Польша и Силезия: обезьяна с часами
Геополитика04 мая 2021

Польша и Силезия: обезьяна с часами

25 апреля здание командования Варшавского гарнизона, расположенное в самом центре польской столицы, стало местом проведения мультимедийного шоу. В течение десяти минут всем желающим показывали картинки, посвященные Третьему силезскому восстанию. Через полтора часа был новый сеанс, и так продолжалось несколько дней. Мультимедийное шоу ― лишь малая часть многочисленных мероприятий, приуроченных к важному для Речи Посполитой юбилею.

Силезия — это историческая область, разделенная сегодня между Польшей, Чехией и Германией. Больше всего земель региона находится в составе Речи Посполитой, но век назад положение было иным, и то, что является польской Силезией, тогда принадлежало Германской империи. С окончанием Первой мировой войны и возрождением Польши за эти территории, богатые углем, железной рудой и другими полезными ископаемыми, развернулась вооруженная борьба. Варшава обосновывала собственные претензии тем, что некогда Силезия была владением польских королей. Серьезным фактором было и наличие польского населения. Правда, германская перепись рубежа XIX и XX веков утверждала, что в регионе доминирует немецкий язык, а польский используют около 20 процентов жителей. Нельзя не учитывать, что в рейхе проводилась жесткая политика германизации, и потому к данным имперской статистики нужно подходить осторожно. В любом случае население в Силезии было смешанным, и это открывало полякам широкое поле для деятельности.

Первое силезское восстание произошло в 1919 году, и немецкие войска одержали победу. Второе восстание случилось в 1920-м, и искрой, вызвавшей пожар, оказалось ошибочное сообщение одной из немецких газет о взятии Варшавы Красной армией. Итоги тех боев можно оценить как ничью — ни одна из сторон не добилась своих целей. К тому же в дело все сильнее вмешивалась Антанта, вершившая судьбы послевоенной Европы. Восстанию за номером три предшествовал плебисцит, проведенный в марте 1921 года. 59,5 проц. участников народного волеизъявления проголосовали за то, чтобы Силезия оставалась в Германии. Интересно, что за это выступали не только немцы, но и значительная часть местных поляков.

Варшава с проигрышем не смирилась, и 2 мая началось новое восстание. Сейчас бы сказали, что в Силезии действовали польские прокси или «зеленые человечки». То есть Речь Посполитая была якобы ни при чем, но ее военные сражались на территории соседнего государства. Восстание готовилось тщательно, но решительную победу поляки одержать не смогли. С переменным успехом бои шли два месяца, пока под давлением Антанты не было заключено перемирие. В октябре 1921-го страны ― победительницы Первой мировой сами провели границу в спорной области. Территориально выиграла Германия, но Польша получила 76 процентов угольных шахт, почти 100 процентов добычи железной руды, около 50 процентов доменных печей, 82 процента цинковых и 71 процент оловянных рудников, половину коксохимических предприятий, все производство цинка и олова. В общем, приобретение было ценное. В 1939-м Германия, конечно, все вернула, но после Второй мировой Силезия опять стала польской, причем Речи Посполитой достались и те земли, которые до войны входили в рейх.

Вернемся, однако, к Третьему силезскому восстанию, являющемуся для поляков предметом гордости. Точнее, обыватель в этом вопросе демонстрирует очень заметное равнодушие. В апреле Центр изучения общественного мнения (CBOS) провел исследование и выяснил, что о восстаниях хорошо информированы лишь 20 процентов респондентов, 49 процентов что-то об этом слышали, а 31 процент опрошенных ответил, что о борьбе за Силезию не знают ничего. При этом CBOS, пожалуй, наиболее авторитетная социологическая служба Польши, и ее цифры вызывают доверие. Но, если обыватель инертен, то государство, наоборот. Юбилей отмечают с размахом: выставки, концерты, телепередачи, установка мемориальных досок, памятников, упомянутое выше мультимедийное шоу, колесящее по региону, и даже гандбольный матч, посвященный восстанию. Кульминация — посещение президентом Анджеем Дудой горы святой Анны, где в 1921-м разыгралась крупнейшая битва той необъявленной войны. В целом, праздновать собираются аж до июля.

Между тем на фоне всеобщего казенного ликования находятся те, чья позиция расходится с официальной. В городе Глогувек (Опольское воеводство на юго-западе Речи Посполитой) представители немецкого меньшинства выступили против памятника польским повстанцам и заблокировали принятие соответствующего решения в местном совете. Мотивация немцев следующая: чтить надо всех, а не одних поляков. А в Гливице (бывший Гляйвиц, где была устроена провокация, ставшая поводом для нападения вермахта на Польшу) общественность обратилась к муниципальным властям с петицией, где просит не возводить стелу в честь участников Третьего силезского восстания. У организаторов акции соображения эстетического плана — памятник не вписывается в окружающий ландшафт. Жителям города предлагают подписаться под петицией.

