Геополитикаinosmi.info24 окт.

Необходимо, но непонятно зачем — National Interest об арктических шатаниях Европы

nk_hauz/rSFGasd7R.jpeg

Евросоюз выпустил совместное коммюнике, в котором заявил о необходимости создания в Арктике плацдарма «постоянного присутствия». Однако, как считает доктор Элизабет Бьюкенен, сформулированные в документе тезисы — это всего лишь видимое усилие ЕС, сигнализирующее о его стремлении к заметности в Арктическом регионе, а не стратегический план или конкретный набор действий, поскольку многое в заявленных амбициях в значительной степени расходится с социально-экономическими интересами и интересами развития союза.

В совместном коммюнике ЕС говорится о планах создания в Арктике плацдарма «постоянного присутствия». В документе говорится о геополитической конкуренции в регионе с точки зрения «возможной напряжённости» и активизации деятельности, которая, «вероятно», может угрожать интересам ЕС. Однако, как считает преподаватель мировой стратегии в институте Дикина в Австралийском военном колледже, научный сотрудник Института современной войны в Вест-Пойнте, доктор Элизабет Бьюкенен, данное коммюнике представляет собой скорее «документ подтверждения» арктических устремлений и амбиций ЕС, а не стратегический план или конкретный набор действий.

Как отмечает эксперт в статье для The National Interest, конечно, Арктика действительно требует повышенного внимания и стратегических возможностей Брюсселя. По сути, коммюнике позиционирует ЕС для расширения своего участия в целях обеспечения существования «мирной, устойчивой и процветающей» Арктики. Однако, по иронии судьбы, видение ЕС «усиленного» взаимодействия может нарушить в целом мирную жизнь в арктической зоне.

Москва, крупнейший участник Арктики по географическому признаку, всегда испытывала серьёзные подозрения, когда дело доходило до арктических амбиций Брюсселя. С 2013 года ЕС находится в подвешенном состоянии в Арктическом совете. В течение почти десяти лет ЕС разрешалось наблюдать за работой Арктического совета, не получая при этом никакого признания официальных прав и статуса наблюдателя. Данная ситуация является одновременно и политическим сигналом для ЕС к тому, чтобы Евросоюз признал право доминирования Арктического совета, и признанием того факта, что внутри самого Совета существуют серьёзные разногласия по вопросу о принятии в «арктический клуб» новых членов. Поэтому сформулированные в Совместном коммюнике ЕС по его политике в Арктике планы — это всего лишь видимое усилие Евроюсоза, сигнализирующее о его стремлении к заметности в Арктическом регионе.

«Политика в коммюнике начинается с утверждения Евросоюза о том, что «полномасштабное участие ЕС в арктических программах является геополитической необходимостью». Однако это утверждение порождает и вопрос: знает ли ЕС, чего он хочет в Арктике? Он руководствуется интересом к «присутствию», подчёркиванию лидерства в Европе и своего понимания морального долга Евросоюза? То есть, в конечном счёте, его интерес больше связан с политическим влиянием, то есть политикой? Именно ради этого происходят сложные танцы внутри ЕС с попытками примирить разновекторные интересы его членов?» — задаётся вопросами Элизабет Бьюкенен.

По её убеждению, многое в заявленных амбициях ЕС в отношении Арктики в значительной степени расходится с социально-экономическими интересами и интересами развития союза, геополитическими реалиями и грандиозными планами самих арктических государств.

«Несомненно, ЕС находится в Арктике. Но никто не стал ближе к пониманию того, зачем», — заключает автор материала.