Путин в Давосе: "Не исключен срыв мирового порядка в бойню всех против всех, сценарий антиутопии"
Геополитика27 января 2021

Путин в Давосе: "Не исключен срыв мирового порядка в бойню всех против всех, сценарий антиутопии"

Основные моменты на слух. Если кратко - жесть! :

- коронавирус лишь обострил дисбалансы, которые были накоплены ранее

- имеется риск срыва мировой системы в сценарий тотального хаоса и антиутопии

- разрыв между виртуальной и реальной экономикой растет, что ведет к катаклизмам

-​политика QE лишь раздула дикие пузыри, и способствует дальнейшему росту разрыва доходов

- средний класс уничтожается в ряде стран, что ведет к их дестабилизации

- все сильнее будут мочить страны, которые несогласные с ролью сателлитов

- попытка построить однополярный мир и монополизации управления потерпела крах

- если европейской культуре суждено сохраниться, с учетом всех наблюдаемых процессов, то только вместе с Россией

Видео и полная стенограмма (обновляется по мере публикации):

В.Путин: Уважаемый господин Шваб, дорогой Клаус! Дорогие коллеги!

Я много раз бывал в Давосе, на мероприятиях, которые организует господин Шваб, еще в 90-годы. Только что Клаус вспомнил, что мы познакомились в 1992-м году. Во время работы в Петербурге, действительно, я неоднократно посещал этот представительный форум. Хочу Вас поблагодарить за то, что сегодня есть возможность донести свою точку зрения до экспертного сообщества, которое собирается на этой всемирно признанной площадке благодаря усилиям господина Шваба.

Прежде всего я хочу, дамы и господа, всех вас поприветствовать на Всемирном экономическом форуме.

Отрадно, что в этом году, несмотря на пандемию, несмотря на все ограничения, форум все-​таки продолжает свою работу. Хоть и в онлайн-​формате, но все-​таки работает и предоставил возможность участникам в ходе открытой и свободной дискуссии обменяться своими оценками и прогнозами, что отчасти компенсирует тот дефицит прямого общения лидеров государств, представителей мирового бизнеса и общественности, который накопился за прошедшие месяцы. Всё это важно сейчас, когда перед нами столько сложных вопросов, требующих ответа.

Нынешний Форум – первый в начавшемся третьем десятилетии XXI века, и большинство тем на нем, конечно же, посвящены глубинным переменам, которые происходят на планете.

Действительно, трудно не заметить коренных трансформаций в глобальной экономике, политике, социальной жизни, технологиях. Пандемия коронавируса, которую Клаус только что упомянул, ставшая серьёзным вызовом всему человечеству, лишь подстегнула, ускорила структурные изменения, предпосылки для которых уже были достаточно давно сформированы. Пандемия обострила проблемы и дисбалансы ранее накопившиеся в мире. Есть все основания полагать, что существуют риски дальнейшего нарастания противоречий. И такие тенденции могут проявляться практически во всех сферах.

Конечно же, в истории нет прямых параллелей. Но некоторые эксперты – я с уважением отношусь к их мнению – сравнивают текущую ситуацию с 30-ми годами прошлого века. С такой ситуацией можно соглашаться, можно не соглашаться. Но по многим параметрам, по масштабу и комплексному, системному характеру вызовов, потенциальных угроз определённые аналогии все-​таки напрашиваются.

Мы видим кризис прежних моделей и инструментов экономического развития. Усиление социального расслоения: как на глобальном уровне, так и в отдельных странах. Об этом мы и раньше говорили. Но это в свою очередь сегодня вызывает резкую поляризацию общественных взглядов, провоцирует рост популизма, правого и левого радикализма, других крайностей, обострение и ожесточение внутриполитических процессов, в том числе в ведущих странах.

Всё это неизбежно сказывается и на характере международных отношений, не добавляет им стабильности и предсказуемости. Происходит ослабление международных институтов, множатся региональные конфликты, деградирует и система глобальной безопасности.

Клаус сейчас упомянул о моем вчерашнем разговоре с Президентом Соединенных Штатов и о продлении договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. Безусловно, это шаг в правильном направлении. Тем не менее противоречия закручиваются, что называется, по спирали. Как известно неспособность и неготовность разрешать подобные проблемы по существу в ХХ веке обернулись катастрофой Второй мировой войны.

Конечно, сейчас такой глобальный «горячий» конфликт, надеюсь, в принципе невозможен. Очень на это надеюсь. Он означал бы конец цивилизации. Но, повторю, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Если, конечно, ничего не предпринимать для того, чтобы это не случилось. Есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии, чреватым борьбой всех против всех, с попытками разрешить назревшие противоречия через поиск «внутренних» и «внешних» врагов, с разрушением не только таких традиционных ценностей (мы в России дорожим этим), как семья, но и базовых свобод, включая право выбора и неприкосновенность частной жизни.

Отмечу здесь, что социальный и ценностный кризис уже оборачивается негативными демографическими последствиями, из-за которых человечество рискует потерять целые цивилизационные и культурные материки.

Наша общая ответственность сегодня заключается в том, чтобы избежать такой перспективы, похожей на мрачную антиутопию, обеспечить развитие по иной, позитивной, гармоничной и созидательной траектории.

И в этой связи подробнее остановлюсь на тех ключевых вызовах, которые, по моему мнению, стоят сейчас перед мировым сообществом.

Первый из них – социально-​экономический.

Да, если судить по цифрам статистики, то даже несмотря на глубокие кризисы 2008-го и 2020 годов, период последних сорока лет можно назвать успешным или даже сверхуспешным для мировой экономики. Начиная с 1980 года глобальный ВВП по паритету покупательной способности в реальном выражении на душу населения удвоился. Это, безусловно, положительный показатель.