В Гливице бузят уже не немцы, а силезцы. Это потомки коренного населения региона, перемешавшегося с немцами, чехами и поляками. За минувшие сто лет силезцев постоянно подвергали ассимиляции. Так было в довоенной Польше, так происходило в социалистической ПНР. Когда в конце 80-х над Восточной Европой подули ветры перемен, тема вновь актуализировалась, но тогдашний глава МВД генерал Чеслав Кищак отрезал: силезской может быть колбаса, но не автономия. ПНР давно уже ушла в историю, но силезцев по-прежнему не жалуют. Так, в 1998-м Верховный суд Речи Посполитой постановил, что такой национальности не существует, а в 2013-м и 2016-м подтвердил свое решение. Сейчас центральная власть оперирует списком официально признанных национальных меньшинств, и там среди прочих значатся татары, караимы и даже армяне, но силезцев нет. То есть формально они не существуют.

Особенно враждебно по отношению к этой этнической группе настроена консервативная партия «Право и справедливость», которая уже почти шесть лет управляет страной. Недавно в сейме обсуждался законопроект о придании силезскому языку статуса регионального (как немецкому в Опольском воеводстве), но правительство сказало категорическое нет, сославшись на Академию наук, полагающую, что это уничтожит польский язык. А в учебной программе, утвержденной Министерством образования, есть урок, где школьникам рассказывают о том, что такое сепаратизм, и в качестве примера приводят  силезские организации. Это неудивительно — председатель «Права и справедливости» Ярослав Качиньский всегда смотрел на автономистов с подозрением. Десять лет назад случился большой скандал из-за того, что Качиньский охарактеризовал силезцев как немецкую выдумку, тайно направленную против Польши. Шум поднялся невообразимый, и лидер партии свалил все на журналистов, якобы извративших его слова. Но в 2014 году пан Ярослав опять заговорил  о силезцах, как продукте германских интриг, вызвав тем самым очередную бурю негодования.

Несмотря на неприступность Варшавы, автономисты не сдаются. 1 апреля в Речи Посполитой началась перепись населения. Для силезцев это очень важное мероприятие. В 2002-м в опросных листах о них не упоминалось, но более чем 173 тысячам человек удалось задекларировать свою идентичность. В 2011 году была новая перепись. Тогда власть находилась в руках либеральных политсил, сторонников автономии зажимали меньше, и о принадлежности к силезцам заявило свыше 843 тысяч человек. Причем половина из них указала, что одновременно ощущают себя поляками и силезцами. Успех прошлой переписи, понятно, хотят закрепить и развить, поэтому агитационная кампания стартовала еще в январе. В ней участвовали такие известные в регионе люди, как депутат Европарламента Лукаш Когут и писатель Щепан Твардох. Последний ― знаменитость международного масштаба, он лауреат ряда литературных премий, и его переводят на многие языки, в том числе и на русский. Кстати, Твардох пишет и по-польски, и по-силезски.

Накануне переписи Якуб Челстовский, маршалок Силезского воеводства (в Польше региональная власть представлена воеводой и маршалком — первого назначают в столице, второго выбирают на месте) бросил в массы лозунг: «Записывайся как повстанцы. Голосуй за Польшу». Таким образом Челстовский призывал выбирать только одну национальность — польскую — и следовать заветам участников восстаний столетней давности. Маршалка начали троллить, а организация под названием «Движение за автономию Силезии» приготовила для Челстовского пасхальное яйцо (католики отмечали праздник 4 апреля) с изображением обезьяны, разбивающей молотком часы. Это весьма прозрачный намек на британского премьера Дэвида Ллойд Джорджа. Век назад он якобы сказал, что включить Силезию в состав Польши ― это все равно что отдать обезьяне часы, которые она обязательно сломает. Говорил это Ллойд Джордж или нет, неясно — цитата приводится лишь в одном источнике. Тем не менее слова об обезьяне и часах крайне популярны  в среде силезских автономистов и служат доказательством того, что Речь Посполитая угробила-таки прекрасный край.

Варшава же гнет свою линию. Национальности «силезец» в переписи нет. Здесь Польша демонстрирует жесткий подход. Даже на Украине в ходе ее единственной переписи 2001-го закарпатские русины были указаны как «отдельная этнографическая группа украинского этноса». В Речи Посполитой не пошли даже на такую уступку. Правда, имеется пункт «другая национальность», и автономисты убеждают земляков использовать эту возможность и заявить принадлежность к силезцам. Создан даже специальный сайт https://spis-powszechny.pl/ с инструкцией, как это сделать. А 24 апреля Лукаш Когут с товарищами встретились  с собратьями из Чехии и договорились координировать усилия — в соседней с Польшей стране тоже идет перепись.

В Речи Посполитой она завершится 30 сентября, а подводить итоги будут несколько лет. Пока, естественно, трудно сказать, чего добьются силезцы, но совершенно ясно, что их борьба не окончена, равно как и противодействие центральных властей автономистам. Для Варшавы это важный вопрос, и, невзирая на продолжающуюся эпидемию коронавируса, государство устраивает обширные юбилейные торжества. Их главная цель в очередной раз подчеркнуть, что Силезия польская, польская, польская…

Алексей Ткачук

Написать комментарий