Россия и Китай в Средней Азии: «сотрудничество» или «борьба»?
Геополитикаtopwar.ru26 июня 2015

Россия и Китай в Средней Азии: «сотрудничество» или «борьба»?

Тема сотрудничества и соперничества Китая и России в Средней Азии в 2015 году стала одной из ведущих в американских и прочих СМИ. На днях две публикации появились на CNBC и в журнале «Business Insider». Аналитики считают, что Средняя Азия превратится чуть ли не в поле боя для тех держав, что намерены усилить там своё влияние. И вопрос не в том, будет битва или нет, а в том, кто в ней победит. На американском сайте CNBC вышел материал Н. Чандрана под названием «Central Asia's battleground: Who's winning?» Аналитик задался вопросом: кто же побеждает в той битве титанов, что уже началась в Средней Азии? По мнению автора, в Центральной Азии ведут борьбу Пекин и Москва, соперничая из-за за влияния и прибылей. Приз победителю — богатый энергоносителями регион. Но кто же побеждает? Политологи, пишет аналитик, имеют различные точки зрения на этот вопрос. Единого видения ситуации нет. В Средней Азии сосредоточены некоторые из крупнейших в мире запасов газа и угля. Кроме того, в геополитическом смысле регион являлся полем для «большой игры» ещё с XIX века, когда Великобритания и Россия вели политическое соперничество. В XX веке в областях окончательно закрепилось российское господство, поскольку территории вошли в состав СССР. Однако в XXI веке новым «патроном» региона стал Китай. Ему удалось усилить здесь влияние при помощи установления торговых связей и вложения капиталов. Сегодня в пекинском проекте «Новый Шёлковый путь» стратегическими игроками являются Казахстан и Туркменистан. Самое главное для Пекина вот что: Китай — нетто-импортёр нефти, и он нуждается в поставках природных ресурсов и сырья из Средней Азии по доступным ценам. На устремления Поднебесной реагирует Москва. Она тоже усиливает свои позиции в качестве сверхдержавы в регионе. В январе 2015 г. президент Владимир Путин официально «запустил» Евразийский экономический союз, куда входят сейчас Россия, Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызстан. Россия не хочет, чтобы КНР ещё больше расширила здесь свой потенциал, пусть и в многостороннем формате, отмечает Александер Кули, профессор политологии Колумбийского университета. Согласно недавнему докладу американской аналитической частной компании «Stratfor», Россия прилагает целый ряд усилий по увеличению своего военного присутствия в регионе, а также присутствия сил безопасности. Делается это с целью защиты от политических рисков, считают эксперты «Stratfor». Для оправдания этого шага Путин, скорее всего, использует фактор угрозы перемещения радикальных исламистов из Афганистана. Однако на самом деле Кремль по-прежнему озабочен влиянием китайцев и американцев в регионе, говорится в докладе. Если рассуждать с точки зрения экономики, то Пекин и вправду может воспользоваться «затяжным спадом» России, который, согласно оценкам Всемирного банка, может продлиться в течение следующих двух лет. По мнению А. Кули, нынешний кризис рубля ещё больше продемонстрировал «решающую роль Китая» в регионе. Другие эксперты говорят примерно то же самое: у России дела идут всё хуже, дошло уже до того, что Китай предоставляет финансирование для российских проектов. Вряд ли следует говорить о «двустороннем балансе» в Средней Азии: чаша весов Пекина перевешивает чашу Москвы. Так думает Бхавья Сегал, глава азиатско-тихоокеанских исследований компании «Frontier Strategy Group». А вот Чжан Хунчжоу, младший научный сотрудник сингапурского Nanyang Technological University, имеет другое мнение. По его словам, Россия скорее всего останется доминирующей политической силой в регионе. «Несмотря на рост экономического влияния Китая в Центральной Азии, Россия будет продолжать играть существенную роль в регионе, используя сочетание сферы энергоресурсов, культурных и военных связей», — считает эксперт. Такие связи установлены давно, и Китаю потребуется немало времени на создание аналогичных связей; в краткосрочной перспективе об этом вряд ли можно говорить. Кроме того, по словам товарища Чжана, существует зависимость стран Центральной Азии от денежных переводов мигрантов из России. В Кыргызстане и Таджикистане, например, половина рабочей силы трудится в России, а денежные переводы составляют по 25 процентов от валового внутреннего продукта этих стран. Наконец, русский язык. Он является доминирующим в Центральной Азии. Многие представители региональных элит региона сохраняют тесные связи с российскими лидерами, несмотря на крах СССР. Есть и такие эксперты, что придерживаются «нейтральной позиции». «Я рассматриваю отношения Китая и России в Центральной Азии скорее как более тесное сотрудничество, нежели конфронтацию», — утверждает Джим Рикардс, аналитик из «West Shore Funds». Своё мнение он аргументирует участием обеих названных стран в Шанхайской организации сотрудничества и в партнёрстве с правительствами стран Центральной Азии. «В какой-то степени они оба трудятся вместе, заполняя пустоту, образовавшуюся после вывода американских войск из Афганистана и с Ближнего Востока», — отмечает эксперт. Елена Холодны (Elena Holodny) в «Business Insider» подчёркивает, что несмотря на сближение России и Китая из-за