New York Times: Шотландия действительно хочет независимости?
Геополитикаinosmi.info12 мая 2021

New York Times: Шотландия действительно хочет независимости?

Глазго — Для шотландцев моего поколения — миллениалов и моложе — практически очевидно, что Шотландии будет лучше, если она сама будет заниматься своими делами без ограничений Вестминстера. От войны в Ираке до Брексита, от финансового краха до жесткой экономии — Великобритания, кажется, замкнута в спирали кризиса и упадка. Согласно сделанному в сентябре анализу недавних опросов, более 70% шотландцев моложе 35 лет считают, что Шотландии стоит отделиться от Соединенного Королевства. Укреплению этого мнения способствует и жесткое премьерство правого толка Бориса Джонсона, которое всё больше увязает в обвинениях в непотизме и аморальности.

На другом конце этого спектра находятся более возрастные, владеющие накоплениями шотландцы, которые по-прежнему выступают решительно против политического разрыва и следующей за ним возможной экономической нестабильности. Прошедшие на этой неделе выборы должны показать, на чьей стороне перевес.

В четверг шотландцы выбирали членов Парламента Шотландии. Бюллетени продолжают подсчитывать, а финальные результаты подтвердят не раньше выходных. Однако в ходе кампании результаты опросов были поразительно последовательными: все признаки указывают на большинство сторонников независимости, сформированное или исключительно сепаратистской Шотландской национальной партии первого министра Николы Стерджен (Nicola Sturgeon), или в союзе с левой Шотландской партией зеленых.

В манифесте Шотландской национальной партии открыто предлагают провести новый референдум о независимости Шотландии, как только «кризис covid-19 закончится», примерно в конце 2023 года. Если большинство шотландцев проголосовали за сторонников независимости, может показаться, что так они поддержали этот их план. Однако реальность несколько более сложная.

Шотландская национальная партия была крупнейшей в Парламенте Шотландии с 2007 года, а независимость как минимум 15 лет была основной навязчивой идеей шотландской национальной жизни. В 2014 году прошел первый референдум о независимости, и шотландцы с небольшим перевесом проголосовали за то, чтобы остаться частью Великобритании. Однако в 2016 году они массово проголосовали против выхода Великобритании из Европейского Союза. Отношения Шотландии с остальной частью Великобритании всколыхнулись после Брексита из-за суматохи, от которой пострадали небольшие экспортные компании, и сцен с гниением еды в ключевых европейских торговых портах.

И что теперь? Шотландская национальная партия и, возможно, Зеленые, будут надеяться получить от британского правительства разрешение на проведение очередного референдума, но консервативное правительство Джонсона в Лондоне уже показало, что ответ на любой запрос будет отрицательным.

Если Джонсон запретит проводить новое голосование и, в сущности, наложит вето на самоопределение Шотландии, он превратит Великобританию из добровольного объединения на основе согласия в принудительное «на основе силы закона». Об этом в недавней своей статье предупреждал Киаран Мартин (Ciaran Martin), во времена первого референдума выступавший директором по конституции британского правительства.

Стерджен отказалась от идеи «дикого» референдума, как тот, что провели в Каталонии в 2017 году. Она отдает предпочтение голосованию, которое нельзя будет оспорить в британском суде. Она кажется уверенной в том, что в конечном итоге Джонсон не выдержит демократического давления. «Будущее Шотландии должен и будет решать народ Шотландии», — написала она в апреле. По её мнению, для Консервативной партии будет «неприемлемо» полностью игнорировать требования Шотландии.

Множество шотландцев, похоже, с ней согласны. Опубликованное в прошлом году исследование показало, что более 60% шотландский избирателей считает, что определять конституционный статус Шотландии должен Парламент Шотландии, а не Вестминстер. Более того, в Шотландии Консервативная партия не пользуется особым доверием. С 1955 года она ни разу не побеждала на всеобщих выборах в регионе к северу от англо-шотландской границы, где глубоко укоренился интерес к послевоенной социальной демократии. Джонсон особенно токсичен. В январе он заявил журналистам, что «дикие лошади» не удержат его от участия в шотландской предвыборной кампании, однако дальше Хартлпула он не поехал.

Таким образом, шотландцы хотят принимать решение самостоятельно. Однако это совсем не значит, что они стремятся в одночасье отделиться от Великобритании.

Электорат исходит из референдумов 2014 и 2016 годов, а также четырех лет переговоров по Брекситу. В течение почти всего периода пандемии поддержка независимости была стабильно выше 50% в основном благодаря умелому руководству Стерджен на контрасте с путанным ответом британского правительства. Однако успех британской программы вакцинации, а также жесткий политический скандал между Стерджен и Алексом Салмондом (Alex Salmond), её предшественником на посту лидера Шотландской национальной партии, уничтожили это превосходство.

В этом месяце среди шотландских избирателей провели опрос, в котором интересовались, нужно ли, по их мнению, проводить ещё один референдум о независимости, и когда это следует сделать. Вычтем тех, кто ответил «я не знаю», и получится, что 33% считает, что проводить референдум нужно через два года, 30% выступает против его проведения, а остальные предлагают сделать это через пять-десять лет. По крайней мере сейчас, большинство, вероятно, предпочитает сделать перерыв в избирательных кампаниях и переговорах, годами царивших в британской и шотландской политике. Будучи прекрасным политиком, Стерджен в последние недели предвыборной кампании поумерила пропаганду независимости, ведь она понимает, что большая часть популярности Шотландской национальной партии строится на представлении о том, что эта партия грамотно руководит автономными институтами Шотландии.

Однако рано или поздно ответ на вопрос, должна ли Шотландия стать независимой страной, будет положительным. Демографические тенденции, электоральное превосходство Шотландской национальной партии в парламенте Шотландии и глубина антипатии шотландцев в отношении британской Консервативной партии накладывают тяжелое и долгосрочное бремя на конституционную архитектуру союза.

Сами по себе эти выборы не могут обеспечить мандат на отделение Шотландии от Великобритании. Однако, если на следующей неделе в Парламенте Шотландии большинство будет сформировано сторонниками независимости, 2021 год станет ещё одной значимой вехой в дезинтеграции британского государства после Брексита. Если Джонсон продолжит следовать своей стратегии отрицания, многие здесь расценят это как признание поражения.

Самый быстрый и эффективный способ оттолкнуть неопределившихся шотландцев от идеи союза — это недвусмысленно заявить, что им запрещено уходить. Стерджен понимает это. Джонсон, чья главная задача состоит в том, чтобы не стать последним премьер-министром Соединенного Королевства, хочет подождать и посмотреть.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Весёлый Роджер
Ну шо Шмуля - тварина брехливая, НИМА дождей? Как там с вакциной от панов и покращеннями писли майдана? Также как с потопами? Скачи выше пердун свинорылый!
Весёлый Роджер
«Елена -23 апреля 2019 - Всё таки Украина социальное государство,а не какая-то африканская страна,....А в Маскве последних ёжиков доедают,скоро и подкущевых выползней не останется, ..» «Елена - 23 апреля 2019 - Зелинский умный, а Коломойский гениальный, а Пётр Алексеевич целеустремленный, …»
Весёлый Роджер
Мудак ты Шмуля и есть МУДАК!
Гость
Самый "живой" комментатор. Запас слов потрясающий. Всего три.
Картина маслом
Так что независимость Белорусси держится на личности Лукашенко. Не станет его - продадут оппозиционеры Беларуссию за недорого. И у народа разрешения спрашивать не будут.
Картина маслом
Цена вопроса - несколько миллиардов денег. Но Лукашенко страну продавать не хочет.
СВ
Жуть