Объединению евроскептиков мешает Россия
Геополитика20 апреля 2021

Объединению евроскептиков мешает Россия

© Virginia Mayo

В Европе снова заговорили о развале и различных "экзитах". А ведь еще недавно казалось, что паника, начавшаяся в 2016 году после голосования Великобритании за выход из ЕС, улеглась. Однако совершенно различные политические силы в двух странах Евросоюза, не сговариваясь, выдвинули лозунги выхода из этого образования. И это накануне торжественного отмечания 70-летия Европейского объединения угля и стали, прообраза нынешнего ЕС. Вот СМИ и загудели тревожно о возвращении евроскептицизма.

Этот гул усилился после объявления о намерении трех крупных партий, имеющих немалые фракции в Европарламенте, объединиться в группу, которая может теоретически стать третьей по численности и бросить серьезный вызов мейнстриму. Последний раз такое беспокойство у либеральной публики проявлялось весной 2019 года, накануне выборов в Европарламент. Тогда лидер итальянской партии "Лига" Маттео Сальвини, занимавший пост вице-премьера своей страны, активно объезжал Европу с целью сколотить мощнейший союз евроскептиков. Частично ему это удалось — по итогам выборов в Европарламенте была создана группа "Идентичность и демократия", но ее численность оказалась не той, на которую рассчитывал вдохновитель.

На данный момент в группе состоят 75 депутатов, из которых львиную долю (50) составляют представители "Лиги" и французского "Национального объединения" Марин Ле Пен. Это тоже немало (четвертая по численности фракция парламента), но все-таки Сальвини надеялся на большее.

С началом пандемии в прошлом году целый ряд стран столкнулся с новым скачком евроскептицизма. Особенно это было заметно в Италии, которая поначалу была основным очагом эпидемии и оказалась один на один с трагедией, пока ей не пришли на помощь Россия и Китай. Тогда был отмечен серьезнейший рост поддержки идеи выхода Италии из ЕС. Однако затем, по мере вовлечения Евросоюза в борьбу с пандемией и выделения значительных фондов на эти цели, уровень страстей несколько снизился. Если в апреле 2020 года лишь 44 процента опрошенных итальянцев желали остаться в ЕС, то в ноябре эта доля выросла до 56 процентов, хотя почти половина итальянцев считает несправедливыми действия союза при оказании помощи их стране в борьбе с пандемией. После того как лидер "Лиги" Сальвини поддержал технократического премьера Марио Драги, идея "Италекзита" вообще ушла из политической повестки, что внесло успокоение в ряды либеральной прессы.

Точно так же отошли на задний план и разговоры о "Фрекзите" — выходе Франции из Европейского союза, что активно обсуждалось после британского референдума. Марин Ле Пен пытается расширить избирательную базу с тем, чтобы наконец всерьез потягаться за президентское кресло через год. А потому старается все меньше эпатировать публику резкими высказываниями и не хочет отпугнуть еврофилов. Неудивительно, что в прошлом году она несколько раз публично заявила, что выступает против "Фрекзита".

Тем неожиданнее может показаться тот факт, что несколько дней назад идея выхода из Евросоюза была впервые закреплена в предвыборной программе политической партии Германии — страны, являющейся лидером ЕС. Неожиданным это кажется в связи с тем, что немцы в подавляющем большинстве поддерживают союз. Лишь десять процентов заявляют о желании поддержать выход Германии, или "Декзит".

Именно по этой причине партия "Альтернатива для Германии", даже являясь фаворитом среди немецких евроскептиков, довольно долго не выдвигала в качестве своей официальной цели выход из ЕС. Впервые она заявила о такой возможности на съезде в январе 2019 года. И вот теперь провозгласила это в качестве предвыборной платформы. Что, в свою очередь, вызвало встревоженные комментарии германских аналитиков, посчитавших, что таким образом "Альтернатива" встала на путь "радикализации".

Одновременно идея выхода из Евросоюза прозвучала в Эстонии. Отец-основатель Консервативной народной партии, известной под аббревиатурой EKRE (Eesti Konservatiivne Rahvaerakond), Март Хельме, до прошлой осени занимавший пост министра внутренних дел, заявил на днях о том, что начинает работу над созданием в парламенте группы в поддержку "Эстекзита". Тем самым он надеется противостоять "федерализации Европы, в которой будет преобладать неомарксистская идеология".

