Геополитикаinosmi.infoAug 28

PS: США пора принять мир таким, какой он есть

nk_hauz/InqO8GVng.jpeg

Тауншенд — Сегодня, когда даже в крупных средствах массовой информации говорят вслух так много горькой правды об Афганистане, позвольте мне добавить еще одну: война, с самого начала и до конца, была о политике, но не в Афганистане, а в Соединенных Штатах.

Афганистан всегда был второстепенен. Согласно официальным данным, 11 сентября 2001 года террористические атаки были совершены с территории США людьми, прошедшими обучение во Флориде. Большинство названных преступников были саудовцами. Лидер «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ, прим.ред) Усама бен Ладен обосновался в Афганистане после того, как покинул Судан; вскоре он уехал в Пакистан, где оставался до конца своей жизни. Руководителям афганского Талибана (организация запрещена в РФ, прим.ред) не выдвигались обвинения в причастности к терактам 11 сентября.

Но вторжение 2001 года было стремительным и, по всей видимости, решающим. Поэтому это спасло позорное президентство Джорджа Буша, которое в то время было шатким из-за дезертирства (со стороны Джеймса Джеффордса из Вермонта), которое стоило республиканцам контроля над Сенатом. Одобрение Буша выросло до 90%, а затем неуклонно снижалось, хотя два дополнительных стимула — после вторжения в Ирак в марте 2003 года и захвата Саддама Хусейна в декабре — едва не помогли ему на выборах 2004 года.

Американские избиратели не одиноки в поощрении быстрых, легких и недорогих побед. Но они не любят долгую бесцельную борьбу в далеких горах на другом конце света. И особенно они ненавидят изображения и рассказы о погибших, раненых, травмированных и подавленных. К их чести, это мнение, похоже, не зависит от цифр; во всяком случае, жизни отдельных американских солдат становятся более ценными, а их потери ощущаются более остро по мере затухания конфликта и сокращения числа жертв.

В 2009 году Президент Барак Обама унаследовал афганскую войну, от которой он ничего не получил, но которую он поддерживал по политическим причинам: уравновесить свою оппозицию войне в Ираке. Обама не получил почти никакой пользы от убийства Бен Ладена в мае 2011 года; его рейтинг одобрения поднялся всего на месяц. Его лучшей игрой было держать Афганистан подальше от новостей, что означало — не проиграть во время поиска ярких побед в других местах: в Ливии, Сирии и Украине. Ничего хорошего не вышло.

Вслед за Обамой унылое настроение Америки по отношению ко всем этим великолепным маленьким войнам подхватил президент Дональд Трамп. Действительно, Исламское государство (запрещено в РФ, прим.ред) появилось во времена Трампа. Но его сделали легкой мишенью, особенно если не возражать против уничтожения целых городов (Мосул и Ракка) с помощью военно-воздушных сил. Войны Трампа, какими бы они ни были, не принесли ему ничего в политическом плане, и он об этом знает.

Таким образом, именно Трамп вел переговоры о капитуляции США в Афганистане, одновременно продвигая последний акт к своему второму сроку — или, как это случилось, к своему преемнику. Президент Джо Байден, столкнувшись с альтернативой новой эскалации, решил взять на себя удар и сократить свои потери. Мы, несомненно, обязательно узнаем, что и это решение было в значительной степени построено на политике. Иногда внутриполитический расчет также является правильным решением.

А что теперь? От Вьетнама через Юго-Западную Азию до Персидского залива Американская империя потерпела поражение, зашла в тупик и износилась так же сильно, как британцы и французы в начале 1960-х годов. В такой момент потребовалась бы провокация гораздо более разрушительная, чем теракты 11 сентября, чтобы сплотить американских избирателей для чего-то большего. Предполагая и надеясь, что ничего не произойдет, теперь возможно, что аудитория чирлидеров интервенции (таких как обозреватели Томас Фридман и Дэвид Брукс, а также политики Саманта Пауэр и Виктория Нуланд, среди многих других) исчезнет.

Один из чирлидеров, Майкл Рубин из Американского института предпринимательства, утверждает, что падение Афганистана также означает конец НАТО. В конце концов, утверждает он, кто все еще верит, что США пойдут на войну за Литву? Рубин здесь прав, и это тоже хорошо. Страны Балтии — все члены Европейского Союза — не сталкиваются с реальной угрозой и прекрасно выживают без НАТО.

Аналогичные расчеты применимы к Тайваню — перед которым у США нет официальных военных обязательств — а также, возможно, к Южной Корее, где они есть. Лидеры в обоих местах теперь могут скорректировать свои политические расчеты. Это может привести к долгосрочной стабилизации отношений между двумя сторонами пролива и к долгожданной оттепели на разделенном Корейском полуострове. Между тем, в Латинской Америке Мексика подталкивает к созданию региона, свободного от санкций и построенного на принципе невмешательства — так, как должно быть.

Для самой Америки настал момент признать, что огромная и дорогостоящая военная мощь страны больше не служит какой-либо цели, которая могла бы оправдать затраты на нее. Пришло, наконец, время демобилизовать войска, списать корабли, отменить заказы на истребители и бомбардировщики, а также демонтировать ядерные боеголовки и системы их доставки. Это подходящий момент для того, чтобы взять эти ресурсы и приступить к устранению реальных угроз, с которыми сталкивается страна: слабое общественное здравоохранение, разваливающаяся инфраструктура, растущее неравенство и экономическая нестабильность, а также климатическая катастрофа, которая требует полномасштабного преобразования энергетического, транспортного и строительного секторов.

Во время моего визита в Москву в 2018 году высокопоставленный чиновник Госдумы сказал мне, что восстановление постсоветского пространства России началось с принятия в 1992 году решения по сокращению военных расходов на 75%, освободив тем самым путь для возможной внутренней реконструкции и даже создания военной силы, которая действительно отвечает современным потребностям России в области безопасности. Аналогичный момент наступил и в США. Учитывая нынешние американские настроения и новые истины, также может оказаться политически разумным принять мир таким, какой он есть.