Геополитикаinosmi.info13 сент.

Последняя ошибка: США в Кабуле вместо террориста убили сотрудника своей НКО

nk_hauz/iTG_wTInR.jpeg

Американские чиновники утверждали, что в автомобиле, за которым беспилотник Reaper следил несколько часов и по которому он затем нанес удар на основе разведданных, находилась взрывчатка. Однако тщательный анализ видеоматериалов и интервью с людьми на местах заставляют усомниться в этой версии событий

Кабул, Афганистан — Это был последний снаряд, выпущенный Соединенными Штатами в их 20-летней войне в Афганистане, и военные называют его «оправданным ударом». Речь идет об инциденте, произошедшем 29 августа, когда беспилотник сначала следил в течение нескольких часов, а затем нанес удар по автомобилю, где, как утверждают американские чиновники, находилась бомба ИГИЛ* (запрещенная в РФ террористическая организация), представлявшая непосредственную угрозу для американских военнослужащих в аэропорту Кабула.

Однако репортеры New York Times тщательно проанализировали видеоматериалы, а также материалы бесед с коллегами и родственниками водителя автомобиля, живущими в Кабуле. Результаты этого анализа заставляют усомниться в версии событий, на которой настаивают американские чиновники, — включая то, действительно ли в машине находилась взрывчатка, действительно ли водитель был связан с ИГИЛ* и действительно ли после удара ракеты произошел второй взрыв.

Чиновники американского военного ведомства утверждали, что военные не знали имени водителя автомобиля, когда беспилотник нанес свой удар, однако они интерпретировали его перемещения в тот день как деятельность, вызывающую подозрения. Они пояснили, что водитель, возможно, успел посетить убежище террористов ИГИЛ* и в какой-то момент он загружал в автомобиль то, что могло оказаться взрывчаткой.

Издание New York Times выяснило, что водителя автомобиля звали Земари Ахмади (Zemari Ahmadi) и что он долгое время работал на американскую гуманитарную организацию. Согласно полученным материалам, в тот день он развозил своих коллег — на работу и домой. А анализ видеоматериалов показал, что военные могли видеть, как Ахмади и его коллега загружали в его автомобиль канистры с водой, которые он затем повез к себе домой.

Хотя американские военные утверждают, что в результате того удара, возможно, погибло трое мирных граждан, данные, полученные New York Times, свидетельствуют о том, что удар беспилотника унес жизни 10 человек, включая семерых детей.

43-летний Ахмади работал инженером-электриком на американскую гуманитарную организацию Nutrition and Education International, базирующуюся в Калифорнии. Утром того дня, когда был нанесен удар, начальник Ахмади позвонил ему из офиса в 8:45 утра и попросил забрать его ноутбук.

«Я спросил его, дома ли он еще, и он ответил, что дома», — рассказал директор организации в интервью, которое он дал в офисе Nutrition and Education International в Кабуле. Как и другие коллеги Ахмади, этот человек согласился побеседовать с журналистами на условиях анонимности, потому что его связи с американской компанией могут обернуться для него серьезными проблемами.

По словам родственников, утром того дня Ахмади уехал на работу около 9 часов утра в белом автомобиле Corolla 1996 года, который принадлежал его организации. Он уехал из своего дома, где он жил с тремя своими братьями и их семьями в нескольких километрах к западу от аэропорта.

По словам американских чиновников, примерно в это же время белый седан впервые попал в поле зрения средств слежения, поскольку он выехал с территории, где, по данным разведки, находилось убежище боевиков ИГИЛ*, — примерно в пяти километрах к северо-западу от аэропорта.

Остается неясным, какое именно место имели в виду американские чиновники: по пути на работу Ахмади сделал три остановки, чтобы взять двоих пассажиров и забрать ноутбук. Последняя локация из этих трех — дом директора афганского филиала Nutrition and Education International — находилась недалеко от места, откуда утром следующего дня была выпущена ракета в сторону аэропорта — из импровизированной пусковой установки, спрятанной в багажнике Toyota Corolla, то есть такого же автомобиля, как и у Ахмади. Ответственность за эту атаку взяли на себя боевики ИГИЛ*.

