Перемирие в Ливии: подозрительное молчание Анкары и Москвы
Геополитикаinosmi.info26 августа 2020

Перемирие в Ливии: подозрительное молчание Анкары и Москвы

Стороны гражданской войны в Ливии, а именно премьер-министр Правительства национального согласия (ПНС) в Триполи Фаиз ас-Саррадж (Faiz as-Sarraj) и председатель Палаты представителей в Тобруке, контролируемой Ливийской национальной армией Хафтара (Haftar), Акила Салех (Akila Salih) 21 августа объявили о «прекращении огня».

Перемирие, инициаторами которого стали ЕС (Германия) и США, в целях прекращения гражданской войны в стране и поиска политического решения предполагает демилитаризацию городов Сирт и Аль-Джуфра, вывод всех иностранных сил из страны, проведение выборов в 2021 году, а также возобновление добычи нефти и накопление средств от ее продажи в «Ливийском иностранном банке» до тех пор, пока не будет найдено политическое решение.

Германия, выступившая организатором Берлинской конференции в январе 2020 года в целях урегулирования ливийской проблемы, стала одной из стран, которые вышли на передний план в процессе, предшествовавшем объявлению о прекращении огня. Перед тем как было принято это решение, министр иностранных дел Германии Хайко Маас (Heiko Maas) после переговоров с министром иностранных дел Саудовской Аравии Фейсалом бин Фарханом (Feisal bin Ferhan) в Берлине посетил Ливию, ОАЭ и взял на себя важную роль в том, чтобы убедить стороны конфликта пойти на прекращение огня.

Еще одной страной, вышедшей вперед в переговорах со сторонами гражданской войны и их сторонниками в процессе достижения перемирия, стали США. После заявлений египетского лидера Ас-Сиси о том, что египетская армия может принять участие в войне в Ливии в ответ на вмешательство Турции, командующий силами США в Африке (AFRICOM) генерал Таунсенд (Townsend) провел переговоры с лидером ПНС Ас-Сарраджем, а позже стало известно о состоявшихся после этих переговоров тайных контактах сил США и с силами Хафтара. Кроме того, посол США в Триполи Норланд (Norland) тоже на днях посетил Египет и провел телефонный разговор со спикером Палаты представителей в Тобруке Акилой Салехом.

Здесь следует обратить внимание на тот факт, что в этом решении о прекращении огня от имени сил Тобрука на передний план выходит именно Акила Салех, а не Хафтар, который выступает против демилитаризации Сирта, а ранее обвинялся в нарушении режима прекращения огня.

Вслед за объявлением о перемирии 21 августа от многих международных организаций и стран поступили заявления в поддержку этого решения. Такие заявления сделали ООН и Лига арабских государств, Великобритания, Франция — страна ЕС, поддерживающая Хафтара в Ливии, Италия, поддерживающая Ас-Сарраджа, а также такие главные сторонники Хафтара, как Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия.

Еще один момент, который в этой связи обращает на себя внимание: министр внутренних дел ПНС Фатхи Башага (Fathi Bashaga) поблагодарил Египет, которого ранее считал крупнейшим врагом, за достижение перемирия в Ливии.

Сегодня, если бы был задан вопрос: «Кто из внешних сил больше всего вовлечен в гражданскую войну в Ливии?» — все, наверняка, сошлись бы на следующем ответе: Турция, поддерживающая Ас-Сарраджа, и Россия, поддерживающая Хафтара. Но именно Турция и Россия промолчали и не сделали никаких заявлений после объявления о прекращении огня. Эта ситуация так или иначе вызывает вопрос: «Прекращение огня в Ливии беспокоит администрацию Эрдогана и Россию?»

Известно, что, для того чтобы поддержать ПНС во главе с Ас-Сарраджем, Эрдоган отправил в Ливию БПЛА, в том числе ударные, тяжелые вооружения и тысячи боевиков, завербованных в Сирии. То, что благодаря военной поддержке Турции силы ПНС отвоевали у сил Хафтара базу Аль-Ватыя, послужило поводом для комментариев о том, что Турция изменила балансы в войне в Ливии. Но когда зазвучали заявления о том, что теперь пришел черед Сирта и Аль-Джуфры, были уничтожены системы противовоздушной обороны, которыми Турция защищала базу Аль-Ватыя, что по сути стало ответом на действия администрации Эрдогана и последней военной операцией перед перемирием в Ливии.

С другой стороны, рассматривая молчание администрации Эрдогана по поводу прекращения огня вместе с более ранними заявлениями министра иностранных дел Чавушоглу (Çavuşoğlu) о том, что ПНС не согласится на прекращение огня, пока ему не будут переданы Сирт и Аль-Джуфра, можно сказать, что объявленное 21 августа перемирие установилось в обход турецкой администрации, а следовательно, это молчание означает выражение беспокойства.

Россия же была одним из основных сторонников Хафтара, которому она помогала как наемниками, так и прямыми поставками оружия. Информация о том, что Россия отправила силам Хафтара военные самолеты через авиабазу Хмеймим в Сирии, была одной из самых обсуждаемых тем в период до прекращения огня. Также было известно, что Россия желает укрепить свое военное положение в Средиземноморье, создав по аналогии с морской и авиационной базами в Тартусе и Латакии в Сирии морскую и авиационную базы в Сирте и Аль-Джуфре в Ливии. Обретение такого положения в Ливии подразумевало для России ход, призванный усилить ее позиции в энергетике на фоне решения США о санкциях в отношении «Северного потока — 2», нацеленного на передачу российского природного газа в Германию и Европу.

В этой связи следует обратить внимание на заявление представителя командования AFRICOM, которое в конце мая опубликовало изображения якобы 14 военных самолетов, отправленных Россией в Ливию, генерала Хэдфилда (Hadfield): «Если Россия будет обладать постоянной военной базой в Ливии и развернет здесь ракеты большой дальности, это создаст совершенно новую ситуацию в сфере безопасности для НАТО и Европы».

Одно только это заявление в достаточной мере объясняет, почему США почувствовали необходимость взять на себя такую инициативу в вопросе прекращения огня, нацеленного на ограничение вмешательства внешних сил в Ливию. Соответственно также проясняется вопрос о том, почему США в последнее время поддерживали Турцию в Ливии. Балансы, сформировавшиеся в Ливии с вмешательством Турции, США, очевидно, использовали как инструмент убеждения обеих сторон гражданской войны в направлении прекращения огня. Таким образом, администрация Эрдогана отнюдь не сидит за ливийским столом как главный игрок или плеймейкер, как она утверждает, а ее вмешательство в Ливию используется империалистами для реализации своих интересов.

В то время как приоритет США — сорвать расчеты России, важную роль в том, что страны ЕС взяли на себя инициативу в вопросе прекращения огня, сыграло беспокойство этих стран, прежде всего Франции и Греции, по поводу действий Турции в Восточном Средиземноморье.

Таким образом, прекращение огня в Ливии означает ход, направленный на то, чтобы сорвать расчеты России и Турции, желающих, как и в Сирии, вести игру по принципу «выигрыш — выигрыш», и расстроить их планы, а если этот процесс продолжится, то на стол, судя по всему, неизбежно лягут и соглашения, заключенные Турцией с ПНС. Эта ситуация также объясняет молчание и беспокойство России и Турции относительно решения о прекращении огня. Тем не менее, учитывая, что в Ливию вмешалось и вступило в борьбу за передел такое количество империалистических держав и региональных реакционных сил и в этой связи в стране находится такое количество иностранных боевиков, не стоит считать это молчание России и Турции добрым знаком и излишне надеяться на объявленное перемирие.

Написать комментарий