Система сдержек и противовесов по-ирански
Геополитикаoko-planet.su10 дней назад

Система сдержек и противовесов по-ирански

Исламская республика как форма государственного устройства является уникальным синтезом структурных элементов, берущих свое начало в исламской традиции и тех, что образовались под влиянием вестернизации. Примером последнего является и сама Конституция Ирана – такая форма правового акта нехарактерна для исламских государств. На сегодняшний день статусом исламской республики обладают помимо Ирана также Пакистан, Афганистан и Мавритания. Обладает ли иранская система той стабильностью и эффективностью, которые необходимы для всестороннего развития государства? Для большей конкретности в рассматриваемой теме уместным будет и проследить истоки системы органов государственной власти Ирана в исламской и западноевропейской правовых доктринах. Кроме того, необходимо коснуться такого вопроса, как система сдержек и противовесов – механизм взаимоотношений органов государственной власти, уравновешивающий их относительно друг друга и не позволяющий ни одному из них осуществить монополию на государственную власть. В контексте рассматриваемой страны она фактически выражается в балансе органов европейского и исламского происхождения. Обладает ли ею Иран, или же стоит признать правоту тех, кто записывает его в «тоталитарные системы»? Разберемся.

Итак, нас интересуют следующие институты государственной власти: Верховный лидер (и находящиеся у него в подчинении консультативные органы: Ассамблея по определению политической целесообразности, Совет по выработке политики реконструкции, Высший совет культурной революции), Президент, Правительство, Меджлис исламского совета, Совет стражей Конституции, Совет экспертов, Глава судебной власти.

Начнем непосредственно с самой структуры иранской государственно-правовой системы. На ее вершине, естественно, находится глава государства – Верховный или Духовный лидер  (перс. «Рахбар-э моаззам» – «тот, кто указывает путь, обладая верховенством»). Он наделен Конституцией обширными полномочиями, как то: определение общей политики, назначение на ряд высших постов государства и принятие отставки этих лиц, верховное командование ВС ИРИ, объявление войны и заключение мира, контрольные и др. функции. Особый интерес представляет п. 8 ст. 110 Конституции, устанавливающий, что Верховный лидер также уполномочен преодолевать проблемы государства, которые не могут быть решены обычным путем, при помощи Ассамблеи по определению политической целесообразности, совещательного органа при нем, призванного обеспечить главе государства ясное видение текущей ситуации. Членами этого органа могут быть лица, занимающие иные государственные посты. Данная норма предоставляет Верховному лидеру Ирана значительный инструмент влияния на все аспекты государственной политики. Кроме того, п. 7 этой же статьи наделяет главу государства правом разрешения противоречий трех ветвей власти. Такой правовой статус ставит главу государства на высшую ступень государственной иерархии, не включая его ни в одну из ветвей власти, но делая его в том числе «частью» каждой, подчиняя их его фактическому контролю, что установлено ст. 57. С точки зрения своего положения в шиитской иерархии Верховный лидер также имеет право издавать обязательные для исполнения фетвы по вопросам исламского права. В случае отсутствия возможностей исполнения Верховным лидером своих обязанностей, до избрания нового его обязанности главы государства исполняет временный совет, состоящий из президента, главы судебной власти и одного из членов Совета стражей Конституции по выбору Ассамблеи по определению политической целесообразности.

Главы иранского государства: Рухолла Мусави Хомейни и Сейед Али Хаменеи

Стоит отметить, что в смысле традиционных государственно-правовых доктрин Иран имеет много общего с исламскими арабскими государствами, ввиду их общего исторического прошлого в Халифате. С точки зрения именно структуры, а не легитимного обоснования государственной власти шиитско-суннитские противоречия наименее выражены, и можно говорить о традициях исламского государственного устройства, как общих для обоих течений (за исключением, конечно, некоторых специфических аспектов, связанных с особым характером власти Верховного Лидера в Иране). Традиционная исламская доктрина не признает европейско-американского принципа разделения властей. Деятельность государства, в основе которого, по шариату, лежат нормативные предписания Корана, подразумевает неразрывное сочетание законодательной и исполнительной функции, которые реализуются в полномочиях единого органа – главы государства. Если для государственно-правовой концепции разделения властей западных стран и государств североамериканского континента оно рассматривается как гарантия против злоупотребления исполнительной власти, то исламские теоретики считают необходимым совмещение поста главы государства и правительства в одном лице. Исламское государство, по их мнению, должно управляться путем тесного взаимодействия законодательной и исполнительной властей, координировать работу которых должен глава государства. Парламент служит для обсуждения и решения лишь основных проблем функционирования общества. Решение оперативных вопросов государственного управления должно находиться в компетенции правительства. В Иране по данному вопросу достигнут интересный компромисс. «Вопреки» традициям исламских государств ветви власти независимы и отделены друг от друга, имея при этом и способы взаимного давления. Однако, тем не менее, о классическом понятии разделения властей говорить нельзя, ввиду их общей подчиненности Верховному Лидеру. Независимость ветвей власти в техническом смысле допущена лишь в связи с большей эффективностью работы государственной машины. Однако, несмотря на это, в Иране присутствует то, что можно было бы назвать системой сдержек и противовесов, которая распространяется не только на ветви власти, но и на органы, находящиеся вне их структуры.

