СОБЫТИЯ В ГРЕЦИИ МОГУТ ПОЙТИ ПО КИПРСКОМУ ИЛИ АРГЕНТИНСКОМУ СЦЕНАРИЯМ
Геополитикаgpolitika.com24 марта 2015

СОБЫТИЯ В ГРЕЦИИ МОГУТ ПОЙТИ ПО КИПРСКОМУ ИЛИ АРГЕНТИНСКОМУ СЦЕНАРИЯМ

Позицию нынешнего правительства Греции по вопросам будущего страны можно охарактеризовать словами «ни войны, ни мира», если под войной понимать выход Греции из еврозоны, под миром — продолжение пребывания в зоне евро. Возможен, впрочем, отход от жёстких рекомендаций внешних кредиторов безотносительно к положению Греции в ЕС. О выборе последнего варианта говорит, в частности, проведение новым правительством Греции закона о борьбе с бедностью, который предусматривает ряд социальных мер на общую сумму в 200 млн. евро. Закон планирует выделение малоимущим продовольственных талонов и бесплатного электричества, и, что примечательно, принятие данного закона не согласовывалось с внешними кредиторами. Этот закон вызвал бурную реакцию в Брюсселе (Европейская комиссия), Франкфурте (Европейский центральный банк), Вашингтоне (Международный валютный фонд). А немецкая Bild назвала принятый закон «объявлением войны европейским кредиторам».

Можно ожидать, что в ближайшие дни (максимум недели) произойдёт одно из двух: либо Афинам придется отозвать закон о борьбе с бедностью, либо со стороны «Большой тройки» (ЕК, ЕЦБ, МВФ) последуют карательные акции в отношении Греции. Цена закона (200 млн. евро в год) невелика, но это прецедент, который может вдохновить на новые акции неповиновения и Грецию, и других должников «Большой тройки» в Европе.

Противостояние с «Большой тройкой» будет для Афин тяжёлым, но отнюдь не безнадежным. Тому есть по крайней мере две причины.

Во-первых, на Брюсселе, Франкфурте и Вашингтоне свет клином для греческого правительства не сошёлся. Афины могут и должны искать решения за пределами еврозоны и ЕС. Например, Венесуэла оказалась под сильным финансово-экономическим прессингом США. На днях стало известно, что Китай предоставляет этой стране долгосрочный кредит на 10 млрд. долл. для развития нефтедобывающей промышленности. Греция может получить хороший импульс развития от сотрудничества с Россией. Даже отказ Греции от участия в экономических санкциях против России уже вдохнул жизнь в экономику страны, особенно в сельское хозяйство. Как сообщалось, в начале апреля греческий премьер Алексис Ципрас должен приехать в Москву.

Во-вторых, позиции «Большой тройки» становятся всё более шаткими. Да, уровень государственного долга Греции действительно высок – 170% ВВП (2014 г.), но во многих странах Евросоюза картина не намного лучше. Например, в 2013 году в Италии этот показатель был равен 132,6%, в Португалии – 129,0% ВВП.

При оценке ситуации важно учитывать не только показатель государственного (суверенного) долга, но и общую картину внешнего долга. И хотя внешний долг Греции действительно велик (в конце 2012 года он составил 234% ВВП), греки уступают здесь пальму первенства многим другим странам ЕС. Вот относительные показатели внешнего долга по некоторым странам Старой Европы (% ВВП): Швейцария – 417; Великобритания – 396; Нидерланды – 360; Бельгия – 338; Франция – 236; Португалия – 232. Да и у локомотива ЕС Германии внешний долг неслабый – 159%.

При таком финансово-долговом раскладе Брюссель (ЕС), Франкфурт (ЕЦБ) и Вашингтон (МВФ) вряд ли рискнут принять в вопросе о греческом долге резкие решения. Ведь ответом на них может стать объявление дефолта по государственным обязательствам Греции, сумма которых около 320 млрд. евро. Этого вполне достаточно, чтобы вызвать цепную реакцию банкротств европейских банков и компаний, что в свою очередь может спровоцировать государственные дефолты и падение карточного домика под названием «Европейский союз».

И Афины, и Брюссель судорожно ищут нестандартные пути выхода из сложившейся ситуации. Неожиданно в Европейской комиссии вспомнили о Кипре, вернее о том, как там два года назад спасали банки. Почему бы не взять на вооружение при решении сегодняшних проблем Греции опыт Кипра 2013 года? Напомню, что в результате реструктуризации долга Греции в 2012 году сильно пострадали те банки, компании и фонды, которые были держателями крупных пакетов долговых бумаг Казначейства Греции. Тогда и было принято решение о «дисконтировании» примерно наполовину требований держателей греческих бумаг. Это сильно ударило по кипрским банкам. Ни Центральный банк Кипра, ни ЕЦБ, ни ЕК не собирались помогать банкам островного государства. «Большая тройка» решила спасти банки за счет вкладчиков (держателей депозитных и иных счетов). Фактически это была конфискация денег клиентов (см. подробнее в моей статье «Конфискация банковских депозитов как глобальная перспектива»).

