ГеополитикаJul 22

О китайцах никто не узнает: Пекин пожертвует ради этого миллиардами

nk_hauz/-mfclhqiej3afszpuvjv.jpg
© AFP 2021 / Philippe Lopez

Пример для всего мира или цифровой концлагерь? Речь о том, что Китай вышел на финишную прямую на отрезке между уже принятым законом о безопасности данных и ожидающим последнего утверждения законом о защите личной информации. И попал, таким образом, в самую сердцевину всемирных споров о том, кто и в каких ситуациях имеет право эту самую личную информацию добывать и использовать.

Спор, между прочим, определит лицо глобального инфопространства — и всей мировой экономики — на много десятилетий вперед. Например, The New York Times обвиняет Пекин в том, что тот требует тотальной капитуляции бизнеса, но китайская публика, наоборот, принятия этих и еще нескольких законов долго добивалась. Суть вопроса проста: кто может владеть теми самыми личными данными — корпорации или государство?

Единственное, что ясно, — это что Дикий Запад для гигантов-частников кончился, по крайней мере в Китае. Еще лет десять назад громадные информационные компании вырастали там из ничего, и им можно было что угодно, в том числе накапливать базы данных на миллионы человек и использовать их к своей выгоде: все это было законно. Народ безмолвствовал — пока не начал понимать, что кто-то откуда-то берет номера их мобильных, а также знает подробности их банковских счетов и звонит им по этому поводу. Знакомая картина, правда? И это если не говорить о медицинских данных и многом другом типа распознавания лиц.

И начался переворот сознания, который привел к тому, что вопрос о защите личных данных стал одной из ключевых всенародных дискуссионных тем.

Обратите внимание: это материал начала 2019 года. Он говорит о том, что 2018-й стал рубежным, в тот год китайская публика проснулась и обнаружила, что частная жизнь — это очень важно. Корпорации стали создавать технологии по защите личных данных, тогда же началась подготовка соответствующих законов, сейчас эта история завершается.

Вообще-то, в Китае по этой части творится хаос. Есть законы провинций и городов, идет грызня между ведомствами по поводу того, как выполнять существующие инструкции и правила (каждый тянет одеяло на себя), имеет место также неясность по части того, как будут работать вот эти два общенациональных закона — "Закон о безопасности данных" и "Закон о защите личной информации".

Но система в хаосе выстраивается довольно четкая. Например, юристы — да даже будущие выпускники юрфаков в порядке преддипломной практики — взяли привычку подавать в суд на компании и платформы, которые превращали использование личных данных в источник доходов, в основу будущего развития технологий. И постоянно выигрывали процессы.

Важно, что Китай выступает по этой части мировым первопроходцем, причем это логично и неизбежно. Речь все-таки о стране, где информация летает с повышенной скоростью, там уже установлены 365 миллионов терминалов 5G, только за полугодие продано 128 миллионов соответствующих телефонов. Так что кому, как не мировому лидеру по части информатики, разрабатывать и правила для информационного века.

И вот какие мысли возникают в Китае — да и в других странах — по мере того, как эти правила мучительно вырабатываются. Дословно из гонконгской South China Morning Post: данные (не только личные, вообще любая информация) — это "фундаментальный производственный фактор, такой же, как земля, трудовые ресурсы, капитал и технологии. Другими словами, для китайского правительства данные — это стратегический ресурс, который не может находиться в исключительной собственности капиталистов в области технологий".

Заметим, китайское общественное мнение, как в изумлении подмечала упомянутая американская статья от 2019 года, отказывало в праве распоряжаться личными данными граждан именно частным корпорациям со словами: это что — кто угодно может про меня все знать? Но государству в доверии публика не отказывала. Наоборот, обращалась к нему за защитой от разгула частной "большой цифры". Пусть только оно распознает лица, пусть делает что угодно.

То есть государство имеет право на то, чего нельзя позволять частникам. И вроде бы какая разница, кто все про тебя знает, власть или бизнес: оба хуже. Но если приходится выбирать между всеобщей тотальной слежкой со стороны государства или суперкорпораций, то получается, что первое хоть чем-то связано. Конституцией, законами, общественным мнением. А корпорации — вообще ничем и никак.

Почему эта история повлияет на весь мир: посмотрим, что по данному поводу говорил повелитель Facebook Марк Цукерберг в Конгрессе США весной 2018 года. Он утверждал, что если правительство будет как-то регулировать его право делать что угодно с персональными данными, то США фатально и стратегически отстанут от Китая. Потому что в Китае частный бизнес никак не ограничен в своих забавах с данными миллионов людей и поэтому развивается свободно и стремительно. И Цукерберг был прав. Но сейчас, как видим, ситуация изменилась.

И перемены эти четко обозначает та же гонконгская South China Morning Post: власти должны работать осторожно, чтобы не задушить бизнес, от которого зависит будущее страны и мира, но и предприниматели должны понимать, что заигрались.

