 30 сентября 2017 года было 22 неудачных нападения пиратов у побережья Сомали. В итоге резолюцию о возможности военных операций в территориальных водах Сомали продлили.

«Совет Безопасности ООН вновь призывает все государства и региональные организации участвовать в борьбе с пиратством и вооруженным разбоем на море у берегов Сомали…, направлять в этот регион военные корабли, вооружения и военную авиацию, обеспечивать базы и материально-техническое снабжение сил по борьбе с пиратством, а также конфисковывать и уничтожать катера, суда и вооружения, которые используются для совершения пиратских действий», — говорилось в принятой 7 ноября 2017 года резолюции Совбеза ООН.

К тому времени борьбу с пиратами у побережья Сомали взяли на себя не только западные, но и такие государства как Индия и Китай.

Сомалийцы постепенно возвращались к более мирным профессиям, например — рыболовству. Но с пиратами у берегов Африки покончено не было. Напротив, на карте мирового океана появилась новая «горячая точка» — Гвинейский залив.

Все дело в нефти

В 2016 году, когда с пиратством у берегов Сомали было почти что покончено, начали все громче раздаваться голоса, предупреждающие об опасности с другого конца Африки. 25 апреля 2016 года Совет безопасности ООН впервые за несколько лет провел заседание посвященное пиратству в Гвинейском заливе.

На заседании члены Совбеза оон указали на важность «выявления всех возможных или потенциальных связей между пиратством и вооруженным разбоем на море и террористическими группами в Западной Африке и Сахельском регионе».

Кроме того, в Совбезе подчеркнули важность применения комплексного подхода в борьбе с пиратством в Гвинейском заливе. Заместитель постоянного представителя России в ООН Евгений Загайнов указал, что пиратство в Гвинейском заливе имеет все черты отлаженного преступного бизнеса.

А заместитель постоянного представителя США при ООН Мишель Сисон указала, что с начала 2016 года только у берегов Нигерии было зафиксировано 32 нападения на суда. Она сослалась на данные британского Королевского института международных отношений, согласно которым каждый день в Гвинейском заливе пираты похищают до 400 тыс. баррелей нефти.

«По некоторым оценкам, Нигерия каждый месяц терпит убытки в размере $1,5 млрд из-за пиратства, вооруженного разбоя на море, контрабанды и махинаций с поставками топлива», — отметила Сисон.

Месяц спустя — в мае 2016 года — заговорили о том, что нефть, в том числе и из-за падения цены на нее, уступила место по популярности другому «объекту» — людям.

«Похищение людей — это более быстрая схема обогащения. Люди более мобильный «груз», чем тонны нефтепродуктов, и за них хорошо платят. В ряде последних случаев выкуп достигал $400 тыс. и более», — цитировало издание «Работник моря» консультанта американской неправительственной организации Oceans Beyond Piracy Мэттью Уэйлье.

К тому времени за год от рук пиратов в Гвинейском заливе погибли 23 моряка.

«Мы сравнили это количество со статистикой в других регионах. Даже в западной части Индийского океана, где действуют пресловутые сомалийские пираты, такое количество моряков гибнет за несколько лет. Сказать, что мы обеспокоены — это ничего не сказать», — заявлял представитель Балтийского и международного морского совета (BIMCO) Джилес Ноакес.

В 2019 году его организация — BIMCO — призвала ЕС, Китай и США активно противостоять пиратству в этом проблемном регионе. Тогда же Индия запретила своим морякам работать в Гвинейском заливе.

Поведение Индии было понятным: в предыдущем — 2018 году — по данным Международного морского бюро, количество нападений в Гвинейском заливе удвоилось. А за первые три месяца 2019 года в этом же заливе произошло 22 нападения на суда, в том числе и 21 похищение людей. Примечательно, что за этот период из других регионов мира не поступало сообщений о захвате заложников.

Тем временем добыча нефти в заливе росла. Как отмечает Telegram-канал Zangaro Today, посвященный общественно-политической жизни Африки, пиратство росло пропорционально с нефтедобычей. При этом пираты нашли общий язык с теми, кто противостоял добычи нефти в дельте реки Нигер.

«Группировки Дельты добиваются компенсаций за нанесенный пахотным полям и окружающей среде непоправимый ущерб, а также — национализации нефтяной отрасли и более справедливого распределения нефтяной ренты в пользу местных общин. Однако это не мешает им быть многопрофильными ОПГ с собственными интересами в пределах своих okrika — сфер влияния. Так, «сливаемая» и похищаемая сырая нефть стала перерабатываться на кустарных НПЗ для последующей перепродажи. Поэтому ареал пиратства неслучайно тяготеет именно к Дельте — с криминализированными группами «экотеррористов» пираты установили многоплановый симбиоз — «мстители» Дельты посредничают в продаже похищенных пиратами в море грузов и товаров, а взамен приобретают для них стрелковое оружие и амуницию. Наконец, происходит конверсия «пиратских» и «наземных» групп — натасканные в атаках на офшорные платформы инсургенты, не нашедшие своих имен в программах реабилитации и амнистии, охотно перетекают в пиратские ОПГ», — отмечалось в публикации этого канала за 26 июня 2020 года.

При этом автор публикации указывал, что не стоит относится к пиратам Гвинейского залива свысока.

«Пиратские сообщества Гвинейского залива — сложные вертикально-интегрированные структуры, настоящие военно-экономические предприятия. Обеспечить успешное пиратство без логистической поддержки, разведки и контрразведки, глубокого знания территориальных вод, судов и природы перевозимых грузов — невозможно. Невозможно долго существовать и без политического лобби, «взаимовыгодных» договоренностей с крупными судоходными компаниями, юридической поддержки и главное — лояльности местного населения, также получающего бенефиты от трансграничных ОПГ через клановые и этнические узы», — указывалось в публикации канала.

Примечательно, что сегодня пираты лучше оснащены, чем ранее, и расширяют сферу влияния. Так, атаку на танкер Curacao Trader назвали самым удаленным от берега актом пиратства в этом регионе.

«Несмотря на наличие скоростных катеров, весьма вероятно, что преступники поддерживаются более крупным материнским судном, что позволяет им поддерживать далеко удаленные от берега операции за пределами усилий государств по борьбе с пиратством», — сообщала специализирующаяся на безопасности компания Dryad Global.

А это значит, что украинские и российские моряки — не последние, которых возьмут в плен пираты Гвинейского залива.

Георгий Лучников

Написать комментарий