Геополитикаinosmi.info17 сент.

La Repubblica: действия США привели к формированию талибского сопротивления

nk_hauz/4TedClI7R.jpeg

11 сентября 2001 года Стивен Вертхайм (Stephen Wertheim), на сегодняшний день один из наиболее авторитетных американских политологов, специализирующихся на внешней политике (доцент Американской программы государственного управления Фонда Карнеги за международный мир), был еще старшеклассником. «Я помню объявление по громкой связи в школе: нам было сказано включить телевизор и следить за развитием событий. Я помню только горе, гнев и вздох облегчения, когда США начали наносить бомбовые удары по Афганистану. Многое из того, что случилось после этого, думаю, было тесно связано с теми первыми моментами, когда президент Буш и американские комментаторы в срочном порядке определили значение тех событий».

La Repubblica: А через 20 лет войны в Афганистане, США вывели войска. Можно ли назвать эту войну успехом, как определил ее Байден?

Стивен Вертхайм: Едва ли. Это не безусловный успех, Америка проиграла двадцатилетнюю войну с ужасным результатом, потому что талибы снова вернули себе власть. И совершенно понятно, что жители Запада и всего остального мира пришли в ужас от событий, произошедших в Афганистане за последний месяц. В то же время я считаю, что Байден прав, говоря, что он принял верное решение о выходе из этой войны, потому что не было никакого хорошего способа сделать это, не замарав руки. Уже долгие месяцы и годы не было никакой приятной картинки, которая могла бы послужить иллюстрацией окончания военной операции, как раз потому что война была проигрышной, а талибы — людьми, склонными к применению репрессивных методов. Было очевидно, что никакой мягкой передачи власти не будет. Кроме того, я считаю, что, несмотря на хаос после вывода войск, когда талибы неожиданно захватили контроль над всей территорией страны, ее финал мог быть намного хуже.

— В каком смысле?

— Например, ситуация, когда большинство людей в Вашингтоне рассчитывали на достойную «паузу», последовавшую за выходом США из Вьетнама и продлившуюся около двух лет. Неужели народу Афганистана пошло бы на пользу, если бы в следующий год-два были убиты и ранены еще тысячи гражданских и военных афганцев, которые бы сражались ради ровно того же результата, который и был достигнут? Такой вариант оказался бы по нраву тем, кто предпочел игнорировать Афганистан, едва западные войска его покинули. Но этот результат не был бы лучше.

— Была ли допущена серьезная ошибка в работе спецслужб? Или во всем виноват Байден, а до него Трамп и Обама?

— На мой взгляд, ключевое фиаско состоит в том, что сменявшие друг друга президенты не признали поражения много лет назад, когда миссия США и их союзников в Афганистане была закончена. Война перешла в состояние, которое, как мне кажется, уместно было бы назвать «вечной войной», потому что цели ее были недостижимы. И мы оказались поставлены перед выбором: либо воевать бесконечно, либо отказаться от этого. Если вы не готовы к этому, то лучше сразу же уйти.

— Когда нужно было вывести войска?

— В этом и состоит ключевая проблема. Нужно вернуться к 2002 или 2003 году. Можно предположить, что, если бы союзники вывели свои войска в тот момент, в Афганистане было бы возможно будущее без талибов. Тогда они были рассредоточены, многие ополченцы пытались интегрироваться заново в афганское общество. Члены «Аль-Каиды»* были в большинстве своем изгнаны за пределы страны. Если думать о поворотном моменте, то он был намного, намного раньше той войны, которая растянулась впоследствии на два десятилетия. И политический результат в тот поворотный момент в Афганистане оказался бы решительно лучше. Фактически же произошло следующее: США продолжили военные действия, и талибское сопротивление сформировалось преимущественно среди тех, кто выступал против присутствия иностранных военных на афганской территории. С того момента в течение 15 лет талибы завоевывали территорию и сторонников. На мой взгляд, если бы намного раньше США, Обама, и даже Трамп, спецслужбы, военные, сообщество национальной безопасности действительно выступили единым фронтом в стремлении выработать наиболее благоприятный способ выхода из Афганистана, у афганского правительства было бы больше возможностей защитить себя.

— Решение в результате было принято Трампом в соответствии с соглашениями в Дохе.

— На мой взгляд, многие выступали против этого решения — как в некоторых секторах Пентагона, так и в сообществе, отвечающем за внешнюю политику Вашингтона. Несмотря на все те годы, за которые можно было спланировать вывод войск, фактически такая возможность появилась лишь с соглашением, достигнутым в Дохе в феврале 2020 года между Соединенными Штатами и талибами. Но и тогда все держалось на волоске, не было известно, действительно ли американцы покинут страну, вплоть до того момента, когда Джо Байден — всего несколько месяцев назад — официально объявил об этом решении и назвал дату вывода войск.

— Почему не удалось все спланировать?

— Нужно было лучше использовать все то время, которое оказалось в их распоряжении сразу после принятия решения о выводе войск. Что точно можно было сделать совершенно иначе: с того самого момента, когда администрация Трампа всерьез приняла решение о выводе войск, Соединенные Штаты могли бы направить силы на создание специальной иммиграционной визы для «уязвимых» афганцев, желающих покинуть свою страну. Этого не произошло, по крайней мере, не в те сроки, в которые это было необходимо, и это стало очевидным фиаско. Самым трудным, на мой взгляд, было продумать в точности, каков будет исход гражданской войны в Афганистане и, соответственно, какие именно меры следовало предпринять при возможном стечении обстоятельств.

— 20 лет назад все американцы (или почти все) выступали за бомбовые удары по Афганистану. Прошло менее двух лет — началась война в Ираке, которая расколола общественное мнение в США. Был ли Ирак ключевой ошибкой?

— Нет, я продолжаю придерживаться мнения, что страшная ошибка была допущена начиная с войны в Афганистане. Война в Ираке была непростительной ошибкой. Это была незаконная агрессивная война, которую американцы открыто бы осудили, будь она развязана любым другим государством. Но именно война в Афганистане стала началом проблем с американскими войнами после 11 сентября. Даже если президент Байден высказал предположение, что у Соединенных Штатов была четкая первоначальная цель — уничтожить «Аль-Каиду»* и покарать талибов за то, что они встали на ее сторону, я полагаю, подлинная цель состояла в том, чтобы трансформировать Афганистан в рамках идеи так называемого nation building (англ. построения нации), которая была обречена на провал. Увенчаться успехом она могла только в том случае, если бы проводилась с большим вниманием и чуткостью к реалиям Афганистана, а далекая сверхдержава, вероятно, на это неспособна. Эту идею нужно было воплощать со стремлением реинтегрировать бывших членов талибского и афганского сообщества. А Соединенные Штаты действовали в рамках менталитета, где все расписано в черно-белых тонах: ты либо с нами, либо против нас.