Репортер New York Times навестил директора организации у него дома, познакомился с членами его семьи, которые сказали, что живут там уже 40 лет. «Мы не имеем никакого отношения к терроризму и ИГИЛ*, — сказал директор, который рассчитывает перебраться в Соединенные Штаты. — Мы любим Америку. Мы хотим туда поехать».

Весь день беспилотник MQ-9 Reaper продолжал следить за автомобилем Ахмади, который ездил на нем по Кабулу. Американские чиновники утверждают, что им удалось перехватить разговоры между седаном и предполагаемым убежищем ИГИЛ*, откуда поступил приказ сделать несколько остановок.

Однако люди, которые ехали в автомобиле Ахмади в тот день, рассказали, что то, что американские военные рассматривали как подозрительную деятельность, на самом деле было обычным рабочим днем Ахмади.

Сделав остановку, чтобы позавтракать, Ахмади и двое его пассажиров поехали в офис Nutrition and Education International, где их приход зафиксировала камера наблюдения — в 9:35 утра. Позже Ахмади отвез нескольких коллег в центр города, в полицейский участок, оккупированный Талибаном* (запрещеная в РФ организация), где они должны были получить разрешение на раздачу еды беженцам в соседнем парке. Ахмади и трое его пассажиров вернулись в офис примерно в 2 часа дня.

На записях видеокамеры видно, как спустя полчаса Ахмади вышел из здания со шлангом в руках. Вместе с охранником они наполнили водой несколько пустых пластиковых канистр. По словам коллег Ахмади в его район перестали завозить воду после падения правительства, и он возил домой воду из офиса.

«Я сам наполнял эти канистры и помогал ему загружать в багажник», — рассказал охранник.

В 3:38 дня охранник и коллега Ахмади переставили автомобиль немного дальше по дороге. Вскоре видеозапись обрывается, потому что в конце рабочего дня в офисе отключают электричество. Ахмади и трое его пассажиров отправились по домам.

По словам американских чиновников, примерно в это же время беспилотник проследил за автомобилем Ахмади до здания, которое находится на расстоянии 8-12 километров к юго-западу от аэропорта, — место совпадает с местом, где расположен офис гуманитарной организации, где работал Ахмади. Там, по словам американских чиновников, Ахмади и еще трое человек погрузили в автомобиль тяжелые пакеты, в которых, по их мнению, могла быть взрывчатка.

Однако пассажиры Ахмади настаивали, что у них с собой были только два ноутбука, которые они положили в салон автомобиля, и что в багажнике не было ничего, кроме наполненных водой пластиковых канистр, которые туда положили раньше. В ходе бесед все пассажиры решительно отрицали, что они загружали взрывчатку в багажник, перед тем как поехать домой.

По словам одного из пассажиров Ахмади — коллеги, который регулярно ездил вместе с ним на работу, — по дороге домой они как обычно смеялись и шутили, с одной лишь разницей: Ахмади не стал включать радио, потому что боялся проблем с талибами. «Ему нравилась веселая музыка, — рассказал его коллега. — В тот день мы не могли включить музыку в машине».

Ахмади высадил троих пассажиров, а затем направился домой. «Я пригласил его зайти ненадолго, но он сказал, что устал», — рассказал последний из его пассажиров.

Хотя, по словам американских чиновников, к этому моменту они все еще не знали практически ничего об Ахмади, они все же решили, что белый седан, на котором он ездил, представляет собой непосредственную угрозу для американских военнослужащих в аэропорту.

Когда Ахмади заехал во двор своего дома — по словам американских чиновников, это место не было предполагаемым убежищем ИГИЛ*, — командир боевой части принял решение нанести удар по его автомобилю. Ракета Hellfire была выпущена примерно в 4:50 дня.