Глобализация и внутренний рост привели к мощному подъёму в развивающихся странах, позволили более чем миллиарду человек выйти из бедности. Так, если взять уровень дохода в 5,5 доллара на человека в сутки (по паритету покупательной способности), то по оценкам Всемирного банка, в Китае, например, число людей с более низкими доходами сократилось с 1,1 миллиарда в 1990 году до менее 300 миллионов в последние годы. Это, безусловно, успех Китая. А в России с 64 миллионов человек в 1999 году до порядка 5 миллионов в настоящее время. И мы считаем, что это тоже движение вперед в нашей стране по самому главному, кстати говоря, направлению.

Но все-​таки главный вопрос, ответ на который во многом и даёт понимание нынешних проблем, – каков был характер такого глобального роста, кто получил от этого основную выгоду.

Безусловно, как уже сказал, во многом выиграли развивающиеся страны, которые использовали растущий спрос на свои традиционные и даже новые товары. Однако результатом такого встраивания в глобальную экономику стали не только рабочие места и экспортные поступления. Но и социальные издержки. Включая существенный разрыв в доходах граждан.

А как же обстоят дела в развитых экономиках, где уровень среднего благосостояния гораздо выше? Как ни парадоксально это звучит, но проблемы расслоения здесь, в развитых странах, оказались еще более глубокими. Так, по оценкам Всемирного банка, если с уровнем дохода менее 5,5 доллара в сутки в Соединенных Штатах Америки, например, в 2000-м году проживало 3,6 миллиона человек, то в 2016-м уже 5,6 миллиона человек.

В течение этого же периода глобализация привела к значительному увеличению прибыли крупных транснациональных, прежде всего американских и европейских компаний.

Кстати говоря, по гражданам, в развитых экономиках Европы такая же тенденция, как и в Штатах.

Но опять же, если говорить о прибыли компаний, кому достались доходы? Ответ известен, он очевиден – одному проценту населения.

А что произошло в жизни остальных людей? За последние 30 лет в ряде развитых стран доходы более половины граждан в реальном выражении стагнировали, не росли. А вот стоимость услуг образования, здравоохранения увеличилась. И знаете, в какую величину? Втрое.

То есть миллионы людей даже в богатых странах перестали видеть перспективу прибавления своих доходов. При этом перед ними встают проблемы, как сохранить здоровье себе и своим родителям, как обеспечить качественное образование детям.

Накапливается и огромная масса людей, которые, по факту, оказываются невостребованными. Так, по оценкам Международной организации труда, в 2019 году 21 процент, или 267 миллионов молодых людей в мире нигде не учились и нигде не работали. И даже среди работающих (вот интересный показатель, интересные цифры), даже среди работающих 30 процентов живут с доходом ниже 3,2 доллара США в сутки по паритету покупательной способности.

Такие перекосы в глобальном социально-​экономическом развитии стали прямым результатом политики, проводившейся в 80-е годы прошлого века, и проводившейся зачастую вульгарно и догматически. В основе этой политики лежал так называемый «Вашингтонский консенсус». С его неписанными правилами, когда приоритет отдаётся росту экономики на базе частного долга в условиях дерегулирования и низких налогов на богатых и корпорации.

Как уже сказал, пандемия коронавируса только обострила эти проблемы. В прошлом году падение глобальной экономики стало максимальным со времён Второй мировой войны. Потери рынка труда к июлю оказались эквивалентны почти 500 миллионам рабочих мест. Да, к концу года половину из них удалось восстановить. Но всё-​таки это почти 250 миллионов утраченных рабочих мест. Это большая и очень тревожная цифра. Только за первые девять месяцев прошлого года потери трудового дохода в мире составили 3,5 триллиона долларов. И этот показатель продолжает расти. А значит, растёт и социальная напряжённость в обществе.

При этом посткризисное восстановление идёт непросто. Если 20–30 лет назад проблему можно было бы решить за счёт стимулирующей макроэкономической политики (так и делают, кстати говоря, постоянно до сих пор), то сегодня такие механизмы уже, по сути, исчерпали себя, не работают. Их ресурс практически исчерпан. Это не мои голословные утверждения.

Так, по оценкам МВФ уровень совокупного долга государственного и частного сектора вплотную приблизился к отметке в 200 процентов глобального ВВП. А в отдельных экономиках он превысил 300 процентов национального ВВП. При этом в развитых странах процентные ставки повсеместно находятся практически на нулевой отметке. А в ключевых развивающихся – на исторически минимальных уровнях.

Всё это делает стимулирование экономики традиционными инструментами за счёт наращивания частного кредитования по сути невозможным. Так называемое количественное смягчение, которое только повышает, раздувает «пузырь» стоимости финансовых активов ведёт к дальнейшему расслоению в обществе. А нарастающий разрыв между «реальной» и «виртуальной» экономикой (кстати говоря, мне об этом очень часто говорят представители реального сектора экономики из многих стран мира, и думаю, что участники сегодняшней встречи из бизнеса тоже со мной согласятся) представляет реальную угрозу и чреват серьёзными, непредсказуемыми потрясениями.

Определённые надежды на то, что удастся «перезагрузить» прежнюю модель роста связаны с бурным технологическим развитием. Действительно, последние 20 лет заложили фундамент для так называемой четвёртой промышленной революции, которая основана на повсеместном применении искусственного интеллекта, автоматизированных и роботизированных решений. Пандемия коронавируса значительно ускорила такие разработки и их внедрение.

Однако этот процесс порождает и новые структурные изменения, прежде всего имею в виду рынок труда. А значит, без эффективных действий государства множество людей рискуют остаться без работы. Причём зачастую это так называемый средний класс. А это основа любого современного общества.

Добренький

Написать комментарий
Авторские статьи