История с личными данными вписывается в сюжет, начавший всерьез развиваться вокруг, в частности, президентских выборов США. Сюжет этот о том, у кого в нашем мире есть и будет реальная власть: у политических систем и обществ с их институтом выборов или у суперкорпораций. Если корпорации оказываются больше и сильнее государства — это хорошо или плохо? И получается, что Китай начал проводить в жизнь принцип "корпораций, которые окажутся сильнее государства, просто не должно быть". Компании-гиганты надо размонтировать по антимонопольным законам и позволять им бесконтрольно владеть "большими данными" нельзя.

Если кто-то помнит, впервые это стало понятно, когда перестал быть живым богом создатель Alibaba Ма Юнь (Джек Ма). Сам он в начале года, после долгого выпадения из инфопространства, появился на публике, и стало ясно, что дело не в его личных ссорах с кем-то в китайской власти, а в общем принципе. Том самом принципе, что сейчас проводится и в законах о защите личных данных: корпораций, особенно информационных, которые даже потенциально сильнее государства, быть не должно.

Дмитрий Косырев

💬 Последние комментарии
Весёлый Роджер
"На море шторм и маята, хохлы искали там кита. А из гивна мазанной хаты, кита прогнали мы лопатой!....(C)"
Весёлый Роджер
И этот ТУПОЙ МУДАК Шмуля, тут себя офицером СА называл? Гусей, одной хорошей женщине, нагло, за интим предлагал! Вот же он тварь брехун и пиСдун! Прапор он вечный или вор-несун!!!
Весёлый Роджер
Младая - цэ скики? Ты мабутно Шмуля_Елен ыщо девственница? Чи ты давно Шмуля - щирая дырка, у кожний теме закупырка!
Весёлый Роджер
Як б.прапор Шмуля, шо тут в образе ТУПОЙ жинки Елен, объяснил, чаму у поездов стучат колёса по рельсам. Ну там же колесо круглое – Ось то так? Ы площадь круга = ПИ*Эр КВАДРАТ? То Так? (Хотя, вы же бачили, отдельные прапоры всё норовят пополам поделить, ну щоб половину до хаты носить!) Таки вот, запоминайте - гэтот КВАДРАТ и стучит по рельсам! Эх, а вы не знали! Спасибо ТУПОМУ мудаку пердуну Шмуле – он вам всё объяснит! Вы слухайте него гандона, та и у вас будуть эуропейские, бледно-голубые кальсоны щирого пыдармона!
Газовщик
Вы это серьёзно? Удивлены??? Очень странно. Кулеба тупит(зачеркнуто) рулит...
е
Правильно ведут себя венгры...интересы своей страны прежде всего.... Вот этого свидомые не поймут никогда, как это никому жопу не лизать...
гость
вот и подросло поколение ЕГЭ, примитивные заблуждения становятся аксиомами. "военная сила" - что-кто и как оказывает силовое воздействие на ту или иную систему. "военная мощь" - совершаемая работа(энергия) этой военной силы за единицу времени во внешних обстоятельствах противодействующее этой самой рабочей системе. Хотите описывать "военную мощь"? - олисывайте работу "военной машины" в её действиях-противодействиях, а не рекламную комплектацию самой "машины". Тупо описывать чьи-то вооружённые силы, условно -это всё равно что показывать машину на холостом ходу, да ещё к тому же на ручнике. "Военная мощь" того или иного государства складывается не только из собственных военных-политических, экономико=хозяйственных, гражданско-социальных, итд сил. Но также с включением союзных и противодействующей государству военно-политических образований. Сколько не разгоняй упёршуюся в стенку "мощную" военную машину - выхлоп ноль, работы нет, только время потрачено. Никогда "военная мощь" в реале не равна "военной (вооружённой) силе". Это аксиома. Можно иметь какую угодну моцную силовую составляющую, НО - если она тухлая, не отвечает запросам современности, не адекватная вызовам, не отражает интересы большинства народа, не является действенным инструментом политического давления, не обеспечивает сохранение надёжного управления процессами ... итд - это не "военная моща". Это мантра пропагандиста, который хочет уверить себя, общество, элитку или полит.спонсоров в том, что их собствтенная (или чужая) военная (вооружённая) сила - обеспечивает то или иное воздействие. Превращение существующей объективно силы в реальную работу и мощу. Если совсем банально рассуждать для тех, кто школу прогуливал. Не знаете что такое мощность? - не путайте ни себя ни обывателей. Чтобы вкурить разницу мощности и силы тех же Сша в Европе - задайте себе проверочный вопрос "если прибалтика не важна ЕС-Британии и Сша, то зачем Рф и КНР нужен Калининград?". Сила даёт инструмент для сохранения полит.статуса - реализованная мощность удерживает полит.систему в целостности. И то, не всегда и только на протяжении краткого временного периода. "20 лет американской военной доминанты" слишком оптимистичный срок, КНР (единственная сейчас на шарике полит.сила, оказывающая контрвоздействие на амеро.силу) словами своего же генсека заявили о периоде до 2060 своего полного перевооружения. пс. Вообще, все пропагандисты, кто мечтает о некоем временном лаге того или иного гос.развития - всегда забывают, что этот же временной отрезок работает также на противника. Никакой противник не будет ждать, когда кто-то там переобуется или получит ультимативное преимущество своей вооруж.силы. В этом реальное отличие мощности от силы - энергия (работа) системы в единицу времени.