На первый взгляд идея тоже кажется маргинальной: если Германия является главным донором Евросоюза, то уж Эстония все последние десятилетия сидит на финансовой подпитке из Брюсселя. Но не надо забывать, в 2003 году треть населения страны (это без учета "неграждан") проголосовала против вступления в ЕС. А партия EKRE в последних опросах уверенно держит первое-второе места, уровень ее поддержки достиг рекордных значений. Поразительнее всего, что на ее сторону перешла и значительная часть русскоязычных избирателей, ранее поддерживавших центристов. Видимо, это не в последнюю очередь связано с евроскептицизмом партии, которую очень сложно заподозрить в любви к России, учитывая ее периодические территориальные претензии к нам. Вот и Хельме, выдвигая свои лозунги о выходе из ЕС, вынужден оправдываться и доказывать, что уж его-то организацию сложно заподозрить в том, что она состоит из "кремлевских миньонов".

Ясно, что пока требования выхода из ЕС в Германии и Эстонии многими воспринимаются скорее как маргинальные и анекдотичные, хотя европейские аналитики и призывают относиться к этому серьезно. Еще большую их тревогу, граничащую с паникой, вызвала попытка неутомимого Сальвини привлечь в единую группу Европарламента депутатов двух партий, правящих в своих странах, — венгерской "Фидес", безраздельно господствующей в своей стране в течение последних десятилетий, и польской партии "Право и справедливость" (PiS). Недавно три лидера этих сил (лидер "Лиги" Маттео Сальвини, а также действующие польский и венгерский премьеры Матеуш Моравецкий и Виктор Орбан) встретились в Будапеште, объявив о намерении создать альянс в поддержку "европейского возрождения, базирующегося на христианских ценностях". Новая их встреча намечена на май в Варшаве.

Судя по многим комментариям западных аналитиков, идея нового объединения не на шутку встревожила либеральное сообщество Европы и зародила надежду правых на создание к выборам в Европарламент-2024 христианско-консервативного политического альянса, "который станет потенциальным вызовом для псевдолиберальных сил". Польские аналитики уже начали подсчитывать количество евродепутатов в случае слияния различных правоконсервативных групп в Европарламенте, полагая, что новая сила будет иметь 137 мест, почти сравнявшись со второй по численности группой — социал-демократами.

Правда, при этих подсчетах возникают многие "но". Например, Орбан еще недавно довольно категорично отрицал возможность альянса с Ле Пен, являющейся союзницей Сальвини. Отношения между польской PiS и германской "Альтернативой" тоже нельзя назвать безоблачными. И скорее всего, они еще больше разойдутся сейчас, со взятием немецкой партией курса на выход из ЕС.

Но самым главным препятствием для объединения евроскептиков является… Россия. Антироссийская риторика польской PiS никак не вписывается в международные платформы "Лиги", "Альтернативы" и "Национального объединения". Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям Павел Зерка резонно замечает, что все вышеназванные политсилы имеют общего противника (Евросоюз), но они "очень далеки от того, чтобы иметь идентичный список врагов и друзей". Представить их единую международную повестку и подходы по отношению к нашему государству довольно сложно, а для некоторых это представляется просто невероятным.

Поэтому пока что либералов и еврофилов успокаивают: волноваться рано. Колумнист Financial Times Гидеон Рахман, к примеру, полагает: "На самом деле, если вы ищете политические союзы, которые находятся в "большой беде" или находятся на грани развала, США и Великобритания в данный момент выглядят более подходящими кандидатами, чем ЕС". С этим сложно не согласиться. Однако не заметить стремительные колебания общественного мнения в Европе тоже нельзя.

Как видим, период относительного спокойствия истеблишмента в связи с кажущимся обузданием роста евроскептицизма оказался недолгим. И Россия, которую западные СМИ постоянно пытаются обвинить в поддержке несистемных партий Европы, не имеет к этим процессам никакого отношения. Скорее "русский вопрос" является сдерживающим для объединения евроскептиков, как это кому-то ни покажется парадоксальным.

