Геополитикаeadaily10 апр.

Обзор иранской прессы: «Американцам отвесили оплеуху, не надо плакаться»

nk_hauz/-mxvblcqbdvzyp_6pacs.jpg

Ситуация внутри страны

«Почему Роухани так и не стал реформатором?», — задаётся вопросом в своей публикации от 5 апреля газета «Шарг».

Колумнист издания Мехршад Имани считает, что реформаторы поддержали Хасана Роухани на президентских выборах 2013 г., несмотря на то, что тот занимал несколько иные позиции. Эта поддержка была обусловлена следующими факторами: желание не допустить к власти «второго Ахмадинежада» (президент Ирана в 2005—2013 гг. Махмуд Ахмадинежад был известен своим ультраконсерватизмом), усилить собственное политическое влияние на государственные институты и продолжить процессы реформирования системы. Реформаторы также ставили задачу разрешить кризис вокруг ядерной программы Ирана, к чему стремился и Роухани, напоминает политобозреватель.

Особенно важным, по его мнению, было то, что в 2013 г. кандидатуру Роухани активно продвигал лично Али Акбар Хашеми Рафсанджани — четвёртый президент Ирана (1989−1997 гг.) и один из лидеров реформаторского лагеря — при поддержке другого видного представителя этого политического спектра Исламской Республики в лице Мохаммада Хатами (пятый президент Ирана в 1997—2005 гг.). Они понимали, отмечает Имани, что нельзя допустить третий подряд «раскол реформаторского списка» на выборах и тем самым облегчить победу кандидата консерваторов.

В течение своего первого срока Роухани активно взаимодействовал с реформаторами, которые поддержали его на выборах, особенно в вопросе формулирования новых подходов во внешней политике. Однако, ситуация изменилась в 2017 г. со смертью Рафсанджани, и во время своего второго президентского срока Роухани встал на более консервативные позиции, что отражал новый состав его кабинета министров (посты президента и премьер-министра в ИРИ совмещены).

«Сейчас, оглядываясь назад, многие представители либерального крыла политического истеблишмента Ирана начинают задаваться вопросом: насколько целесообразна была поддержка Роухани на выборах 2013 г.? По словам Садека Харрази, одного из высокопоставленных иранских дипломатов, „Роухани не провёл ни одной реформы, мы сделали ошибку, считая его реформатором“», — заключает «Шарг».

«Подмена важного второстепенным в правительстве», — гласит заголовок газеты «Ресалят» от 6 апреля.

Консервативное издание критикует действия нынешнего правительства Роухани. Оно утверждает, что, если бы члены кабинета и президент придерживались своих лозунгов и обещаний, а также принципов Исламской Республики, ситуация в стране была бы куда лучше.

«Тем не менее, президент Роухани продолжает удивлять публику своими заявлениями. Недавно он сказал, что в Иране следует проводить больше референдумов и брать в этом вопросе пример со Швейцарии. Президент предложил, чтобы на ближайший из таких плебисцитов были вынесены вопросы изменения ряда статей Конституции ИРИ», — отмечает газета.

Вместе с тем, Роухани, прибегавший к подобной «странной», по мнению «Ресалят», риторике, не смог за последние 8 лет предпринять реальные меры для поддержки внутреннего производства, уязвимых слоёв населения и борьбы с одним из главных пороков иранской экономики и политической системы — коррупцией.

«В настоящее время нужно думать не о референдумах, которые Иран проводит и так в достаточном количестве, а о обеспечении людей средствами к существованию. Сам Роухани думал об этом едва ли один раз, за затемнёнными окнами своего роскошного автомобиля», — пишет издание.

По его мнению, в условиях «крайнего бездействия» правительства, роль центра управления страной на себя взял Меджлис (парламент) во главе со спикером Мохаммадом Багером Галибафом, предприняв ряд успешных и важных шагов.

«Множество кандидатов от консерваторов на предстоящих выборах», — констатирует в своей публикации от 6 апреля газета «Эбтекар».

Реформистское издание напоминает, что до президентских выборов осталось менее трёх месяцев, а кандидаты и избирательные списки пока полностью не оформились. Однако среди консерваторов уже выделились два явных фаворита — Ибрагим Раиси (глава судебной власти) и Мохаммад Багер Галибаф (спикер Меджлиса).

«И хотя оба неоднократно заявляли об отсутствии у них желания принимать участие в выборах, скрытая борьба за президентское кресло уже идёт, что только доказала их недавняя почти синхронная поездка по провинциям страны», — отмечает газета.

От консерваторов также, скорее всего, могут принять участие Эззатолла Заргами, Ростам Касеми, Амир Газизаде Хашеми, Хуссейн Дехкан и Мохсен Резайи.

«Реформаторы, наоборот, пока не определились со своими главными кандидатами, и на фоне этого консерваторы продолжают внутреннюю борьбу, которая становится только интенсивнее. Причём некоторые из них уже успели побывать во власти и занимали важные посты: Заргами ранее возглавлял Гостелерадио ИРИ, Касеми был министром нефтяной промышленности, Дехкан — министром обороны, Резайи — командующим Корпусом стражей Исламской революции (КСИР), а Хашеми в мае 2020 г. был назначен заместителем спикера парламента», — напоминает «Эбтекар».