Согласно ст.58 Конституции, законодательная власть сосредоточена в руках Меджлиса исламского совета (перс. «маджлес-э шура-йе эслами»). Здесь необходимо небольшое отступление для лучшего понимания роли этого органа в иранской системе власти. П. 1 и 6 ст. 2 устанавливают веру в законы шариата и их исполнение как источники такой системы власти, как Исламская Республика. Там же указаны, в том числе, и 3 классических шариатских государственно-правовых принципа – справедливость, равенство и совещательность (шура). Шура для мусульман – это уважение и ответственность – два основных понятия, объединяющие нацию и обеспечивающие в ее жизни стабильность. В противоположность установившемуся западному мнению, человек, личность в Исламе имеет ценность, и объяснение этого – в абсолютном равенстве в правах перед законом (закрепленный конституционный принцип), ибо все люди, согласно исламу – братья. Однако принцип совещательности может выражаться в многообразии органов, его осуществляющих. В истории исламской государственности следует выделить 4 вида таких органов : меджлис, шура, джирга  и диван . В исламской традиции меджлис – представительный орган, решающий вопросы конституционно-правового значения. В отличие от традиционного исламского законодательного органа Меджлиса аш-Шура, современный иранский Меджлис исламского совета представляет собой парламент европейского образца и, соответственно, не обладает религиозными полномочиями, а потому религиозный ценз для его членов также отсутствует. Более того, согласно ст. 64, по одному депутату в Меджлисе в обязательном порядке имеют зороастрийцы, иудеи, ассирийцы и халдеи, а также армяне-христиане севера и юга. Такая норма, по сути, также является отражением принципа защиты и «опеки» уммой ахль аль-китаб (христиан, иудеев и представителей иных монотеистических религий), который установлен Священным Кораном (в Халифате христиане и иудеи, выплачивающие джизью, назывались зиммиями, «покровительствуемыми»). Исключение, сделанное для зороастрийцев, с влиянием которых на мусульман и ислам в Халифате велась постоянная жестокая борьба, представляет собой дань уважения, отданное пусть уже и исламским Ираном своим историческим корням.

Депутаты Меджлиса исламского совета, однопалатного парламента, в количестве 290 человек (ст. 63 установлено, что каждые 10 лет с учетом демографии оно может увеличиваться максимум на 20 человек) избираются всенародным голосованием на 4 года. Единственное ограничение законодательной власти Меджлиса – противоречие принятого закона исламу или Конституции, во избежание этого каждый закон подлежит проверке Советом стражей Конституции. Законопроект передается в Меджлис после одобрения Правительства и может быть рассмотрен по инициативе как минимум 15 депутатов. Ст. 73 дает Меджлису право толковать обычное право, в том числе, и в рамках системы правосудия, ст. 76 – рассматривать все проблемы государства. Также необходимо его одобрение для получения и предоставления Правительством займов или безвозмездной помощи как внутри страны, так и за рубежом. Еще один вид парламентской ответственности Правительства – интерпелляции (четверть депутатов для вызова в Меджлис Президента и инициатива любого депутата для вызова министра). Функцией Меджлиса является также рассмотрение жалоб на органы всех ветвей власти. Таким образом, на основании рассмотренного можно утверждать, что Меджлис Исламского совета является символом власти народа, а выборы – символом народовластия, парламент отвечает современным демократическим требованиям.