украинского кризиса, нельзя говорить, что между двумя государствами «всё гладко». По мнению эксперта Александра Габуева (Московский Центр Карнеги), «расширение» сотрудничества Москвы и Пекина — это один из главных основных «побочных эффектов» от сближения КНР и РФ. Как считает Дмитрий Тренин, директор Центра Карнеги, наибольшее влияние от углубления китайско-российского сближения почувствуют на себе страны «внутренней Азии» (Афганистан, Монголия и пять постсоветских государств Центральной Азии). Новая торговая и инвестиционная зона покроет, скорее всего, всю Центральную, Северную и Восточную Евразию; её локомотивом станет Китай. Эту область эксперт именует «Большой Азией», которая протянется от бизнес-центра Шанхая до Санкт-Петербурга. Говоря о Китае и России в Средней Азии, нельзя забывать о целом ряде инициатив: тут и Шёлковый путь, и развитие Северного морского пути, и проект высокоскоростной железнодорожной линии, которая соединит Москву с Пекином, и Шанхайская организация сотрудничества, перечисляет Тренин. Тем более что Путин видит «большую Европу» — от Лиссабона до Владивостока. Однако это в идеале, а на деле, несмотря на инфраструктурные проекты и политическое сотрудничество, не всё так хорошо для сотрудничества Китая и России в Центральной Азии. Анита Индер Сингх, приглашённый профессор в Центре мира и разрешения конфликтов в Нью-Дели, говорит, что взаимовыгодные и, по-видимому, дружественные отношения двух государств характеризуются в действительности соперничеством «за первенство в Евразии». Если Россия сегодня «поворачивает свою стратегическую ось на восток, изо всех сил пытаясь сохранить своё влияние в Центральной Азии», то Китай тем временем «движется в западном направлении с целью стать великой евразийской державой». Напряжённость возникла из-за того простого факта, что не Россия, а Китай стал основным кредитором «на заднем дворе России» (этот «задний двор», указывает автор, состоит из государств, которые ранее входили в состав Советского Союза и были в значительной степени интегрированы с Россией после распада СССР в 1991 году). Сегодняшняя России, в экономике которой заметны кризисные явления, не в состоянии предложить Средней Азии ту же «щедрость и инвестиции», какие даёт Пекин. Сингх уверена, что инвестиции Китая в казахстанскую энергетику «раздражают Россию». К тому же Туркменистан (четвёртый по величине обладатель газовых запасов) ныне «ищет новые маршруты, дабы минимизировать свою зависимость от нефтепровода в России». Наконец, Сингх указывает, что постсоветские государства «опасаются того, как бы Россия не использовала ЕврАзЭС для их запугивания и создания зависимости от разрушающегося рубля». Другое мнение у Тренина. Он полагает, что Москва в ШОС неформально играет роль соведущего (второй соведущий — Китай). Пекин, считает эксперт, уважает «красные линии» Москвы, касающиеся создания политических союзов и организации военных баз на территории бывшего советского пространства. В любом случае, заключает Елена Холодны, посмотрев повнимательнее, всегда можно найти нечто большее, чем увидел с первого взгляда. Особенно если речь идёт о политическом партнёрстве России и Китая… Итак, добавим в заключение, иностранных экспертов очень и очень занимает тема «сотрудничества» (или «борьбы») России и Китая в Средней Азии. Тема эта отчасти актуализировалась, когда из Афганистана была выведена большая часть американского военного контингента. С другой стороны, быстрому сближению КНР и РФ послужили западные санкции, ослабившие экономику России. Москва совершила финансовой и геополитический поворот на восток, и обратного разворота (на запад) в ближайшее время ждать не приходится. Поэтому скорее надо будет говорить о «сотрудничестве» Москвы и Пекина в Средней Азии, нежели о «борьбе». У России не так много партнёров в современном мире, чтобы с ними «бороться». Обозревал и переводил Олег Чувакин.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Весёлый Роджер
«Эх хорошо, в стране xoxлячей жить, Эх хорошо, пиндосов член любить, Эх хорошо, с Бандерой нам скакать, Флот пиндосов в гости зазывать, зазывать! Перед нами сортиры открыты, Помним все мы заветы «борцов», Лишь один наш ответ – Делай лучше миньет! Будь Готов, Будь Готов, Будь Готов!!! Будь Готов всегда во всём, Будь Готов ты и ночью и днём, Сраку панам давать, да повыше стрибать! Будь Готов, Будь Готов, Будь Готов!(С)»
Весёлый Роджер
Ой звиняй Шмуля, а ты с Роджером в одном полку служил? Ны! Тай шо ты с ним в одно поле ...ть ходил? Опять ны? Мабуть одну жинку вы ...ли? Ны опять! Ну значит тоди, ты тварь Шмуля - киздун и .лядь! Вот оно так! И главное у тебя - это вумного москаля ОБОСРАТЬ!!!
Весёлый Роджер
Шановний "е" - привет тебе привет! И - заметь уже не в первый раз, этО мурло под жиночим ником, со старыми ластицами, о деньгах заговорилО, взамен чего-то. Значит с кем-то это сработало. Вот жешь тварь! И я уверен, этО мразь, как только получил гроши, так в тот же момент и наэбал москаля. Мразь жидоxoxлячая, пидзеленуха шо казати!
Нос тальги
Расторгуев,ну не пой так душевно ,расея', невозможно же слышать.
Юрий
Какие мрази! Чем меньше вес страны, тем больше вони
Стулья наперед
Наоборот. Церковь должна.
Кот Матроскин
Если так пойдёт дальше... ни безвиза ни кружевных трусиков больше не будет.