Все кандидаты много говорят об экономических проблемах и переговорах с США, однако ещё рано окончательно судить об их позициях по этим вопросом. Одно можно сказать с уверенностью: такая разнообразная палитра кандидатов от консерваторов сделает исход выборов ещё менее предсказуемым, подытоживает газета.

«Какое влияние на выборы окажет новая социальная сеть?», — пытается ответить на этот вопрос 7 апреля государственное информагентство IRNA.

Стремительно набирающая популярность в Иране социальная сеть Club House может стать важным местом для проведения предвыборной агитации и встречи кандидатов с избирателями, особенно в условиях коронавирусных ограничений. Новая социальная сеть уже начала оказывать влияние на политиков и СМИ по всему миру, и Иран в этом смысле не исключение, говорится в публикации.

Использование аудиосообщений, относительная закрытость каналов сделали Club House удобной площадкой для проведения групповых обсуждений, наподобие того, что недавно состоялось у министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа с журналистами. К нему очень быстро подключились другие представители политической элиты Ирана, что продемонстрировало тот потенциал, которым обладает данная соцсеть в формировании повестки и хода дискуссии.

«Вместе с тем, пока политики не сказали ничего существенно нового, равно как и не были заданы принципиально новые вопросы — со всей информацией из Club House иранцы уже знакомы из традиционных СМИ. С другой стороны, разнообразный пул экспертов и журналистов, которые подключаются к обсуждениям, создаёт дополнительное давление на политиков и заставляет их отвечать на важные и не всегда удобные вопросы. В каком-то смысле, новая социальная сеть обладает гибкостью и неожиданностью, которых недостаёт официальным средствам массовой информации с их строго ограниченными рамками и подходами, но на их стороне пока массовость», — анализирует ситуацию IRNA.

Информагентство напоминает, что у Ирана богатый опыт взаимодействия общества и социальных сетей в ходе избирательных кампаний: в 2009 г. на общественно-политическую сцену страны вышли Facebook и Twitter, в 2013 г. — Viber, в 2017 г. большое распространение получили Instagram и Telegram.

«Каждый раз они оказывали влияние на результат выборов. Следуя этой тенденции, большинство потенциальных кандидатов в президенты уже начали проявлять активность в Club House, стремясь за оставшиеся три месяца создать себе (электоральную) базу в новой социальной сети», — заключает IRNA.

Россия

Газета «Шарг» 9 апреля анализирует «Роль Москвы в афганском мирном процессе».

Реформистское издание пишет, что на нынешнем этапе, когда переговорный процесс в Афганистане близится к развязке, Россия в качестве одного из основных игроков в регионе, стремится сыграть свою роль в заключении мира с движением «Талибан» (запрещено в РФ).

В этом смысле, большое значение имеет недавний визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Пакистан, который традиционно оказывает большое влияние на афганских экстремистов. Вместе с тем, у Исламабада и другие интересы, связанные с Москвой, в первую очередь, касательно закупок новейших вооружений российского производства, включая комплексы ПВО.

«Если пакистанцы сумеют убедить Россию стать их главным поставщиком вооружений, то по инерции отношения в иных областях — политической и экономической — будут расширяться, а Москва упрочит свои позиции в Южной Азии. Одним из локальных проявлений этого может стать активное взаимодействие стран по вопросу установления мира в соседнем Афганистане, где с 1979 г. непрерывно бушует гражданская война, что, в частности, и стало одной из центральных тем для переговоров в ходе визита Лаврова. Афганский мирный процесс достиг критической точки, и считается, что окончательное соглашение о прекращении насилия и примирении будет достигнуто на решающем саммите в Стамбуле, который должен состояться в апреле этого года. Пакистан и Россия уже вели переговоры с талибами и готовы использовать этот опыт для финального урегулирования афганского конфликта. При этом во главу угла обе страны ставят безопасность и прекращение террористической деятельности, которая напрямую угрожает интересам России и Пакистана», — заключает «Шарг».

«Отношения Ирана с Китаем и Россией расширяются», — констатирует 6 апреля новостное агентство «Эттемад Онлайн».

Аналитик реформистского издания Курош Ахмади уверен, что в процессе возрождения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана отношения между Тегераном, Пекином и Москвой укрепляются и расширяются. Он также отмечает, что встреча Совместной комиссии по СВПД в Вене, на которой присутствовали представители Соединённых Штатов, в одностороннем порядке разорвавших ядерную сделку 2015 года при экс-президенте Дональде Трампе, является «важным событием, одинаково выгодным как для Ирана, так и для США и ЕС».