Рассмотрим исполнительную ветвь власти, в которую, согласно ст. 60, входят такие органы, как Правительство и Президент. Начнем с последнего. Президент не является главой государства, а, как установлено ст. 113, руководит исполнительной властью во всех сферах, кроме тех, что отнесены к непосредственному ведению лидера страны. Он является вторым официальным лицом государства после Верховного лидера и гарантом Конституции. Президент избирается всенародным голосованием абсолютным большинством голосов на 4 года, но не более чем на 2 срока. Кандидатуры претендентов на пост должны быть проверены Советом стражей Конституции на предмет компетентности и соответствия закрепленным в Конституции требованиям и одобрены Верховным лидером в предвыборный период. Эти требования, согласно ст. 115, следующие: иранское происхождение, гражданство Ирана, распорядительность и организационные способности, достойная биография и набожность, религиозность, вера в основы Исламской Республики и принадлежность к официальной религии страны. Дискриминация по половому признаку формально отсутствует, на последних президентских выборах была зарегистрирована женщина в качестве кандидата. К компетенции Президента Конституцией отнесено следующее: подписание договоров и соглашений правительства с другими государствами, а также договоры, относящиеся к международным организациям, после их ратификации Меджлисом исламского совета, исполнение плана и бюджета, осуществление управленческой и кадровой политики, утверждение послов по предложению министра иностранных дел, подписание и принятие верительных грамот иранских и иностранных послов, вручение государственных наград, назначение министров с обращением в Меджлис исламского совета для получения вотума доверия и снятие их с должности, руководство Правительством и его контроль. В случае отсутствия возможности исполнения Президентом своих обязанностей с согласия Верховного лидера его полномочия берет на себя первый вице-президент (заместитель, которому Президент также может передавать некоторые свои функции). Такая ситуация в Иране имела место один раз, в 1981 году, после трагической гибели второго Президента ИРИ Мохаммада Али Раджаи.

Принцип несовместимости постов установлен ст. 141 только для Президента, его заместителей, министров и правительственных служащих. Таким образом, можно констатировать, что Президент в Иране исполняет по большей части функции премьер-министра, в исламской традиции его можно уподобить «великому визирю».

Согласно классической исламской государственно-правовой доктрине глава государства не имеет правительства как коллегиального органа исполнительной власти. Правительство есть ненужная преграда между великим визирем как начальником канцелярии и визирями или исполнительными помощниками (руководителями) ведомств. Руководители напрямую подчиняются ему. Сейчас в доктрине исламской формы правления этот институт не вполне признан, но на практике произошло его окончательное утверждение как органа, возглавляющего исполнительную власть или сферу исполнительных дел.

Данное установление, однако, также понимается как своего рода осуществление на практике шариатского принципа совещательности, таким образом, правительство, являясь коллегиальным органом, предлагает проекты решений, которые оно выработало путем общего обсуждения и совещания. То есть правительственный орган в данном случае призван помогать путем «совета». В этом контексте важно упомянуть о том значении совещательности, которое придается ей в исламской доктрине. В Священном Коране есть отдельная сура, так и называющаяся – «Шура», аяты 36-38: «А то, что есть у Аллаха, будет лучше и долговечнее для тех, которые… совещаются между собой о делах…»  . 3:159 – «… советуйся с ними о делах… »   (обращение Аллаха к Пророку). Арабский философ Абу-ль-Хасан аль-Маварди довел этот принцип до апогея: «Более достохвальна ошибка, случившаяся из-за того, что кто-то следовал совету, чем правильное действие, совершенное кем-то, кто ограничивался собственным мнением». По сути, правительственный орган Ирана происходит от дивана, который также является совещательным. Отличие его от того же шура в том, что к функциям дивана относится в основном управление административной системой государства. Диваны были созданы под влиянием сасанидского государственно-правового наследия халифом Умаром по совету Али как списки распределения государственных доходов (прежде всего, военной добычи среди воинов), они также обозначали места хранения таких списков. Позднее, уже в Омейядском халифате, диваны превратились в органы отраслевого/межотраслевого управления. Однако центрального правительственного органа не существовало.