Сегодня греческие банки находятся в таком же плачевном состоянии, как банки Кипра в конце 2012 – начале 2013 года. В их активах – большие пакеты греческих долговых бумаг, которые стремительно обесцениваются. Правительство Греции спасти эти банки не в состоянии. Председатель ЕЦБ Марио Драги заявил, что под государственные долговые бумаги Греции он рефинансировать греческие банки не будет. Однако и пустить процесс банкротств греческих банков на самотёк нельзя: рикошетом это может ударить по банковским системам соседних стран. И тут вдруг в марте Европейская комиссия предлагает ввести в Греции контроль над трансграничным движением капитала. Ещё недавно свобода трансграничного движения капитала считалась краеугольным камнем и основной догмой финансового либерализма. МВФ и США строго обходились с теми государствами, которые осмеливались нарушать этот принцип.

А теперь всё начинает напоминать кипрский сценарий. Там весной 2013 года также были введены жесткие ограничения на движение капитала. Сделано это было ради того, чтобы клиенты кипрских банков не смогли уклониться от выполнения «священного долга» по спасению банков. Думаю, тот же мотив присутствовал в мартовской инициативе ЕК по Греции. Отток депозитов из банковского сектора Греции за пределы страны увеличивается, в отдельные дни он достигает 350-400 млн. евро. Заявление ЕК о возможных валютных ограничениях лишь ускорило бегство денег. Впрочем, по правилам ЕС введение валютных ограничений может происходить лишь по решению государственных властей стран-членов. Афины пока о таком варианте не заявляли. Тем временем бегство из Греции денег вкладчиков продолжается и риск массовых банкротств греческих банков растёт. Кипрский сценарий в Греции ещё возможен до конца весны, но через несколько месяцев будет поздно — депозиты будут обнулены.

Есть, правда, у «Большой тройки» ещё одна идея, а именно: окончательно поставить Грецию на колени. Суть идеи проста – подвергнуть ревизии реструктуризацию греческого долга, которая была проведена в 2012 году. Напомню, что в 2011 году Греции была обещана программа помощи «Большой тройки» на общую сумму в 130 млрд. долл. Условием предоставления помощи было проведение реструктуризации государственного долга Греции. Реструктуризация распространялась лишь на ту часть долга, которая была оформлена в виде казначейских облигаций и держателями которых были частные структуры. Крупнейшие западные фонды и банки согласились на списание 53,5% основной суммы долга по бумагам, что эквивалентно 107 млрд. долл. Это была самая большая в истории реструктуризация государственного долга. А после этого долговая петля на шее Греции затянулась ещё туже: в 2012 г. уровень государственного долга был 157% ВВП, а в 2013 г. он подскочил до 175%.

Греческая реструктуризация происходила на фоне драматических событий в другой части света – в Аргентине. Эта страна в прошлом десятилетии также провела реструктуризацию своего государственного долга, но через некоторое время выяснилось, что небольшая часть держателей аргентинского долга, не согласившаяся на условия реструктуризации, стала разрушать достигнутые договорённости. Дело дошло до суда, а в 2012 году схема реструктуризации долга Аргентины, успешно работавшая в течение нескольких лет, стала разваливаться под ударами «финансовых стервятников» — тех инвесторов, которые скупают долговые бумаги на рынке за копейки, а затем через суды США и Великобритании требуют выплат по номиналу, то есть в размере 100%. Такое явление получило название «правого империализма». Сегодня «финансовые стервятники» загнали Аргентину в угол, борьба перешла в очень острую фазу.

Нельзя исключать применения подобных методов давления и на Грецию. В 2012 году «Большая тройка» проигнорировала мнение небольшой группы частных инвесторов, которые не согласились с условиями реструктуризации (по нашим оценкам, на них пришлось не более 3% греческого долга), но в 2015 году ситуация может резко измениться. Можно ожидать, что «обиженные» инвесторы вдруг получат возможность высказать свое возмущение через СМИ и им услужливо распахнут двери европейских судов и адвокатских контор. В случае вынесения судебных вердиктов в пользу «обиженных» инвесторов всё может вернуться на круги своя, и к нынешнему долгу Греции в 320 млрд. евро будут приплюсованы списанные ранее 107 млрд. евро. Государственный долг Греции в этом случае приблизится к 230 % ВВП.

Я не утверждаю, что всё именно так и будет, но вероятность повторения в Греции аргентинского сценария достаточно велика. Греческому правительству можно лишь пожелать внимательно изучать опыт Аргентины, вынужденной бороться с международными финансовыми хищниками, вновь столкнувшими страну в долговую яму, из которой она начала было успешно выбираться.

Валентин Катасонов.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Отож
Верховный Главком - допризывник-уклонист,по сути - дезертир. Но "Мальбрук в поход собрался". Когда 9 Мая посмотрел военные парады 9 Мая,стало ясно,что лучше он назначил бы Главкомом Мендель на полставки.
гость
В 1990ых Дж.Мур обозначил концепцию стратегического планирования бизнес-экосистемы, которая с тех пор широко применяется в сообществе фин. и цифр.технологий. Основное определение взято из статьи Мура "Хищники и жертва: новая экология конкуренции" (англ. Predators and Prey: A New Ecology of Competition).
ЛУНА-2
Её добывали мы кровью. Ковали Победу в боях. Теперь же пытается кто-то Сыграть на солдатских костях. Мы все воевали за Родину. Мы были одной семьёй. Не вытравить чувство гордости За нашу Победу в войне Теперь же её пытаются На Украине отнять. Бандеровской власти выгодно историю переписать. С Днем Нашей ПОБЕДЫ,ребята! Когда- нибудь мы победим И Украину навечно от нечисти освободим.
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.