Почему распад нынешней модели Евросоюза неизбежен?

23.07.2019 12:58
За десять лет количество богатых упало на 10%, а число обедневших достигло 45% общего населения ЕС.

Происходящие сейчас события многих заставляют переосмысливать степень правильности того геополитического выбора, который был сделан странами Восточной Европы и бывшего Советского Союза в период сразу после распада СССР и так называемого коммунистического блока.

Тогда считалось, что вступление в ряды европейского сообщества гарантирует рост уровня благосостояния и всяких разных прочих плюшек. Переход на сторону сильного сулил надежную военную защиту от любой внешней агрессии. В особенности политически мотивированной. Тем более, если она якобы проистекала из неприятия принципов демократии, свободного рынка и общечеловеческих западных ценностей.

Ради этого приемлемым считалось достаточно многое. Вплоть до полного переписывания собственной истории и оплевывания могил отцов. Некоторые страны пытаются следовать этой мечте даже в настоящий момент, игнорируя случившиеся позднее перемены.

Тем интереснее оказывается взглянуть на инфографику, подготовленную экспертами Исследовательской службы Европарламента на основании внутренней статистики ЕС. Взяв за основу среднее арифметическое совокупного подушевого ВВП (с учетом паритета покупательской способности) по всем 28 членам Евросоюза, специалисты отранжировали все страны по их состоянию на 2004 и 2014 годы. Тем самым сформировав не просто мгновенное фото текущего состояния уровня жизни в Европе, а показав направление и характер фундаментальной динамики процесса на протяжении десятилетия. Получилось очень наглядно.

Отправная точка выбрана не случайно. В 2004 состоялось последнее большое расширение территории Евросоюза посредством принятия в его состав осколков, образовавшихся в результате распада советского блока вообще и Советского Союза непосредственно. Таким образом, сравнение через десятилетие позволяет оценить степень исполнения «мечт».

Оценка итогов проведена по двум параметрам. Во-первых, по разнесению относительно четырех имущественных категорий: больше 105% от среднедушевого ВВП по ППС; от 91 до 105%; от 75 до 90% и менее 75%. Отчетливо видно, что мечта жителей и политических элит Восточной Европы как можно скорее уйти от «нищей» России, чтобы породниться с богатой Западной Европой под собой внешние основания действительно имела.

Не то чтобы фундаментальные и долгосрочные, но на поверхностный взгляд витрина Запада в лице Германии, Северной и Центральной Италии, Австрии, Бельгии, Нидерландов, Швеции, Финляндии, Великобритании и Франции выглядела, безусловно, «дорого и богато». Люди там жили, минимум, на весьма богатом среднеевропейском уровне, а то и на 5-20% выше него.

Отсюда же хорошо понятна причина восхищения шведской моделью социализма, обеспечивавшего одновременно и западные свободы с принципами частной собственности, и одни из самых высоких социально-имущественные стандарты жизни граждан.

Во-вторых, анализ численности населения стран, относящихся к каждой из категорий, показывал, что совсем «в шоколаде» там жили 44% европейцев. Вместе с просто очень обеспеченными (от 91 до 105% от среднеевропейского) сытых и довольных жизнью получалось 63%. Еще 11% считались небогатыми (75-90%), но лишь по высоким европейским стандартам жизни.

И где-то очень далеко, на традиционно обделенной ресурсами Сицилии, в Португалии и маленьком клочке Испании, существовали действительно бедные европейцы, составлявшие 27% жителей всего Евросоюза. Они были далеко и плотно заслонялись состоятельными немцами, австрийцами и северными итальянцами.

Однако прошло десять лет, и полученный результат оправданность попытки примазаться к богатым ставит под сомнение. От расширения Европейского союза выиграли лишь немцы, голландцы, бельгийцы и австрийцы. Все остальные – вчистую проиграли. Южная Испания обеднела на одну ступень, Северная Испания – на две. Половина Франции стала жить материально ниже на 15%.

В бедность скатилась всю Южная Италия, а половина ее северной части оказалась в категории 75-90%, тогда как десятилетием ранее этот регион прочно относился к "более 105%". Так что появление резко центробежных тенденций на итальянском сапоге, особенно в части отделения Севера страны от нищего Юга, вовсе не выглядит случайностью или политическим субъективизмом.

Не менее наглядно видно и то, что рост благосостояния Центральной Европы произошел за счет Скандинавии и Британии. Существенно поиздержалась Финляндия и сильно поистрепалась центральная и южная Швеция. Британцы так вообще стали практически разоряться. Потому их нынешнее желание из Евросоюза выйти выглядит не лишенным оснований.
Но главное в другом. Восточная Европа как была сильно ниже среднеевропейского уровня жизни, так там и осталась. За редкими отдельными исключениями особенно удачно расположенных территорий, практически все новобранцы остались на том же уровне, на каком были при вступлении в Евросоюз. Более того, они еще экономически утопили греков.

Единственные, кто раскладом сумел воспользоваться относительно успешно, это прибалты. Правда, не все. За десятилетие уровень жизни подтянулся к общеевропейскому лишь в Литве и Эстонии, тогда как Латвия исходную имущественную категорию "менее 75%" покинуть так и не смогла.

Как долго все там просуществует в нынешнем состоянии – можно понять по динамике населения. Количество самых богатых в Европе изменилось, на первый взгляд, не сильно – с 44% до 40% (-4%). Но вместе с просто хорошо обеспеченными убыль выглядит заметно масштабнее. Вместо былых 63% таких в ЕС осталось уже только 55% (-8%). Зато бедных и существенно ниже среднего стало уже 45% вместо былых 38 (+7%). А самое главное – доля "ниже среднего" расширилась вдвое (+100%).

Иными словами, Единая Европа однозначно беднеет. Важно отметить, не только в бытовом и философском смысле, но и чисто в математическом. Удвоение количества людей, имеющих доход ниже среднего, а также проседания размеров долей обеспеченной части граждан, в конечном счете оборачивается и сокращением средней величины подушевого ВВП Евросоюза в целом. И вот эта тенденция, судя по данным, имеет фундаментальный долгосрочный характер.

Таким образом, за исключением литовцев и эстонцев, у всех остальных неофитов ставка, что называется, не сыграла. Теперь интересным становится вопрос – как долго продержатся шведы с североитальянцами? Будет весьма любопытным взглянуть на аналогичную инфографику по итогам 2024 года.

И, кстати, прошу заметить, что все сказанное выше это не какая-то пропаганда «злобного Мордора». Эту картину Еврокомиссия о себе официально рассказывает сама. Полагаю, это самый важный момент.
alex-leshy

Комментарии

ua Гость, 24.07.2019 07:58

любой биологический вид состоятелен ровно до того момента, когда количество дегенератов превысит 10% и потому человечество в целом имеет "запас времени" ровно в одно поколение и то при условии срочного запуска искусственного биологического отбора-естественный уже не сработает

ua Гость, 23.07.2019 23:24

Даже нечего возразить...

ua не из адэсы, 23.07.2019 20:40

посмотреть бы в бестыжую р..лицо этого писаки. катастрофа какой бред просто катастрофа

Добавить комментарий