Анализируя смысл положений Конституции, можно сделать вывод, что Правительство рассматривается в качестве вспомогательного для Президента органа. Согласно ст. 134, он руководит его действиями, согласовывает его действия и определяет направления его деятельности, а также отвечает за его действия в Меджлисе исламского совета. Кроме этого, каждый министр несет ответственность за собственную сферу ведения. В структуре Правительства ст. 138 предусмотрено создание комиссий из нескольких министров для отдельных проектов. Все акты Правительства предоставляются Председателю (спикеру) Меджлиса, который может потребовать их пересмотра Правительством при выявлении противоречия их закону. Несмотря на европейский «облик» современного иранского правительственного органа, по своему характеру его следует отнести к исламскому воплощению принципа совещательности. По сравнению с фигурой Президента Правительство выглядит в Конституции достаточно «безликим» и несамостоятельным, чтобы можно было, в соответствии с исламской доктриной, провести параллели с великим визирем и разветвленным штатом его подчиненных, необходимых для технического разделения управления государством.

Итак, последняя ветвь власти, подлежащая рассмотрению – судебная. Согласно ст. 61, судебная власть осуществляется судами системы юстиции, которые должны быть образованы согласно исламским нормам и заниматься разрешением споров, охраной общественных прав и соблюдением и развитием справедливости, а также исполнением наказаний согласно религиозным предписаниям. Высшей ее инстанцией является Глава судебной власти, назначаемый Верховным лидером из числа авторитетных правоведов на 5 лет. Ст. 158 Конституции наделяет его полномочиями структурирования судебной системы для исполнения ею своих прямо указанных функций, назначения и снятия с должности судей и подготовки необходимых законопроектов, касающихся судебной сферы (показатель значимости этого – Закон о судах общей юрисдикции). Глава судебной власти представляет Президенту кандидатуры для назначения на должность министра юстиции, которому он может по своему усмотрению передавать административные и финансовые полномочия, кроме прямо закрепленных для Главы ст. 158. Основная же функция министра юстиции – обеспечение взаимодействия судебной власти с законодательной и исполнительной. Эта должность является достаточно важной в Исламской Республике при «дуализме» ее структур, ведь в задачи министра юстиции входит достижение компромиссных решений между судами, которые, согласно Конституции носят сугубо исламский характер и вестернизированным Меджлисом исламского совета, а также Правительством и Президентом. Отношения Президента с министром юстиции ничем не отличаются от его отношений с другими министрами.

Изначально во главе судебной власти Ирана находится Верховный судебный совет, состоявший из 6 членов – Главы судебной власти, председателя Верховного суда, генерального прокурора и трех судей, избираемых из числа судей и самими судьями по всей стране путем тайного голосования на пятилетний срок. Вследствие поправок 1989 года (это логически вытекает и из вышеприведенного анализа ситуации, которая обозначила их необходимость) руководство судебной властью было централизовано. С роспуском Верховного судебного совета все его обязанности и полномочия были переданы Главе судебной власти, который назначается и отстраняется от должности Верховным лидером и подает ему прошение об отставке.

Судебная система Ирана разделяется на системы общих и специальных судов. Р.В. Пашков в своих работах также выделяет исламские революционные суды.

Глава судебной власти после консультации с судьями Верховного суда назначает Председателя Верховного суда и Генерального прокурора из числа авторитетных правоведов на 5 лет. Верховный суд, помимо собственной судебной деятельности, выполняет задачи по контролю надлежащего исполнения закона нижестоящими судами и обеспечения единообразия деятельности судебной власти. В структуре Верховного суда создаются специализированные подразделения (сегодня их 25) и общая Коллегия, разделенная на 3 ветви – по уголовным (в 1994 году произошло слияние судов, специализировавшихся на уголовном и частном гражданском праве), юридическим делам и по обеспечению единообразия в судебной практике. Их деятельность также согласовывается с Генеральным прокурором. Верховный суд рассматривает дела в качестве первой, апелляционной и кассационной инстанций. Верховный суд, таким образом, стоит во главе системы судов общей юрисдикции. В нее включаются высшие и низшие суды, кроме того, существует специальный суд, рассматривающий дела, возникающие из брачно-семейных и наследственных правоотношений.

В рамках системы специальных судов для рассмотрения жалоб, исков и  протестов граждан против должностных лиц, организаций или правительственных актов и восстановления прав граждан создается Суд административной справедливости, который находится под контролем Главы судебной власти посредством Генеральной инспекции. Для разрешения дел КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции) и армии существуют военные суды и прокуратуры.

Под непосредственным ведением Верховного лидера функционирует Специализированный суд по делам духовенства. Финансовый суд, в задачи которого входит проверка расходов структур, использующих средства государственного бюджета, находится в прямом подчинении Меджлиса исламского совета.