Хотя в тот момент цель находилась внутри густонаселенного района, оператор беспилотника быстро осмотрел территорию и увидел лишь одного взрослого мужчину, махнувшего рукой в знак приветствия. По словам американских чиновников, оператор решил с «разумной уверенностью», что в результате удара женщины, дети и другие мирные жители не пострадают.

Но, по словам родственников Ахмади, когда он заехал во двор, из дома вышли его дети и дети его братьев, которые обрадовались его приезду и которые забрались в машину. Брат Ахмади Ромаль сидел на первом этаже дома вместе со своей женой, когда он услышал звук открывающихся ворот и заезжающей машины Ахмади. Его взрослый двоюродный брат Насер вышел, чтобы принести воду для омовения и поприветствовать Ахмади.

Двигатель автомобиля все еще работал, когда раздался взрыв и комнату усыпало осколками стекла из окон, как вспоминает Ромаль. Он вскочил на ноги. «Где дети?» — спросил он жену.

«Они на улице», — ответила она.

Ромаль выбежал во двор. Он увидел своего 16-летнего племянника Файсала, который упал с внешней лестницы, и на его теле и голове были глубокие раны от осколков. «Он не дышал».

Среди дыма и огня он увидел еще одного своего племянника, который тоже был мертв. Потом прибежали соседи, которые его оттащили.

После этого удара американские чиновники оправдывали свои действия, рассказывая о том, что после него прогремел еще один более сильный взрыв.

«Поскольку были зафиксированы вторичные взрывы, можно сделать обоснованный вывод о том, что в автомобиле находилась взрывчатка», — сказал на прошлой неделе председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли (Mark A. Milley).

Однако осмотр места удара, который провела команда экспертов New York Times и репортер издания на следующее утро, а затем еще раз спустя четыре дня, не позволил найти признаки второго, более мощного взрыва.

Эксперты, изучившие фото и видеоматериалы, отметили, что на них они увидели лишь последствия ракетного удара и сгоревшей машины, однако они не увидели ни обрушений стен, ни уничтоженных деревьев, а на воротах осталась лишь одна вмятина, что указывает всего на одну ударную волну.

«Это заставляет всерьез усомниться в надежности разведданных и технологий, которые были использованы для определения этой цели», — сказал Крис Кобб-Смит (Chris Cobb-Smith), ветеран британской армии и консультант по вопросам обеспечения безопасности.

Хотя вооруженные силы США пока признали факт гибели всего троих мирных жителей, родственники Ахмади сказали, что в результате удара погибли 10 членов их семьи, включая семерых детей: сам Ахмади, трое его детей — 20-летний Замир, 16-летний Файсал и 10-летний Фарзад, — 30-летний двоюродный брат Ахмади Насер, трое детей Ромаля — 7-летний Арвин, 6-летний Беньямин и 2-летний Хайат, а также две 3-летние девочки — Малика и Сомайя.

Соседи и чиновники афганской службы здравоохранения подтвердили, что все тела детей были найдены на месте взрыва. По их словам, взрыв ракеты попросту разорвал тела жертв: на следующий день репортер видел фрагменты тел внутри и вокруг здания, в том числе брызги крови и фрагменты плоти на внутренних стенах и потолках. Родственники Ахмади показали фотографии сильно обгоревших тел детей.

Родственники Ахмади настаивали, что у него не было мотивов для того, чтобы атаковать американцев, потому что он уже подал заявку на переселение в Соединенные Штаты в качестве беженца. Его двоюродный брат Насер, который прежде служил в американской армии по контракту, тоже подал такую заявку. Он планировал жениться на своей невесте Самие, чтобы она тоже могла переехать в Соединенные Штаты.

«Они были совершенно невинными, — сказал Эмаль, брат Ахмади. — Вы говорите, что он был террористом ИГИЛ*, но он работал на американцев».

Авторские статьи