Геополитикаru.sputnik.az5 февр.

Максим Шевченко: Иран ведет невероятно сложную игру в регионе

Насколько надежен Иран на фоне огромного давления и угрозы санкций, и как будут развиваться азербайджано-иранские отношения в будущем?

Состоявшийся в Сочи сирийский Конгресс национального диалога продемонстрировал, помимо прочего, прочные позиции Ирана на Ближнем Востоке. Вместе с тем Иран подвергается постоянному давлению недружественных государств. О том, насколько прочные отношения можно построить между Азербайджаном и Ираном, и будут ли они стабильны, корреспондент Sputnik спросил у известного российского журналиста и специалиста по Ближнему Востоку Максима Шевченко.

- Дружба дружбой, но как быть, если Европа или Америка настойчиво порекомендует азербайджанскому руководству ввести санкции против Ирана? — Никто не скажет такого Азербайджану. Дело в том, что Европа заинтересована в развитии отношений с Ираном. В Европе просто боятся об этом громко сказать, но Старый Свет — совсем не противник Ирана, несмотря на постоянную критику Исламской Республики. В основном войну против Ирана развязывают Америка, Саудовская Аравия и Израиль. А европейцы хотели бы протянуть Ирану руку. Просто им страшновато, что придут американцы и по этой руке им нашлепают.Очень важный сосед - Максим Леонардович, в чем, по-вашему, состоят выгоды азербайджано-иранской дружбы? — Отношения с Ираном для Азербайджана важны, судьбоносны и значимы. В первую очередь, для Нахчывана — территории, отрезанной от основной территории страны, да и для остального Азербайджана. Крайне важно развивать приграничное сотрудничество. Азербайджан должен занять место, которое принесет ему процветание, — помимо нефти. - Какой же? — Это, конечно, транзитный путь с севера, из Европы. Самый короткий пролегает через территории России, Азербайджана и Ирана. Его надо сделать современным. В Азербайджане дороги соответствуют мировым стандартам. В Иране тоже очень хорошее дорожное сообщение. Кооперация в этом вопросе принесет, мне кажется, благо. Древнее государство - А насколько Иран надежен? Ведь на него оказывают колоссальное давление, грозят применить санкции, даже разбомбить? И в самом Иране проходят протесты. — В Иране есть свои внутренние противоречия — впрочем, как и в любой другой стране. Но в совокупности все граждане Ирана — безусловно, патриоты своей родины, несмотря на разные точки зрения на демократию. Иран, конечно, государство гораздо более стабильное, чем кажется извне. - Звучит парадоксально. Почему вы так считаете? — Иран находится на той же территории, на которой располагался и три тысячи лет назад. Это древнее государство с очень древней культурой, со своим дискурсом, самосознанием, торговыми путями, влиянием в регионе. Поэтому я думаю, что серьезных перемен в Иране ждать не стоит, как бы это не хотели некоторые. Несет потери, но добивается результатов

У многих государств Европы есть стремление поддерживать хорошие отношения с Ираном. Например, у Франции. Напомню, что имам Хомейни в свое время прилетел в Тегеран из Парижа. И поверьте — это не случайно. - То есть позиции Ирана сильны? — Иран ведет невероятно сложную политическую игру в регионе. На огромных пространствах иранцы втянуты в сложные системные противостояния — и вооруженные, и политические, и экономические. И я не могу сказать, что Иран плохо выступает. Он выступает очень хорошо! Несет потери, но в целом добивается результатов.

Российские болезни роста

- А насколько стабильны ирано-российские отношения? Может ли случиться так, что Россия поменяет вектор и тоже присоединится к санкционной политике? — В отличие от Ирана Российская Федерация — это новообразованное государство, которое испытывает проблемы роста, проблемы развития, внутриэлитные кризисы. Позиция России как раз может поменяться. Как мы это видели в ситуации с Ливией. - Так ли неизбежна смена вектора в российско-иранских отношениях? — Пока у власти в Российской Федерации будет оставаться Владимир Путин, никаких серьезных перемен не произойдет. А если придет какая-нибудь прозападная марионетка, то перемены могут случиться. Российские политики делают то, что им выгодно. Но я не вижу сегодня альтернативы Владимиру Путину. Всякая альтернатива может закончиться драматично и печально. В особенности это касается партнерства с Ираном и с Турцией. Sputnik, Лев Рыжков