Владимир Корнилов

1 комментарий

Написать комментарий
  • гость
    20 апреля 2021
    Ничего парадоксального в "евро-российском вопросе" нет. Просто В.Корнилов не в курсах новой итальянской политики 2020ых гг. по формированию идейного - консолидирующего для ЕС "общественного мнения". За которое автор с какого-то перепугу принял новый блок и полит.платформу т.н. "евроскептиков", организованные итальянцами. Если кратко, то итальянцы в лице своего ватиканского Папы провозгласили старую концептуальную тему "людей доброй воли" (в евангелевском смысле) времён короткого перерыва - момента перехода от фашизма обр. Муссолини до начала Холодной войны и прочего "Гладио". А если развёрнуто, то новая итальянская политика становится чуточку примиренческой чем обычно. Ещё в конце 2020 г. Папа Римский подложил большую свинью всем милитаристам, обнародовав свою энциклику ко всем т.н. "людям доброй воли". Сиречь всем католикам - они же преимуществтенно европейцы-американцы-западенцы-латиносы итд. Он же (ватиканский гуру) что сказал? - он ясно скзал "fratelli tutti", типа "все люди братья". А тут на носу горячие выборы в омерыце, демократия опасносте, возможная очередная незалежная войнушка на Донбассе, сирийский расколбас, китайские торговые войны Госдепа, армяно-азербайджанский реванш, польские и балтийские сатисфакции и транзиты итд ... Рабинович в ресторане Мендель в Телявиве а сама Мендель в Париже, - и прочая санкционная битва нанайских угольно-газовых мальчиков с жмеринскими и капитолийскими хлопчиками. Никак не прослеживается в новой энциклике папы Римского "fratelli tutti" пшепольская, щироукраинская, апеннинская-балканская, и в целом - проевропейская концепция "россиянин западенцу не кум не брат не сват, а первейшая вражина и агрессор, и немножечко нефтегазовый донор". Эта ватиканская идея "все люди таки братья!" даже идёт в разрез с политикой англичанцев и вообще всякого экзита - что очень даже показательно. И что в таком случае делать всем евромилитаристам? - чтобы не обидеть европ.полит.католиков и не заработать в довесок к мусульманскому алахакбар, православному ая-яй ещё и католическое ата-та. Ну вот украинский гетьман например нашёл традиц.выход - как обычно, ездит везде по миру и просит деньги на войнушку и вступительные взносы в евроальянс. У остальных панов президентов в ЕС немного другие интересы, у них пандемия подкосила все их гешефты. Понятно, что тут не только скептиком станешь, но и махровым пессимистом на почве дыры в евробюджетах. А в целом, относистельно новой евроконцепции "людей доброй воли" Папа Римский сыграл грамотно на опережение - успел подстелить соломку и развёрнуто изложить в "энциклике 2020" текущую духовную политику европейской партии и правительства. И не просто сам от себя покритиковал-энциклинул всякого подонка-милитариста, мриющего о "праведной войне до победного конца", но ещё и подтянул к этому делу верховного шейха Аль-Азхара (типа один из высших авторитетов в суннитской ветке исламской мысли и юриспруденции) имама Ахмада Аль-Таиба. Теперь любой евро.дурачок, который решит, что пора немножечко повоевать в Европе - 100% получит выговор от Папы Римского с занесением в личное ватиканское дело. "Фратели тути и не ипёт", как сейчас говорится у крестоносцев. Оно конечно в финансовой и еврейской политики Европы мнение католиков не сильно котируется внутри старой элитки (так как они прекрасно знают все итальянские полит.косяки и грешки), но среди новых европолитиков-католиков всякая новая войнушка сразу будет откровенным зашкваром. Так что - добрая воля доброй волей, фратели тути и всякое такое рерум новарум деус вульт от Папы Римского, - а президенты в ЕС остаются обычными людьми и "набожными католиками". Далеко им до осознания всей глубины своей политической задницы, куда они попали следуя в русле похабной милитаристской риторики. Тем более, что Папа для всех "западенцев доброй воли" так прямо и сказал - "не забудим не простим" (энц. fratelli tutti, разд. О памяти, гл. 246). Ждём, когда за возванием римского папы скажет своё слово лондонский мама. У которой пока руки не доходят до евроскептиков из-за траура. Там ещё завещание её "греческого" супруга придётся выполнять. Так что - в Европах всё не так, как думают об этом пропагандисты, левые это не левые, правые - не правые, а неолибералы - не скептики. Немного по другому всё устроено. Без поллитры не разберёшь, и того будет мало.
    Ответить