Пакистан и ситуация в Йемене
Геополитикаru.journal-neo.org13 апреля 2015

Пакистан и ситуация в Йемене

26 марта 2015 г. наследный принц Mугрин бен Абдель Азиза Королевства Саудовской Аравии (КСА) обратился кпремьер-министру Пакистана Мухаммаду Наваз Шарифу с просьбой о присоединении к коалиции стран Персидского залива во главе с КСА против Йемена. С 26 марта 2015 г. ВВС коалиции наносят авиаудары по территории соседнего государства, которые контролируют хуситы. Вслед за бомбардировками ВВС планировалась наземная операция, в которой предполагалось участие союзнических войск (Египта и Пакистана). В тот же день глава кабинета министров Пакистана сделал заявление о «безоговорочной военной поддержке» действий коалиции. Порыв и эмоциональность слов первого лица Пакистана объясняется несколькими обстоятельствами: - давним покровительством королевской семьи клану Шарифов и лично Мухаммаду Наваз Шарифу (в 2000 г. в период правления генерала П.Мушаррафа ему было предъявлено обвинение и именно Эр-Рияд выступил в его защиту, предоставив убежище на долгих семь лет); - КСА один из основных финансовых инвесторов Исламабада, включая его ядерную программу (например, в 1999 г. Саудовская Аравия бесплатно поставила сырую нефть Пакистану, учитывая сложное экономическое положение страны в результате введенных санкций США в ответ на ядерные испытания в мае 1998г.); - 1.7 млн пакистанцев направляют денежные переводы на родину, работая в различных секторах экономики королевства. 28 марта 2015 г. в связи с ухудшением ситуации с правопорядком в Йемене и в соответствии с указанием премьер-министра, правительство Пакистана предприняло меры для срочной эвакуации из Йемена членов пакистанской общины и сотрудников посольства». События в Йемене, авиаудары по позициям шиитов-хуситов вызвали в Пакистане неоднозначную реакцию: резкие протесты шиитской общины; безоговорочное одобрение действий Эр-Рияда; призыв к мирному урегулированию конфликта. Власти Пакистана опасаются, что поддержка военной интервенции Саудовской Аравии в Йемен может спровоцировать очередную волну межконфессиональных столкновений в стране. В 2014 г. участились нападения на представителей религиозных меньшинств и члены ведущей шиитской организации Маджлис-и-Вахдат-и-Mуслимиин предупредили, что нападение на Йемен представляет угрозу для мусульманской уммы. Далее, события на Ближнем Востоке спровоцировали раскол и в суннитском сообществе Пакистана (98% населения страны – сунниты). Саед Саид, лидер Джамаат-уд Дава выразил солидарность с «…КСА против угрозы, исходящей со стороны Йемена»; другая праворелигиозная партия Джамаат-и-улемы-и-Ислам-Фазл (представлена в обеих палатах парламента) выступила в защиту «святого города». Руководство праворелигиозной партии Джамаат улемов-и-Пакистанзаявило, что Саудовская Аравия приняла меры в одностороннем порядке без учета мнения мусульманского мира и без созыва Организации исламских государств. Одновременно Совет движения суннитов обратился к правительству держаться подальше от политики какой-либо страны и приложить усилия для мирного урегулирования кризиса. Поспешность, с которой глава кабинета министров Пакистана выступил на стороне Саудовской Аравии в Йеменском кризисе, в очередной раз бросила тень на его имидж как главы исполнительной власти страны. Дальнейшие события поставили под сомнение выполнение Исламабадом данных обещаний. 30 марта 2015 г. МИД Пакистана выступил с официальным заявлением, в котором подтверждалась поддержка суверенитета и территориальной целостности Саудовской Аравии, стремление Исламабада играть значимую роль в предотвращении ухудшения ситуации на Ближнем Востоке и содействие скорейшему урегулированию кризиса и укреплению мира и единства мусульманской уммы, а также призыв к Организации Объединенных Наций, ОИС и международному сообществу сыграть конструктивную роль в поиске политического решения кризиса. Парламентская оппозиция в Пакистане после анализа текущей ситуации на Ближнем Востоке пришла к выводу об отсутствии необходимости защиты святых мест на территории КСА. Военная агрессия коалиции стран Персидского залива против Йемена своей пропагандистской составляющей выдвигала тезис о протекции Мекки и Медины на своей территории от вероятных нападений шиитов-хуситов Йемена, в то время как сама наносила авиаудары по территории соседней суверенной страны. Именно этот тезис был использован премьером М. Наваз Шарифом, когда заявлял о безоговорочной поддержке военных действий против Йемена для защиты