Исламские революционные суды, первоначально созданные по приказу имама Хомейни для суда над сторонниками и функционерами павшего режима, не указаны в Конституции, планировалась их ликвидация, но, на фоне продолжавшейся иракской агрессии, в 1983 году Меджлис исламского совета принял закон, включающий их в общую систему под контролем Верховного судебного совета, чьи полномочия после 1989 года находятся в руках у Главы судебной власти. К их компетенции сегодня относятся дела о наиболее тяжких преступлениях, таких как против безопасности, коррупция, покушения на убийство государственных и политических деятелей, спекуляции, заговоры против исламского правления, похищения детей, изнасилования, проституция и т.д.

Подводя краткий итог, можно сказать, что в судебной системе наиболее полно выражается специфика Ирана как исламского государства. Она обладает достаточным количеством формальных демократических черт, касающихся, например, статуса судей или принципов судопроизводства. Вместе с тем сосредоточение огромной фактической власти в судебной сфере у единоличного Главы, подчиняющегося только главе государства, вызывает серьезную критику, так как ставит состояние судебной власти в прямую зависимость от личности назначенного Верховным лидером правоведа. Поэтому критика по поводу различных практических нарушений в судебной сфере сегодня во многом направлена конкретно против Садика Лариджани, чье назначение вызвало серьезные разногласия в иранском обществе.

Также в Иране существуют органы, прямо не отнесенные Конституцией (ст. 58, 60 и 61) ни к одной из ветвей власти, поэтому их можно обозначить как органы, находящиеся вне структуры ветвей власти, однако, тем не менее, играющие огромную роль в государственно-правовой системе Ирана.

Помимо упомянутого главы государства, стоящего над ветвями власти, прежде всего, к подобным органам относится Совет экспертов. Он состоит из 88 богословов, избираемых населением на 8 лет. Основной функцией является избрание и отстранение от должности Верховного лидера. Формально это единственный орган, которому подотчетен Верховный лидер, и который может оказывать на него влияние.

Другой важный орган – Совет стражей Конституции, выполняющий функции конституционного надзора и контроля. Он состоит из 12 членов, половина из которых является богословами, назначаемыми Верховным лидером, а другая половина – юристы исламского права, избираемые Меджлисом исламского совета на 6 лет из числа кандидатур, представленных Главой судебной власти. Без одобрения Совета решения Меджлиса не имеют законной силы. Кроме того, Совет проверяет на соответствие требованиям кандидатуры на пост Президента и членов Совета экспертов, любой из них может быть снят с должности при выявлении нарушений. Совет стражей Конституции наделен правом толкования Конституции. Данный орган представляет собой именно ту исламскую по своему духу структуру, которая непосредственно уравновешивает Меджлис, парламент европейского образца.

Ассамблея по определению политической целесообразности, как уже упоминалось, является совещательным органом при Верховном лидере. Ее основная задача – достижение компромисса при конфликтах между Меджлисом исламского совета и Советом стражей Конституции. Ее члены назначаются главой государства на неопределенный срок. В системе власти занимает место высшего политического совета.

Существует и высший экономический совет, его название – Совет по выработке политики реконструкции.

Завершает список совещательных органов Высший совет культурной революции. Членов его также назначает Верховный лидер, а председателем в нем является Президент.

Совет по пересмотру Конституции – специальный орган, уполномоченный рассматривать изменения и дополнения, предложенные Верховным лидером своим указом Президенту после консультаций с Ассамблеей по определению политической целесообразности. Его состав закреплен в ст. 177.  После одобрения предлагаемые изменения выносятся на всенародный референдум.

Итак, что же представляет собой система сдержек и противовесов в условиях подобной организации государственной власти? Наличие ее означает, что ветви власти имеют «точки давления», позволяющие им взаимно влиять и, в той или иной степени, контролировать друг друга. В Иране в такую систему взаимодействия включены и органы, прямо не отнесенные Конституцией ни к одной из ветвей власти, так как прямых их аналогов в мире, за пределами шиитской государственно-правовой доктрины, не существует. Подведем же итог и соберем перечисленные фрагменты в единую картину.

