National Interest: история учит, что превращать Россию в «государство-изгой» опасно
Геополитика21 марта 2020

National Interest: история учит, что превращать Россию в «государство-изгой» опасно

Подписав вскоре после завершения Первой мировой Раппальский договор с Германией, Советский Союз смог добиться своей первой дипломатической победы, отдалив от западных союзников обиженную на них Веймарскую республику, — и параллельно поспособствовал созданию в ней реакционной политической среды, пишет в статье для NI американский историк и политолог Алекс Цивик. По мнению аналитика, нынешний курс Запада на изоляцию Москвы может привести к аналогичным последствиям, толкнув Россию в объятия Китая.

В апреле 1922 года в итальянском городе Рапалло произошло событие, ставшее одним из «непонятых и часто упускаемых из виду моментов» в истории отношений между Россией и Западом — подписание между недавно созданными Советским Союзом и Веймарской республикой одноимённого Рапалльского договора, пишет в своей статье для National Interest ассистент декана Кейсовского университета Западного резервного района (Кливленд, США) Алекс Цивик. Как подчёркивает эксперт, это соглашение «оставило нестираемый след на будущем Европы».

Большинству знающих о нём людей Рапалльский договор известен за заключённое в его рамках тайное соглашение о сотрудничестве между Красной армией и «разгромленной немецкой военной машиной», которая совсем недавно «бульдозером прошлась по Европе»; помнят о договоре и то, что его стороны полностью отказались от взаимных территориальных и финансовых претензий, продолжает Цивик. Между тем, хотя в контексте продвигавшейся позже Адольфом Гитлером теории «удара в спину» Германии со стороны Европы вспоминают главным образом Версальский договор, заключённый за три года до соглашения в Рапалло, последнее оказало, вероятно, столь же сильный эффект на Германию в межвоенный период, полагает эксперт. 

Как писал в своей книге «Россия и Запад» американский дипломат Джордж Кеннан, стратегической задачей Советского Союза в Рапалло было создание раскола между Германией и западными союзниками для заключения с ней отдельного дипломатического соглашения, пишет Цивик. «Добившись этой цели, советские власти могли в дальнейшем преследовать свою главную идеологическую цель и попытаться покорить немцев, установив над ними иго международного коммунизма, — поясняет автор. — Говоря конкретнее, советский Коминтерн после этого развернул свою пагубную деятельность, проникнув в немецкие социалистические круги, а Наркоминдел принялся, пользуясь дипломатическими привилегиями, поддерживать революционеров-пролетариев, действующих внутри страны»

Как полагает Цивик, Германию «ненамеренно толкнули прямо в объятия Советского Союза» именно западные союзники, которые, проявив «коллективную мстительность», попытались «дипломатически наказать» Германию как в Версале, где всю ответственность за Первую мировую войну возложили именно на немцев, так и во время Генуэзской конференции 1922 года — и в результате Рапалльский договор стал «первой дипломатической победой» советских властей. Впрочем, из этих событий можно извлечь и другой, более масштабный урок, и он заключается в том, что «через тотальное издевательство над ролью Германии в Первой мировой и беззастенчивое желание наказать немцев» Запад сам помог «создать условия для жестокой и реакционной среды, которая вскоре начала складываться в Веймарской республике», рассуждает автор. 

Теперь, почти сто лет спустя, пока США готовятся к президентским выборам 2020 года, настал момент вспомнить этот исторический эпизод, убеждён Цивик. После «аннексии» Крыма* и организации российскими государственными структурами «вмешательства» в американские выборы 2016 года в Соединённых Штатах и союзных им западных странах стали постоянно слышаться «реакционные призывы «наказать» Россию», что привело к введению в отношении Москвы многосторонних экономических санкций, которые вместе с падением цены на нефть «напрямую повлияли» на российские финансовые институты и энергетический сектор страны, а затем — и на благосостояние российских граждан, напоминает эксперт. Вместе с тем, экономические последствия в данном случае выступают лишь одним из компонентов — «статус изгоя», которым наделил Россию Запад, также привёл к «возможному возрождению российско-китайского военного союза»; тем временем, «стихийная реакция» американских левых на избрание Дональда Трампа президентом кристаллизовалась вокруг традиционных антироссийских настроений в среде американских неоконсерваторов, что «вернуло в США к жизни культурную антипатию к России», повествует Цивик. В конечном итоге Россия по сей день «оказывается чужой в международном сообществе», убеждён эксперт. 