территориальной целостности КСА. Таким образом, оппозиция в Исламабаде подчеркнула, что «Йеменская война, это не война Пакистана, и, соответственно, национальная политика должна строиться, во-первых, с учетом этой ситуации, и, во-вторых, при консультации со всеми политическими партиями, а не руководствоваться решением одного человека». «Пуштуны перенесли много страданий из-за решения правительства ввязываться в чужую войну в Афганистане. Правительство повторяет ту же ошибку, намереваясь направить войска в Йемен», – заявил лидер Народной национальной партииАсвандьяр Вали Кхан. В настоящее время на территории Саудовской Аравии, согласно заявлению министра обороны Пакистана Х. Асифа, находятся немногим более 1 000 пакистанских военнослужащих. Из них 750 – на ротационной основе, и представлены в основном инструкторами. Пакистан поддерживает многолетнее военно-техническое сотрудничество с КСА. По заявлению директора Департамента по связям с общественностью штаба сухопутных войск Пакистана генерал Асим Баджва, на территории КСА с 19 марта 2015 г. проводятся совместные учения под кодовым названием ExSamsam-5. Пакистанские и саудовские СМИ подчеркивали важность ежегодного проведения подобных операций на протяжении последних десяти лет. В 2014 г. они прошли на территории Пакистана недалеко от Джелума. Сейчас учения ExSamsam-5 проходят недалеко от саудовского города Таиф в сложной горной местности. В них задействованы королевские ВВС, сухопутные войска авиации, подразделения пограничных войск Королевства Саудовской Аравии и 292 пакистанских военнослужащих из состава сил специального назначения. Официальная цель учений – поддержание тесных военных связей с Саудовской Аравией и обмен опытом. Ставка сухопутных войск Пакистана с самого начала отрицала оперативную дислокацию войск в СА. Очевидно, что направление пакистанского спецназа и учения были согласованы еще в первых числах февраля 2015 г. во время визита в КСА генерала Р. Махмуда, Председателя Объединенного комитета начальников штабов Пакистана, в преддверии военной агрессии коалиции стран Персидского залива. Отвечая на вопрос о возможной наземной операции в горной пограничной зоне между Саудовской Аравией и Йеменом, представитель коалиции Ахмед аль-Асири высказал готовность: «если ситуация требует наземной операции, то это произойдет,… наши сухопутные войска хорошо обучены и горные районы не будут препятствием для достижения наших целей…». Опыт военного и военно-технического сотрудничества между Эр-Риядом и Исламабадом, начиная с 60-х годов ХХ века подтверждает, что Равалпинди (место расположения штаба сухопутных войск Пакистана) направляет в Саудовскую Аравию командный и младший командный состав офицеров. Не стал в этом плане исключением и 2015 г. Вопрос о дополнительном количестве пакистанских военнослужащих для отправки в регион Персидского залива поставлен на рассмотрение гражданских властей совместно с политической оппозицией. Несколько факторов, свидетельствовавших о «благовидном» отказе военно-политического истеблишмента Пакистана от участия в действиях ближневосточной военной коалиции в Йемене: - значительная часть войск федеральной армии в настоящее время задействована в военной операции против боевиков в ряде агентств зоны пуштунских племен на границе с Афганистаном (также с апреля 2015 г. начата операция по возвращению временно перемещенных лиц обратно в Северный Вазиристан; организация переброски местных жителей требует дополнительного количества военнослужащих); - активизация талибов в соседнем Афганистане и их угроза правительству национального единства. Для Пакистана это вновь создает опасность трансграничных переходов боевиков, и, соответственно, мобилизации внутренних сил для отражения. По признанию президента Ашрафа Гани, «после президентских выборов в сентябре 2014 г. талибы предпринимали попытки свергнуть новое правительство…, в краткосрочной перспективе 2015 год для Афганистана будет очень трудным – впереди тяжелая битва». Таким образом, Ближний Восток становится очередным мировым центром военных столкновений с участием региональных государств. Главным его финансовым центром выступает Саудовская Аравия, в то время как основной ударной силой – египетская армия. Дополнительная военная поддержка Равалпинди означает втягивание Исламабада в новый военный конфликт, бушующий далеко за пределами государственных границ, что не отвечает национальным интересам Пакистана. Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Написать комментарий