Центр и вершина иранской системы – Верховный лидер, обладающий широчайшим кругом полномочий. Он избирается Советом экспертов, однако, также на занятие кандидатом поста Верховного лидера влияет Совет стражей Конституции, проверяющий личность кандидата на соответствие установленным требованиям. В необходимых случаях этот орган может по основаниям религиозного и иного характера признать поведение главы государства недостойным, в таком случае Совет экспертов лишает его должности. Поскольку Совет экспертов является выборным органом, олицетворяющим духовную вершину общества, Конституция не дает Верховному лидеру обратного рычага воздействия на него, за исключением права доступа к протоколам его заседаний, однако фактически, вспоминая и внутриполитическую борьбу имама Хомейни с оппонентами, все же можно говорить о политическом доминировании воли Верховного лидера, что, конечно, целиком зависит от его личности. Глава государства назначает половину членов Совета стражей Конституции, являющихся духовными лицами. Совет стражей контролирует исламскую и политическую благонадежность кандидатов, предложенных на замещение высших государственных постов.

Другую половину членов Совета стражей избирает Меджлис. Этот являющийся продуктом вестернизации орган наделен таким значимым полномочием с важной оговоркой – избрание происходит из кандидатур, представленных Главой судебной власти, заменившим собой в 1989 году Верховный судебный совет, назначаемым и прямо подчиняющимся Верховному лидеру. Поэтому равновесие между исламом и вестернизацией в вопросе о составе Совета стражей нарушено в пользу ислама, представленного Верховным лидером.

Также он утверждает кандидатуры на пост Президента на выборах и подписывает указ о назначении на должность победившего на выборах кандидата, реальность такова, что замещающее эту должность лицо не может являться оппонентом проводимой Верховным лидером общей политики. У кандидатов варьируется лишь общее отношение к наиболее острым вопросам повестки дня, таким как, например, ядерная программа и санкции. Подобные вариации можно проследить от представителей консервативных кругов общества Махмуда Ахмадинежада  и Эбрахима Раиси (уступившего на последних президентских выборах) до умеренно и либерально настроенных Мохаммада Хатами  и Хасана Роухани (в начале срока). На данных примерах можно доказать, что политика Ирана, независимо от нахождения у власти президентов, имеющих «противоположную политическую окраску» (насколько эта фраза вообще уместна в отношении иранской политической системы), изменялась достаточно незначительно (за исключением некоторых нюансов). Президент формирует Правительство, но он обязан обратиться в Меджлис исламского совета для получения вотума доверия (традиционно самой спорной в этом плане сферой является экономика). Согласно ст.87 Президент имеет право самостоятельно обращаться в Меджлис для получения вотума доверия по особо важным и значимым вопросам. При смене состава Меджлиса получение нового вотума доверия необязательно, он необходим при смене большей части Правительства.

Рычаги воздействия Меджлиса на исполнительную власть весьма многочисленны. Они выстраиваются в собственную иерархию. При появлении вопросов к Президенту у четверти депутатов или к конкретному министру хотя бы у одного депутата эти лица должны явиться в Меджлис в установленный срок для разъяснений. Также существует более категоричная письменная форма официального запроса (интерпелляции) к Правительству в целом или к конкретному министру, для этого необходимы подписи 10 депутатов, при удовлетворении депутатов выносится вотум доверия, в обратном случае – вотум недоверия, вследствие которого с должности снимаются все Правительство либо конкретный министр. В отношении Президента такая форма также возможна при поддержке требования его вызова в Меджлис третью депутатов. При отрицательном результате его разъяснений в Меджлисе и поддержке двух третей депутатов начинается процедура импичмента. Предложение Меджлиса об отстранении Президента от должности направляется Верховному лидеру, который принимает окончательное решение. Возможен и другой вариант данной процедуры – решение Верховного суда о нарушении Президентом закона, превышении либо злоупотреблении своими полномочиями также направляется Верховному лидеру. Совет стражей Конституции не имеет возможности влиять на Президента напрямую, однако он может поставить вопрос о законности его действий в Верховном суде. Процедура импичмента проводилась в Иране один раз, в 1980 году, в отношении Абу-ль-Хасана Банисадра, и завершилась отстранением его от должности. Президент не имеет права вето.

