Геополитикаinosmi.infoAug 11

Le Monde: призрак афганских беженцев бродит по Европе

nk_hauz/EwuU69M7g.jpeg

В Евросоюзе прокатилась волна беспокойства, поскольку вырисовывается сценарий массового исхода афганцев, спасающихся от наступления талибов*, по словам источника в одном из европейских государств. Еще 23 июня премьер-министр Италии Марио Драги говорил о перспективе «значительного увеличения» потока мигрантов из Афганистана. Затем Стив Альтер, официальный представитель министерства внутренних дел Германии, заявил 2 августа, что «за происходящими там передвижениями необходимо очень внимательно следить в Европе».

Призрак 2015 года всплывает в головах европейских лидеров, когда 1,3 миллиона просителей убежища, в основном сирийцы, пересекли границу в поисках защиты в Европе. Эту защиту они нашли в основном в Германии. Но времена изменились. Ангела Меркель уже указала, что невозможно решить «все проблемы за счет приема всех».

В Бельгии государственный секретарь по вопросам убежища и миграции Самми Махди в конце июля написал письмо в Европейскую комиссию, в котором упоминает о решениях по принципу близости границ, призывая Иран и Пакистан принимать больше афганских беженцев, чтобы помешать им приехать в Европу. Вместе с группой, сформированной из Германии, Нидерландов, Австрии, Дании и Греции, Бельгия настаивает на том, чтобы иметь возможность продолжать организовывать принудительное возвращение лиц, которым было отказано в убежище. «Мы спросили, как нам поступать с будущим наплывом беженцев», — сказал он нескольким национальным СМИ. В 2020 году Афганистан стал первым государством происхождения для просителей убежища в Бельгии и вторым на европейском уровне.

Критика со стороны НПО

Госсекретарь Бельгии также предложил, но на этот раз устно, распространить на афганцев соглашение между Турцией и ЕС, заключенное в 2016 году, которое касается сирийцев, находящихся на турецкой земле, и тех, кто пытается пересечь границу в Европу. Этот противоречивый и часто компрометирующий договор возложил на Анкару задачу удерживать сирийских беженцев на своей территории в обмен на финансовую помощь в размере 6 миллиардов евро. «То, что мы уже сделали по сделке с Турцией, это обеспечение лучшей защиты сирийцев. На европейском уровне мы должны теперь посмотреть, в какой степени можно было бы применить это соглашение на афганских беженцев», — добавил Сэмми Махди.

Это предложение было воспринято в штыки специализированными НПО, такими как Европейский совет по делам беженцев, директор которого Кэтрин Вуллард осуждает «европейскую стратегию, основанную исключительно на идее предотвращения прибытия беженцев, благодаря соглашениям с не очень демократичными странами». В случае с афганцами, спасающимися от масштабного насилия, «необходимость в международной защите очевидна», добавила она. В течение нескольких лет страны ЕС все чаще передают контроль за миграционными перемещениями своим соседям. «И в Европейском Союзе существует явное предпочтение развивать такое сотрудничество как можно дольше», — объясняет Хелена Хан из аналитического центра European Policy Center.

Но договор с Турцией всегда вызывал критику. «Благодаря таким соглашениям мы усиливаем зависимость Европейского Союза от Турции и даем рычаги влияния Реджепу Тайипу Эрдогану», — говорит с сожалением Кэтрин Вуллард. Применение такой же «сделки» к афганским просителям убежища на данный момент не очень реально. Во-первых, потому что Турция, которая строит стену вдоль своей границы с Ираном, не особенно хочет принимать более четырех миллионов беженцев, уже находящихся на ее территории. Во-вторых, если сирийцы пользуются так называемым «временным» режимом защиты в Турции, то это не относится к другим народам. «Не являющиеся гражданами Сирии, ищущие убежища в Турции, не имеют такого же статуса и не пользуются теми же правами, что и сирийцы», — говорит Хелена Хан. Такой неравный подход сделал бы соглашение «юридически оспариваемым», сказала Кэтрин Вуллард.

«Геополитическое бессилие ЕС»

Для Жана-Луи де Бруэра, директора программы «Европейские дела» в королевском Институте международных отношений, первые упоминания о приеме афганских беженцев показывают «геополитическое бессилие Евросоюза». «Афганистан был страной эмиграции на протяжении двадцати лет. Причины эмиграции известны. И чтобы разобраться с ними, мы доверили это американцам».

Однако европейские дипломаты напоминают, что, несмотря на трудности, ЕС оставался рядом с афганским правительством, которое пыталось осуществить переход к демократии. «Соединенные Штаты ослабили их, приняв решение об уходе без консультаций, что укрепило легитимность талибов*. Но ни один международный игрок не может справиться с этой проблемой в одиночку, для этого нужна сильная коалиция. В этих условиях Джэми Ши, бывший заместитель генерального секретаря НАТО, считает, что ЕС все еще может сыграть свою роль, «потому что его экономические ресурсы обеспечили надежность дипломатических усилий. А ЕС потратил много денег в Афганистане».

В ноябре 2020 года Европейский союз пообещал выделить 1,2 миллиарда евро на четыре года. 4 августа в Дохе заместитель генерального секретаря Европейской службы внешних связей Энрике Мора встретился с делегациями афганского правительства и движения «Талибан»*. Европейский дипломат «напомнил, что восстановление исламского эмирата или силовой захват власти не получат признания международного сообщества». Ситуация, которая привела бы к «прекращению финансовой помощи правительству». Помимо этого рычага, у Европейского союза не так много карт в руках. В своем совместном призыве к «постоянному прекращению огня» в Афганистане Жозеп Боррель, верховный представитель ЕС по иностранным делам, и Янеш Ленарчич, еврокомиссар по антикризисному управлению, выразили озабоченность по поводу увеличения «числа внутренне перемещенных лиц», ищущих защиты. По данным Управления Верховного комиссара по делам беженцев, с начала года 360 000 афганцев были вынуждены покинут свои жилища, но еще не покинули страну в массовом порядке.