«Позиция Ирана остаётся логичной: США могут вернуться в соглашение и без переговоров, но обязаны предварительно выполнить условия ядерной сделки — отменить все введённые Трампом санкции. Только в таком случае Тегеран вернётся к исполнению всех своих обязательств по СВПД. Помочь в этом процессе призваны экспертные группы. На позицию США также могут повлиять Россия и Китай, которые в последнее время активно расширяют отношения с Ираном. Так, в 2020 г. министр иностранных дел Зариф несколько раз посетил Москву с официальным визитом, и обе страны продолжают активное политическое и экономическое сотрудничество. В то же время Китай является основным торговым партнёром Ирана, и подписанное ими в прошлом месяце соглашение о стратегическом сотрудничестве свидетельствует о том, что обе стороны настроены на долгосрочную перспективу сотрудничества», — приходит к выводу газета.

Ситуация на Ближнем Востоке «Тайная война Ирана и Израиля: Китай, Россия и США выступают на сцену конфликта?», — гласит заголовок публикации новостного издания «Хабар Онлайн» от 7 апреля.

Консервативное издание полагает, что в случае обострения военно-морского противостояния Ирана и Израиля — за последние две недели были атакованы два иранских и одно израильское судно (всего с 2018 г. — несколько десятков), — весьма вероятно, что в конфликт вступят великие державы.

Необъявленная война между Тегераном и Тель-Авивом обострилась после выхода США из СВПД в мае 2018 г. и восстановления режима американских санкций против Ирана, что в Израиле восприняли как «зелёный свет» на проведение точечных операций как против иранских прокси-сил в Сирии и Ливане, так и против судов в Персидском заливе и Средиземном море, а также в отношении ядерных объектов и отдельных лиц на иранской территории. Некоторые эксперты считают, пишет «Хабар Онлайн», что новый виток противостояния может стать поворотным моментом в ирано-израильском конфликте и привести к прямой военной конфронтации. Это, в свою очередь, может втянуть в конфликт США, Россию и Китай.

«И если первые будут защищать своего традиционного союзника — Израиль, и постараются нанести удар по ядерным объектам Ирана, то Россия и Китай будут заинтересованы в скорейшем прекращении боевых действий и восстановлении мира. Поэтому Москва и Пекин могут предпринять демонстрацию сил или провести операции, направленные на достижение цели сдерживания Израиля и США», — предлагает издание.

США и Китай

«Американцам дали пощечину — почему вы плачете?», — выносит в заголовок своей публикации от 3 апреля газета «Кейхан».

Главный редактор консервативного издания Хуссейн Шариатмадари пишет:

«Те, кто выступают против соглашения о 25-летнем сотрудничестве (с Китаем) — либо глупцы, либо предатели».

По его мнению, экономические и политические отношения Пекина и Тегерана построены на принципах взаимоуважения и суверенитета, а потому являются взаимовыгодными. При этом развитие отношений с Китаем вполне соответствует не только запросам современного Ирана, но и знаменитому революционному лозунгу имама Рухоллы Мусави Хомейни (основателя ИРИ) «ни Восток, ни Запад». Эта внешнеполитическая концепция подразумевает не изоляцию Ирана, но его независимость от влияния и Запада, и Востока. При этом под Востоком тогда понимался СССР и коммунистическая идеология, а не географический регион. Империалистический и капиталистический же Запад остался на месте и пытается расширить своё влияние на Ближнем Востоке, а потому союз Ирана с Китаем является естественным ходом событий, ведь интересы обеих стран под угрозой, отмечает Шариатмадари.

Обеспокоенность некоторых стран ЕС, США и Израиля подписанием Ирана соглашения с Китаем в очередной раз демонстрирует их враждебность Тегерану и опасения за своё господство, которое будет подорвано экономической силой ирано-китайского союза. Главред газеты «Кейхан» заключает:

«Не стоит негодовать по поводу соглашения с Китаем. В конечном счете, мы должны помнить, что его главным противником была и остаётся та страна, которая ведёт экономическую войну против нас».

Ядерная сделка

«СВПД не замедляет и не ускоряет развитие ядерной промышленности Ирана», — констатирует 9 апреля газета «Джомхурие-е Эслами», выражающая официальную позицию Тегерана.

Издание приводит слова главы Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбара Салехи, который заявил, что прогресс атомной энергетики в стране не связан с состоянием ядерной сделки 2015 года. Он отметил, что с 2013 г. ИРИ сумела разработать и ввести в строй три вида новых центрифуг, что увеличило возможности для обогащения урана, а также подчеркнул тот факт, что большинство проектов в данной сфере продолжают реализовываться, в том числе, строительство новых энергоблоков на АЭС в Бушере.

Салехи сказал, что встреча представителей США и участников СВПД на этой неделе в Вене может быть продуктивной только в том случае, если стороны придут к взаимопониманию и будут готовы к сотрудничеству. Глава ОАЭИ также назвал достижением то, что американцы отказались от своей первоначальной позиции, согласно которой Тегеран должен был полностью вернуться к исполнению своих обязательств по СВПД и только после этого США рассмотрели бы вопрос снятия санкций.

В целом, по его словам, позиция Ирана на данный момент весьма ясна: мы продолжаем исполнения закона Меджлиса «О противодействии санкциям» и не ведём прямых переговоров с американцами, пока те полностью не вернутся к своим обязательствам по СВПД.

Подготовил Филипп Голубев