В соответствии с закрепленным в ст. 63 принципом недопущения отсутствия Меджлиса, его роспуск невозможен. Наибольшими возможностями для противодействия Меджлису располагает Совет стражей Конституции. Без его одобрения ни одно решение парламента не имеет законной силы (понятно, кроме решения об избрании 6 членов Совета стражей). Кроме этого, Совет стражей утверждает кандидатуры депутатов на выборы, руководствуясь собственной оценкой их исламской (не касается представителей религиозных меньшинств) и политической благонадежности. Несмотря на относительно короткую историю иранского парламентаризма, депутаты Меджлиса традиционно проявляют большую политическую активность, используя возможные рычаги влияния, по крайней мере, для привлечения внимания к наиболее острым проблемам общества и государства. В 1980-х противостояние и конфликты Меджлиса с Советом стражей были постоянным явлением (это и стало одной из причин создания Ассамблеи по определению политической целесообразности, она и представляет собой инструмент главы государства для их примирения). Из смысла полномочий Совета стражей следует и то, что он вправе инициировать при определенных обстоятельствах процедуру лишения депутатского мандата, однако использование ее как инструмента политического давления на Меджлис не практикуется.

Такое положение Меджлиса исламского совета в системе государственной власти ясно говорит об утверждении его в качестве достаточно независимого центра силы, обладающего значительными возможностями для влияния на большинство сфер жизни общества и государства. Пожалуй, по формальному положению в иранской системе сдержек и противовесов, и независимости от прочих органов Меджлис можно уподобить Верховному лидеру – оба они формально контролируются только структурами шиитского духовенства. В теории такая ситуация характерна именно для формы Исламской Республики и ее дуализма, на практике же (если говорить уже о государственном режиме) преобладание Верховного лидера в системе власти не вызывает сомнений. Однако необходимо повторить, что степень реального могущества Верховного лидера зависит от личности находящегося на этом посту человека.

Таким образом, можно проследить, что Ирану во многом действительно удалось достичь необходимого для эффективного функционирования государственной системы компромисса (яркий пример – уже упомянутая особенность разделения ветвей власти) между шиитской государственно-правовой доктриной и вестернизацией. И функционирование реальной системы сдержек и противовесов тому подтверждение. Она позволила достигнуть хотя бы формального равенства между светскими и религиозными структурами, избежав превращения Ирана в «средневековый» по духу (что, однако, не помешало геополитическим и идеологическим противникам создать у Исламской Республики именно такой имидж в мировом сознании) имамат с всемогущим шиитским духовенством у власти. В то же время, практическое преобладание Верховного лидера и структур исламского характера позволяет справедливо назвать Иран именно исламским государством, то есть построенным и функционирующим на основе исламских законов и во благо уммы правоверных.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Алиса
Светлая память! Спасибо за статью!
кипчак
Типичный "герой" На таких вся незалежнисть держится. Судя по массовым поддержкам в разных городах .
кипчак
Почему умные люди реально оценивают США, а малограмотные ее обожествляют? Вопрос А.Вассерману.
кипчак
Теперь понятно, почему столько молодежи шляется по митингам на просторах бывшего СССР - США долларов не жалеют. Они их никогда на свои грязные делишки не жалели, о чем идет речь в книге "Невидимое правительство" . До ее прочтения не было сомнений, что США гадость, а после утвердилось мнение что это гадость-гадость. Хотя речь идет только о событиях 50-х, 60-х годах 20 века, но этого вполне достаточно, чтобы сравнить с сегодняшним днем и представить, что все те же фальшивые письма, лживые заверения с высоких мировых трибун, вербовка предателей, податливых политиков. Хорошо, что информация собрана в одну небольшую книгу - действует как ударная доза для просветления сознания.
кипчак
Чем меньше будут шляться - здоровее будут. Пока висел железный занавес, в СССР не каждый знал слово "наркотики", проституция порицалась, а об игорных домах знали только по обличающей Запад хронике - ведь известно, что все эти "бизнесы" курируют мафиози и прочая нечисть.
Юрий
зато бандерлоги живут
кипчак
Учитывая, что Трампа вырубали из соцсетей и блокировали аккаунты его сторонников, то при таком подходе, президентом ему больше не быть. Сейчас же как - если бы не СМИ и не соцсети, то даже в Киеве не каждый в 2013-14 гг. знал бы, что началась "революция" и она бы быстро сдулась. Так и в США, кто постарше, имеют одни взгляды на будущее ,скорее всего их возмутила грязная, нечестная предвыборная игра и результат, кто помоложе и при деле (имеют доход и работу) или бояться говорить правду, или, могу предположить, не смотрят телевизор и правды не знают, не знают , что у них в США происходит, или там им правду не показывают(как на украинских оставшихся телеканалах). Вот такое мое мнение рядового (пересичного) украинца. Так я еще пытаюсь искать информацию и думать, а у других(многих) на это нет ни времени, ни желания, ни элементарных знаний, чтобы сложить информацию в логическую цепочку событий.