«Сейчас есть два главных вопроса, которые по своей природе связаны между собой: какова вероятность того, что Россия и после Владимира Путина будет принимать свой статус международного изгоя, и что готовит будущее для российской «суверенной демократии»? — пишет Цивик. — Как и сто лет тому назад, ответы нужно рассматривать в контексте того, как будут на протяжении следующего десятилетия развиваться соперничающие между собой глобальные идеологии, в данном случае — правопопулистский суверенизм и либеральный интернационализм. Хотя перспективы того, что Россия по-настоящему возьмёт гипернационалистический имперский курс, не слишком реальны, вероятность того, что Россию будут и дальше подвергать изоляции, расширяя тем самым раскол между Востоком и Запад, всё же есть».

По мысли автора, в таких условиях западноевропейские страны и Россия должны продолжать укреплять связывающие их узы «европейского братства и общности» — западные исследователи описывали этот процесс как формирование «западно-восточного европейского континуума, в котором оставшиеся после холодной войны обиды и региональный геополитический изоляционизм уступят место скрепам богатой культурной и интеллектуальной истории». «Нужно стремиться к европейскому пробуждению, в рамках которого западные страны вспомнят о гуманистическом влиянии на весь мир Достоевского, Толстого, Тургенева, Горького и других, — объясняет Цивик. — Россия же, в свою очередь, должна стремиться к тому, чтобы принять новую традицию приверженности всеобщим правам и плюрализму, которая во многом берёт начало в демократическом влиянии Запада на страну, оказанном с начала XIX века, но была утеряна из-за тоталитаризма, существовавшего на протяжении большей части века двадцатого».

Что же касается Соединённых Штатов, им необходимо «скорректировать призму, через которую они видят Россию», уверен автор. В первую очередь в Америке должны понять, что Россия не представляет прямой военной угрозы для США, о чём говорил ещё во времена Второй мировой войны упомянутый Джордж Кеннан, проводивший «чёткую границу между исходившей тогда от Советского Союза и Сталина идеологической угрозой и угрозой военной, которую представляли Гитлер и нацизм», пишет аналитик. По мнению Цивика, если это будет усвоено, не только снизится вероятность новой гонки вооружений между двумя странами, но и будет нивелирована общая «тревожность», которой пользуются отдельные американские политики ради получения голосов своих избирателей. Во-вторых, Америке нужно отказаться принимать «ревизионистскую интерпретацию нового мирового порядка», которую продвигает Владимир Путин, выступающий за «биполярную систему, в которой США будут находиться на одном геополитическом полюсе, а Россия — на другом», считает эксперт. На его взгляд, такая «упрощенческая» концепция лишь укрепит тенденцию по объединению России и Китая в «ось зла», что увеличит вероятность экономического, военного и дипломатического сотрудничества между ними.

 * Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Источник

3 комментария

Написать комментарий
  • почитатель НК
    21 марта 2020
    "Цель жизни нашей стать святыми" по словам епископа Августина. Не миллионерами, не известными личностями, а именно приблизиться к Богу, поборовшись со своими грехами, искоренив таким образом из себя неправедность после земной жизни войти в жизнь вечную в Царствие Божие.
    Ответить
  • Гость
    21 марта 2020
    А жизнь прожить - не поле перейти. И радость и горе недалеки бывают друг от друга.
    Ответить
    • Гость
      22 марта 2020
      Гость
      И если поживём - увидим. Что к чему. … А жизнь прожить - не поле перейти. И радость и горе недалеки бывают друг от друга. Помним и это. "Цель жизни нашей стать святыми" по словам епископа Августина. Не миллионерами, не известными личностями, а именно приблизиться к Богу, поборовшись со своими грехами, искоренив таким образом из себя неправедность после земной жизни войти в жизнь вечную в Царствие Божие".
      Ответить